Tuesday 18.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Томер Аппельбаум
    Фото: Томер Аппельбаум

    Мания величия политиков или стремление подготовить себе теплые места в бизнесе?

    Три месяца назад антимонопольное ведомство начало расследование в отношении руководителей компании «Ха-мемад ха-хамиши», подозреваемых в мошенничестве. Компания рухнула еще в 2018 году, но отчет государственного контролера, в котором содержались соответствующие данные, был опубликован только год спустя.


    Госконтролер заподозрил руководство «Ха-мемад ха-хамиши» в попытке обманным путем выиграть объявленный полицией конкурс. Прошло еще несколько лет, и расследованием этого дела занялось антимонопольное ведомство. Большинство бывших руководителей компании уже допрошены в качестве подозреваемых.

    Бывший председатель совета директоров компании, нынешний министр обороны Бени Ганц, не был вызван на допрос. Он не проходит подозреваемым по этому делу, поскольку, судя по всему, не принимал никакого участия в подготовке к конкурсу, объявленному полицией.

    Это спасает Ганца от уголовного преследования, но вызывает вопросы относительно его способности к руководству. И вообще, пребывание в должности председателя совета директоров рухнувшей компании, заподозренной в мошенничестве, является несмываемым пятном на его биографии.


    Ганц не одинок. Его предшественник на посту начальника генерального штаба ЦАХАЛа Габи Ашкенази был председателем совета директоров другой компании. Его пребывание в этой должности завершилось представительским иском от имени введенных в заблуждение инвесторов. По решению суда, страховые компании выплатили истцам компенсации в размере 4,5 млн. шекелей.

    Факты неопровержимо свидетельствуют: пребывание на посту начальника генштаба не является достаточной подготовкой для руководящей работы в сфере бизнеса. Двое из трех последних начальников генштаба потерпели на этом поприще сокрушительный провал. Третий сделал для себя надлежащие выводы и даже не пытался стать бизнесменом.

    На самом деле, бывшие генералы, генеральные инспекторы полиции и министры не имеют навыков, необходимых для руководства бизнесом. Мы попытались вспомнить имена министров, совершивших успешный переход к предпринимательской деятельности. Поскольку миллионы шекелей, заработанные 21-летней дочерью министра, не считаются коммерческим успехом, открыть список именем ее отца мы не смогли. Найти другие подходящие для этого кандидатуры мы тоже не смогли.

    Миллионы шекелей, заработанные Дани Наве на посту председателя страховой компании «Клаль битуах», тоже вызывают большие сомнения. Поэтому изменить статистику, свидетельствующую о том, что бывшие министры терпят провал как бизнесмены, оказалось невозможным.

    Эта статистика является тем более печальной, поскольку из нее следует, что наши министры ровным счетом ничего не понимают в предпринимательской деятельности. Да, они руководят сложными государственными системами, но для этого и для управления бизнесом требуются разные способности.

    Достаточно сказать, что ни один министр, начальник генштаба или генеральный инспектор полиции не пришел в бизнес, чтобы начать зарабатывать деньги. Они никогда не занимались делами, связанными с конкуренцией или маркетингом. Руководителям бизнеса приходится решать сложнейшие задачи, с которыми руководителям государственных учреждений сталкиваться никогда не приходилось.


    Провал в области управления

    Министры, а также высокопоставленные военные и полицейские до такой степени не разбираются в бизнесе, что они даже не пытаются что-то понять. Это преимущество невежд – они не понимают, насколько они ничего не понимают. Ни одному политику не придет в голову утверждать, что пребывание в должности министра обороны может служить подготовкой для исполнения обязанностей начальника генерального штаба.

    В то же время все убеждены в том, что бывший министр обороны может руководить огромной компанией, в которой 14 тысяч работников, акции которой торгуются на бирже и оборот которой составляет 4 млрд. долларов. И все это только потому, что компания занимается импортом оборонной продукции.


    Стоит перечитать объяснения Бени Ганца, которые он предоставил в качестве доказательства того, что именно Амир Перец, и никто другой, достоин занять пост председателя концерна «Авиационная промышленность».

    Ганц напоминает, что Перец занимал должности министра обороны (в 2006 году!), заместителя премьер-министра, был членом узкого кабинета по вопросам безопасности, членом комиссии кнессета по иностранным делам и обороне – и потому он «прекрасно разбирается в вопросах безопасности Израиля и знаком с положением дел в оборонной промышленности».

    И не только это. «Особый род деятельности концерна, требующий повышенной чуткости к проблемам безопасности, международных отношений и дипломатии, придает дополнительный вес опыту Переца», - подчеркнул Ганц. Стоит вновь обратить внимание: Перец претендовал на должность руководителя огромной коммерческой компании, готовящейся к очередному выходу на биржу, а не на должность министра иностранных дел.

    Далее Ганц разъясняет, почему Перецу может пригодиться опыт, накопленный им за время пребывания на посту руководителя Гистадрута в 1995-2005 гг. Оказывается,  Перец участвовал в руководстве пенсионными кассами и успел ознакомиться с положением дел на рынке ценных бумаг. Горько вспоминать, но пребывание Переца во главе Гистадрута завершилось колоссальным крахом пенсионных фондов. В 2003 году их было вынуждено национализировать государство.

    Перец считает, что его провальное руководство министерством обороны (комиссия Винограда, расследовавшая подготовку ко Второй Ливанской войне, дала негативную оценку его деятельности) дает ему основания быть председателем концерна «Авиационная промышленность» - несмотря на то, что ни один здравомыслящий представитель делового сектора и не подумал бы приглашать Переца на эту должность.

    Юридический советник правительства, занимавшийся изучением этого вопроса, обнаружил, что 39 из 40 крупных компаний, конкурирующих с «Авиационной промышленности» возглавляют опытные и успешные управленцы. Только для правительства Израиля тот факт, что Перец провалил руководство пенсионными кассами, подтверждает его пригодность к управлению крупным концерном.

    Признать годным негодное

    Все знают, почему Ганц взялся за продвижение кандидатуры Переца: это нужно ему для того, чтобы заручиться поддержкой рабочих комитетов на следующих выборах. Однако, помимо узких политических интересов, тут присутствует еще и искаженное восприятие реальности.

    Существует огромный разрыв между тем, как воспринимают сами себя Ганц и другие министры и между тем, как это делают все остальные. Министры, а также армейские и полицейские генералы считают, что они управляют миром, и не позволяют фактам (в том числе печальной статистике) испортить эту картинку. Даже провал на посту руководителя компании «Ха-мемад ха-хамиши» не открыл Ганцу глаза.

    Трудно назвать это иначе как «звездной болезнью». Она дает о себе знать повсюду. Сейчас Управление государственных компаний разрабатывает новые правила назначения их директоров. В соответствии с ними, все лица, занимавшие высокие общественные посты – министры, генеральные директора и их заместители, мэры городов и высокопоставленные офицеры – считаются обладателями способностей, необходимых для руководства государственными компаниями. Таким образом политики прокладывают себе путь в будущее – на тот случай, если им придется подыскивать себе другое занятие.

    Проблема заключается в том, что «звездная болезнь» не минует ни одного политика, включая тех, кто претендует на то, чтобы изменить эту ситуацию. Доказательством тому служит упрямство нынешнего правительства, настоявшего на назначении Переца председателем концерна «Авиационная промышленность». Это – своего рода прорыв плотины. Теперь на пути политиков, метящих на руководящие посты в крупных компаниях, не осталось никаких преград.

    Ганц настолько не разбирается в происходящем, что не заметил: назначением Переца он вернул к жизни политические назначения, то есть, признал негодное годным.

    Закон, призванный свести к минимуму политические назначения, был принят еще 30 лет назад. Семь лет назад была создана сборная директоров, давшая мощный толчок управлению государственными компаниями. Ганц и его товарищи по «правительству перемен» отбросили нас на несколько десятилетий назад. Если это и есть те «перемены», о которых говорит нынешнее правительство, то лучше не надо.

    Мейрав Арлозоров, TheMarker, Б.Е. Фото: Томер Аппельбаум

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend