Thursday 28.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Маршак переводил на русский, а его переводили на иврит

    В этот день 133 года назад, 3 ноября 1887 года, в Воронеже родился замечательный поэт и переводчик Самуил Яковлевич Маршак. В СССР его стихи знали абсолютно все – их включали в учебники «Родной речи» и издавали массовыми тиражами. И, конечно, советским людям в голову не могло прийти, что автор «Мистера Твистера» и «Сказки о глупом мышонке», лауреат Ленинской и четырех Сталинских премий, в молодости был горячим приверженцем сионизма, восторженно описывавшим пейзажи Эрец-Исраэль и оплакивавшим Теодора Герцля.


    С тех пор, как СССР прекратил свое существование, о еврейской теме в творчестве Маршака написано уже немало. Сам же поэт сделал все возможное, чтобы ему не припомнили «грехов молодости». Когда в начале 60-х Арон Вергелис, главный редактор журнала «Советиш геймланд», преподнес Маршаку в подарок редкое издание – его сборник «Сиониды», написанный по следам поездки в Палестину в 1912 году – поэт был скорее встревожен, нежели обрадован. «Голубчик, неужели я не все уничтожил?» – спросил он, в замешательстве листая собственную книгу.

    И это несмотря на то, что тогда Маршак уже начал освобождаться от леденящего страха, сковывавшего всю страну в течение десятилетий. Он выступал за публикацию повести Александра Солженицына «Один день Ивана Денисовича» и положительно отзывался о ней в прессе, он взывал к совести директора издательства «Художественная литература» Валерия Косолапова, расторгнувшего договоры с Иосифом Бродским.

    Хотя и в самые мрачные времена Маршак оставался верен себе. В 1938 году, когда часть сотрудников возглавляемого им ленинградского отделения «Детгиза» были арестованы, он добился приема у генерального прокурора Андрея Вышинского и потребовал их освобождения. В 1949 году, когда арестовали Льва Гумилева, Маршак уже не рискнул обращаться в правоохранительные органы – то было время борьбы с космополитами, он и сам был на прицеле. Но все равно Маршак не остался безучастным к судьбе сына Анны Ахматовой – с просьбой о помощи он пошел к руководителю Союза писателей СССР Александру Фадееву.


    В послевоенные годы Маршак переводил деньги на создание интернатов для еврейских детей-сирот в Литве. Он также жертвовал средства на их последующую переправку в Польшу, и оттуда – в Палестину. Но, разумеется, все это делалось на условиях строгой анонимности.

    В молодости Маршак переводил с иврита на русский стихи Бялика и других еврейских поэтов. Тогда он и не предполагал, что многие его произведения с течением времени зазвучат на иврите. А именно это и произошло. Стихотворения «Почта» и «Вот какой рассеянный» перевела Лея Гольберг, «Вчера и сегодня» – Бен-Цион Томер, «Мистера Твистера» – Хая Кадмон, а скромный «Багаж» выдержал аж пять переводов в исполнении пяти различных поэтов. Отрывки из воспоминаний Маршака «В начале жизни», которые опубликовал в 1960 году журнал «Новый мир», появились на иврите на страницах газеты «Давар». А в стихах Маршака о Палестине забавно обнаружить арабские слова, ставшие частью современного израильского сленга – например, «мабсут», что значит «доволен», «счастлив».

    Самуил Маршак скончался в 1964 году, когда ему было 76 лет. Уходя из жизни, он попросил своего сына Иммануэля прочитать над ним молитву – «Шма, Исраэль».

    Борис Ентин, «Детали»˜
    На фото: молящиеся у Стены плача, начало 20 в. Wikipedia public domain.
    На фото: С.Я. Маршак, 1934. Wikipedia public domain

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend