Генпрокурору можно верить

Это - исторический момент. Авихай Мандельблит – хоть и второй генеральный прокурор в истории Израиля, который решает предъявить обвинение премьер-министру, но впервые оно предъявляется  действующему главе правительства. Юридический советник правительства Менахем Мазуз, в настоящее время член Верховного суда, решил предъявить обвинение Эхуду Ольмерту в марте 2009 года, когда тот уже был главой переходного правительства и вскоре объявил о своей отставке.

Мандельблит обещал сосредоточиться только на тех материалах расследований, в которых есть подозрения в преступной деятельности, он пообещал работать быстро и взял на себя обязательство обеспечить право общественности знать. Логика генерального прокурора проста: расследовать подозрения только тогда, когда есть доказательства преступных действий; когда это условие выполнено, нужно прийти к истине в кратчайшие сроки и представить общественности полную картину.

Два года назад, еще до того, как кто-то заговорил о выборах, юридический советник правительства предвидел критику, которую он слышит сегодня, и сказал: «Иногда кажется, что только правоохранительная система ведет борьбу с общественной коррупцией и подвергается критике, и даже клевете со всех сторон. Но это не помешает нашей работе».

Мандельблит выполнил свои обещания.

Во-первых, общественность имеет право знать. Подробное заявление генпрокурора дает широкой общественности представление о том, на чем основано его решение.

Во-вторых, Мандельблит создал в госпрокуратуре команду опытных профессионалов, которые с самого начала сопровождали полицейское расследование. Он сам участвовал в принятии решений в критические моменты, включая подписание трех важных соглашений с государственными свидетелями. Профессиональное руководство расследованием привело к тому, что прокуратура представила свои рекомендации в рекордно короткие сроки.

В-третьих, и это главное - Мандельблит пошел по пути максимальной надежности. Процесс расследования, анализ улик, решение по обвинительному заключению и выбранные статьи обвинения - все это включало в себя взвешивание множества параметров. В результате Мандельблит представил общественности решение, чья доказательная база достаточна крепка для суда. Другими словами, Мандельблит убежден, что реальность противоположна версии «Ничего не будет, потому что ничего не было». Конечно, было.

По сравнению с высоким риском в деле Ольмерта, в расследованиях Нетаниягу генпрокурор решил сосредоточиться на обвинительном заключении, в котором уголовная составляющая солидно доказана. Чем меньший риск берет на себя прокуратура, тем больше шансов на обвинительный приговор. При таком обвинении, с которым Мандельблит вышел на публику, прокуратуре не придется заниматься акробатикой в суде, чтобы добиться признания подсудимого виновным.

Идо Баум, The Marker, И.Н. К.В. 

Авихай Мандельблит. Фото: Эмиль Салман


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend