Saturday 16.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Мегаломания Нетаниягу еще убьет нас всех

    По вечерам граждане Израиля лицезреют, разумеется, в часы максимального рейтинга, выступления премьер-министра Биньямина Нетаниягу и его обращения к народу. Почти ежедневно Нетаниягу выходит в эфир и объявляет о новых ограничениях на экономическую деятельность перед лицом эпидемии коронавируса. Обычно он сопровождает свое высокопрофессиональное выступление словами ободрения, лично демонстрируя, как нужно себя вести (например, как сморкаться в салфетку) во время эпидемии.


    Нетаниягу всегда красноречив, бодр, смотрит прямо в камеру, четко и ясно произносит каждое слово. Большинство граждан чувствуют себя очень уверенными оттого, что у нас такой опытный и не теряющий самообладания премьер-министр, который управляет страной во время коронавируса. Эти ежедневные выступления усиливают позиции Нетаниягу и укрепляют его культ личности. «Я — единственный, вы без меня пропадете. Кроме меня, никто не в состоянии стоять во главе государства,» — этот скрытый посыл всегда исходит от его слов.

    Любой, кто знаком с основами антикризисного управления, скажет вам, что именно в этом и состоит проблема. Нетаниягу управляет этим кризисом один. У него нет рабочих групп, у него даже нет управленческого персонала в офисе премьер-министра. Напомним, что министерство главы правительства работает без постоянного гендиректора уже несколько месяцев. Нетаниягу управляет этим кризисом в одиночку, самостоятельно принимая все важные решения, которые касаются здоровья израильских граждан и их экономического будущего.

    В одиночку Нетаниягу ведет процесс принятия решений хаотично. Каждую ночь принимаются новые решения, порой противоречащие тем, которые были приняты накануне. Если для борьбы с эпидемией и существует какая-то стратегия, ее не видно. Введенным мерам не дают доказать свою эффективность, заменяя их новыми, более строгими и истеричными.


    В одиночку Нетаниягу приближает Израиль к самому экстремальному сценарию — полной (или почти полной) остановке израильской экономики. Министерство здравоохранения в истерике, оно настаивает на том, что это — единственно возможное решение, и Нетаниягу, хорошо разбирающийся в экономике и обычно дисциплинированный в управлении чрезвычайными ситуациями, поддерживает позицию минздрава. Уже дважды Израиль был на миллиметр от введения полного карантина, и только массированное давление управляющего Банком Израиля Амира Ярона и бюджетного департамента минфина это остановило.

    Есть много профессиональных мнений о том, что такие крайние меры вообще не нужны; что первоначальные (и очень успешные) меры, принятые министерством здравоохранения, устраняют необходимость в закрытии всей экономики. И самое главное, что есть альтернатива – увеличение анализов на коронавирус, что позволит намного эффективней определять носителей вируса и освобождать из домашнего карантина тех, кто здоров. Это может избавить нас от необходимости ужесточения мер по изоляции — достаточно лишь соблюдать дистанцию при общении с людьми — не говоря уже о предотвращении колоссального ущерба экономике.

    Альтернативу не проверили

    Нобелевский лауреат Майкл Левитт, который консультирует правительства Китая и Италии по урегулированию кризиса коронавируса, рекомендовал Нетаниягу альтернативные варианты для Израиля. Тем более, что апокалиптические сценарии, которые нам подсовывает минздрав (от 8 600 до 21 600 умерших в ходе эпидемии), выглядят высосанными из пальца с целью запугать общественность.

    Даже при ужасающих масштабах эпидемии в Китае (около 50 миллионов человек живут в провинции Хубэй, прибавьте к этому полное замалчивание и халатность властей в начале эпидемии) там умерло 3400 человек. По оценкам некоторых других государственных органов, в Израиле число умерших будет варьировать от 70 до 1300 (максимум). А Левитт утверждал, что число умерших не должно превышать десяти человек.

    Диапазон оценок свидетельствует о том, что можно подвергать сомнению рабочие предположения минздрава, и даже сделать вывод, что закрытие всей экономики страны не является единственным выходом. Нетаниягу, бесстрашный лидер, который самостоятельно принимает все решения, этого не сделал.


    Если вы думали, что Израиль, имеющий опыт многочисленных чрезвычайных ситуаций – войн, интифад и т.д., будет более подготовлен (по сравнению с любой другой западной страной) к сценарию отключения экономики, вас ждет разочарование. На основные вопросы об управлении экономикой в условиях комендантского часа ответов нет.

    Например, какие предприятия жизненно необходимы и должны оставаться открытыми. Перепуганные правительственные чиновники обнаружили, что даже такие организации, без которых невозможно представить себе современную жизнь (банки, фондовая биржа, страховые компании) не определены, как жизненно важные. Более того, нет никаких нормативных актов или законов, которые определяют, кто является жизненно необходимым, а кто — нет.

    Гибкое определение жизненно необходимых услуг


    В целом, это определение оказалось очень гибким, особенно под политическим давлением. Кнессет, самый важный институт демократии, особенно в период кризиса, был закрыт из-за чрезвычайного положения. Но, конечно, правительственные ведомства и министерства были освобождены от этих директив. Строительную отрасль освободили от запрета на работу, ведь работа под открытым небом не предполагает ограничения до десяти работников. С другой стороны, службы, необходимые для людей, которые оказались взаперти у себя дома (компании мобильной связи, техническая поддержка связи и интернета, НКО, которые оказывают помощь пожилым людям на дому и т.п.), не нашли себе покровителей и не попали в список жизненно необходимых услуг.

    Более того, полный комендантский час, если мы все-таки докатимся до этой меры, потребует чрезвычайной технической готовности, это — сложнейшая логистика. В разных городах должны быть развернуты отделения неотложной помощи, с ними должна быть связана целая система оказания помощи на дому людям, которые закрыты в карантине.

    Их надо обеспечивать едой и предметами первой необходимости, либо организовать закупку в магазинах в определенные часы. Нужно навещать пожилых людей на дому и управлять системой неотложной помощи на уровне местных органов власти. А в этих органах, которые тоже находятся в бедственном положении после того, как были заморожены выплаты городского налога бизнес-клиентами, вообще не велось никакой подготовки к чрезвычайной ситуации.

    В Израиле существует только один орган, который умеет управлять страной в чрезвычайных ситуациях: у него миллиардный бюджет, огромный опыт управления экономикой, он знает, как работать с местными властями, и уже проводил немало учений. У него есть все шансы справиться с эпидемией. Это — Служба тыла. Единственный орган, который должен управлять нынешней ситуацией. Непонятно, почему он до сих пор не задействован...

    Ни у кого нет ответа на этот вопрос, но широко распространено мнение, что это не просто халатность со стороны премьер-министра. По-видимому, это — осознанный выбор: передача управления кризисом Службе тыла лишит Нетаниягу монопольных полномочий по принятию решений. Он будет вынужден передать часть полномочий организованной и отлаженной структуре, непосредственным начальником которой является министр обороны (Нафтали Беннет).

    Нетаниягу, который каждый вечер выходит в свет прожекторов и демонстрирует свои блистательные лидерские качества перед телекамерами, предпочитает наносить ущерб Государству Израиль во время самого сложного кризиса за последние десятилетия в погоне за личной выгодой и политическими дивидендами.

    Мейрав Арлозоров, TheMarker, Ц.З.

    Фото: Эмиль Сальман˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend