Thursday 26.05.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Марат-Гельман-иноагент-галерея-бот-выставка-Третьяковка
    Марат Гельман. Фото из личного архива

    Марат Гельман, иностранный агент: «Ситуация в России перестала быть политически нравственной»

    Внешней агрессии России предшествовал активный поиск внутреннего врага. Сегодня в России «иностранными агентами» признаны 80 некоммерческих организаций, 37 медийных площадок, 75 физических лиц и 6 незарегистрированных общественных объединений. «Иноагент» - это еще не сталинский «враг народа», но уже по пути к нему.


    Галерист, арт-директор форума «Слово Ново» Марат Гельман был внесен с список «иноагентов» за два дня до Нового Года. Он рассказал «Деталям», что значит быть иноагентом, как в России «укрепляют духовные и нравственные ценности», и каким будет следующий шаг в развале этой империи.

    - Ваши первые ощущения, когда узнали, что вы - иноагент?

    - Как будто ещё один День рождения. Это было 30 декабря. Все друзья и бизнес-партнёры звонят, поздравляют. Журналисты обо мне вспомнили, в «Art newspaper» и в «Journal of Art» вышли большие публикации обо мне. Из США позвонили, сказали, что пора сделать выставку.


     - Но вот праздник закончился и начались будни. «ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО…» - эту плашку вы теперь ставите в каждом посте в фейсбуке, даже в каждом комментарии. Какие эмоции вы испытываете?

    - Никаких.

     - Не злит, не бесит?

    - Нет. У меня уже давно в отношениях с государством никаких эмоций нет, мне всё понятно. Вот для медиа и профессиональных журналистов это, конечно, серьёзная проблема. По закону, перед каждым материалом ты должен шрифтом, вдвое больше, чем основной текст, писать этот бред. Это мешает читать материал. А кроме всего прочего, они зависят от рекламодателей, которые так или иначе связаны с государственными деньгами, с государственным бизнесом, и соответственно возникает проблема с размещением рекламы.


    - Вы опротестовали решение. Какие перспективы?

    - Никаких перспектив нет, кроме одной: узнать что мне «шьют», получить формулировки, почему я являюсь иноагентом.

    По закону российскому, ты - агент, если высказываешься на политические темы и получаешь какие-то иностранные деньги. Я высказываюсь у себя на Фейсбуке. У меня 60 тысяч подписчиков, но никакого финансирования из иностранных источников, конечно, нет. Я не зарабатываю журналистикой. Я просто пишу то, что думаю, у себя на странице. Понятно, что цель этого «великого замысла» маркировать людей, которые мыслят не в унисон с властью. Некоторые люди убеждены, что Путин искренне уверен, будто все, кто против него финансируются Западом.


    Я хочу стать действительно иноагентом для этой власти. И я наконец понял, какой страны: я хочу стать агентом Украины. Любая помощь Украине, гражданам, армии - это и помощь России. Я не смелый, я боюсь. Но больше всего боюсь, что Путин запустит ядерную войну. Ну или начнёт ядерный шантаж. Как в детстве. Надо попытаться остановить.

    - Статус иностранного агента ведь изначально был введен для некоммерческих организаций?

    - Некоммерческих правозащитных организаций. Власть Путина права человека игнорирует, поэтому всех, кто права защищает, эта власть определяют врагами. Первым стал фонд Зимина “Династия”. Сегодня в списке уже 80 организаций. Власть, очевидно, осталась довольной, как работает эта метка, и год тому назад данный положительный опыт решили продолжить. Статус иноагента стали получать независимые от государства медиа: «Медуза», «Дождь», «Медиазона», «Republic». За ними последовали физические лица, среди которых большинство - журналисты. А в декабре статус иноагента получили писатель Виктор Шендерович, художник Надя Толоконникова и я.

    - На ваших проектах в России это отразилось?

    - Скажу осторожно: пока не отразилось, а вот на мое желание инициировать новые проекты повлияло. С проектами, которые уже запущены, пока всё нормально, но, если они сорвутся, мои контрагенты пострадают от этого больше, чем я.

    - Несмотря на это, что вы остаетесь жить в Москве…

    - До конца года мы точно в Москве. Ребенок пошел в школу. Думаю, что новых проектов в России я запускать не буду.

    В моей жизни отношения с властью занимают не самое главное место. Жизнь - она гораздо шире и, собственно говоря, Россия для меня - скорее Третьяковская галерея, чем Кремль. В этом смысле я вижу одной из своих миссий продвижение русского искусства в Европе, в мире.

    - Два года назад вы подарили Третьяковскому музею огромное количество работ из своей коллекции.

    - Это было такое символическое возвращение. Политика Третьяковки по отношению к современному искусству начала меняться. А это, безусловно, очень важно для художников. Еще прежде я им подарил для большого проекта инсталляцию «Синих Носов». И решил сделать музею достаточно щедрый подарок - «Дар Марата», 200 работ.  Среди них работа Кабаковых "Игра в теннис", работы художников 90-х Кулика, Дубосарского, Виноградова, Мамышева-Монро, Гоши Острецова. Там было украинское искусство, казахское искусство…

    В нашей жизни за пределами России у нас два топика: наша жизнь здесь, и наши отношения с Россией. Но надо двигаться вперёд, а не пытаться вернуть то, что мы потеряли.

    - Под словом двигаться россияне сегодня все чаще подразумевают эмиграцию: кто-то уходит во «внутреннюю», а кто-то покидает Россию. Для многих это очень нелегкий шаг.

    - Сегодня мы можем говорить о русской культурной эмиграции как о явлении. Многие русские художники, писатели, музыканты переехали, живут за рубежом. Собственно наш форум «Слово Ново» был создан на этой волне. Мы думаем о том, как сделать, чтобы для художника эмиграция была не трагедией, а стала неким творческим приключением. Надо помочь людям творческих профессий продолжать заниматься любимой профессией. Об этом мы собираемся говорить на нашем следующем форуме русскоязычной культуры «Слово Ново» в Тель-Авиве, в музее еврейского народа АНУ.

    - А тем временем в России обсуждают проект указа по сохранению и укреплению традиционных российских духовных и нравственных ценностей...

    - Законопроект этот - глупость, которая отражает то, что происходит в стране. Чиновники пытаются ограничить свободу художника. Для них искусство - правонарушение, которое нужно обложить законами: не оскорблять чувства верующих, не делать того, не делать другого... Министерство культуры теперь станет идеологическим отделом, а культура - способом трансляции в общество некой господствующей идеологии.

    Но главная цель - снова ввести цензуру. Культурная политика - не художественная политика. Министерство вообще не должно заниматься выработкой идеологии и философии каждого отдельного института.

    - Если это свободное общество

    - Нам пока ещё везёт в том, что у них нет единого мнения. Иначе не было бы никаких возможностей у Кирилла Серебренникова, у Дмитрия Крымова вообще что-либо делать. Наше счастье, что они еще не договорились.

     - Получив статус иноагента, вы стали заметно смелее высказываться о власти и происходящих событиях. Где та «красная черта», которую вы не переступите?

    - Теперь, когда понимаешь, что тебя читают «под лупой», главная красная линия, это - российское законодательство. А в нем, например, предусмотрено уголовное преследование за призывы к нарушению территориальной целостности страны, под которые подпадают призывы вернуть Крым. Или такой очень интересный закон об оскорблении государственных служащих. То есть, если вора назвать вором, он же может оскорбиться! Соответствующие законы приняты Думой и утверждены президентом. Правосудия у нас нет, и в соответствии с этим я выверяю свои тексты…

    - …И ставите плашку.

    - И ставлю плашку. Надо же соответствовать статусу. Все шутили, что иноагент, это как награда, как признание заслуг, гордиться надо, и вот сегодня я подумал, как хорошо, что эта власть меня вслух назвала своим врагом! Не знаю только какой страны иноагентом я являюсь. Черногория слишком маленькая, в ней и разведки своей, наверное, нет.

     - А Израиль не рассматриваете?

    - В Израиле я денег-то не получал. В Черногории три года у меня была зарплата. А в Израиль, наоборот, деньги переводил, когда моя мама лечилась. Мамы выздоровела, и я себе сказал, что этой стране я должен. Надеюсь, в этом смысле «Слово Ново» в Тель-Авиве станет правильной компенсацией.

    - А вы слышали о недавней израильской истории, из разряда «художник и власть»? Мэр города снял с выставки одну из картин, посчитав её не политкорректной. После этого остальные участники выставки сняли свои работы, куратор уволилась и выставку пришлось закрыть.

    - Периодически такие вещи случаются даже в Нью-Йорке. Это нормально и говорит о том, что художественная ситуация жива.  В ней идет диалог между обществом и художником, и иногда этот диалог происходит на повышенных тонах. А вот в Москве таких скандальных случаев больше нет. Художникам просто негде выставить их острые работы.

    - Вы выражали сожаление в своём сотрудничестве с властью в прошлом. Какова доля вашей ответственности?

    -Это тяжёлый вопрос. Речь идёт о трёх сюжетах, в которых я принимал участие. Первый - выборы президента в 1996 году, когда была угроза того, что победят коммунисты. Тогда казалось, что цель оправдывает средства. Один раз мы «нагнули» СМИ - и оказалось, очень удобно контролировать средства массовой информации! А далее уже пошёл процесс удушения свободных медиа. Разгром НТВ в 2001 году был пиком этого процесса. Мы ошиблись.

    Второй сюжет - это, собственно говоря, выборы президента, когда я был руководителем штаба Союза Правых Сил (Кириенко, Немцов, Хакамада). Эта политическая сила поддержала на выборах Путина. Были люди, которые нас предупреждали, что КГБ всегда остается КГБ - но мы от этого отмахнулись.

    И третий сюжет состоялся в 2008 году, в медведевскую «оттепель», когда я был членом Общественной палаты. Тогда мы поверили в модернизацию, положили на алтарь власти свою репутацию, открыто призывали поддерживать проект культурный Альянс. Вот три сюжета. Для самого себя я вижу те моменты, в которых мог бы, условно говоря, засомневаться правильности собственных действий. Но я не засомневался.

    - Но, в принципе, можно ведь говорить о коллективной ответственности?

    - Трудно представить нравственность коллектива. Нравственность, это - очень личное. Ведь речь идет о главных вопросах, которые не лежат в политической плоскости, борьбы за власть, выборов... Нравственные вопросы: не укради, не убий... Они решаются человеком для самого себя, персонально.

    И ситуация сейчас в России перестала быть политически нравственной. Сейчас такой период, когда главное в России, это сохранить себя - и физически, и нравственно. Сейчас у меня такой период, я отвечаю только за себя. Для меня это является маркером времени. Реальная политика в России закончилась.

    - И началась агрессия.

    - Само по себе признание ОРДЛО можно было бы считать приведением юридической реальности в соответствие с фактическим положением вещей. «Как с Абхазией». И, по отношению к жителям, желающим любой, но определенности, гуманным шагом. Но в связи с речью Путина становится понятно, что сами ДНР и ЛНР - лишь повод для агрессии. Понятно, что следующий шаг - отвоевать всю Донецкую и всю Луганскую область. И потом съесть Украину по частям.  Но есть историческая логика в действиях Путина. Империя сама себя не развалит окончательно, и Путин тут инструмент истории. И достаточно успешный.

    - Вы писали, что власть должна сама совершить какую-то глупость, чтобы приблизить свой конец. Может быть, сейчас именно такой момент?

    - Путин консолидирует всех на борьбу с империей и форсирует ее конец. Формула «есть Путин - есть Россия, нет Путина - нет России» очень точна: то есть он и есть главный враг России. Его речь - это детальное объяснение, почему нет никаких вариантов империи сохраниться. Останавливаясь на подробностях, он объяснил, что рано или поздно это случится. И желая остановить естественный ход вещей он его лишь ускоряет. Колесо истории в обратную сторону не крутится. Есть глобальные, исторические процессы, которые происходят со всем человечеством и, рано или поздно, Россия в эти процессы вольется. А развал империй, это - общий, необратимый процесс.

    Марат-Гельман-Третьяковка-иноагент-Россия
    Марат Гельман. Фото из личного архива

    Мы, вроде про Путина всё понимаем, про тоталитарное общество, которое он строит, про силовиков, но неприятность заключается в том, что общество с этим согласно. И это главное препятствие для построения прекрасной России.

    - Бот «Марат Гельман» с вами согласится?

    - Конечно, ведь он обучаемый искусственный интеллект со встроенными данными обо мне, самыми полными: в нем моя биография, все мои интервью, весь мой фейсбук.

    - Как вам пришла идея создать его?

    - Меня уговаривали написать автобиографическую книгу. Но я подумал, что это банально - все пишут книги, и у всех замечательно получается. И я решил сгрузить все, что я бы хотел написать в книге, в такую обучаемую машину. Скоро он станет умнее меня и даже будет знать 7 языков. У него уже был баттл в Яндексе против Алисы. А журнал «Зима» взял у него интервью. По пяти первым ответам на вопросы и не поймешь, что с тобой машина разговаривает.

    - Вы быстро реагируете на все новое, взять хотя бы NFT - что привлекает вас в этой технологии?

    - Прежде рынок отвергал цифровое искусство потому, не было протокола, подтверждающего подлинность оригинала. Теперь NFT фиксирует этот статус, позволяя говорить о штучном произведении. Цифровые художники выходят на рынок и приносят с собой новые маркетплейсы, модернизацию самой рыночной среды и другие критерии в искусстве. За этими революционными процессами очень интересно наблюдать.

    - Один из ваших знаменитых тезисов: «Скептики будут посрамлены». И в роли иноагента вы продолжаете быть оптимистом?

    -У меня вообще такой образ. С одной стороны, я очень прагматичный, успешный, а с другой стороны - идеалист, и даже наивный. Но на самом деле этот скептицизм скептиков мне помогает. Пытаясь его преодолеть, я нахожу новые ресурсы, новые аргументы для продвижения своих проектов. Так что я всю мою жизнь посрамляю скептиков.

    Елена Шафран, «Детали». Фото - из личного архива, предоставлены Маратом Гельманом

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    "Заповедник": сатирическое шоу

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend