Мальчик со спичками

В минувшую среду днем Нетаниягу пришлось приехать в кнессет (без особого желания с его стороны) и проголосовать за  извращенный и бессердечный вариант закона о суррогатном материнстве, который выбросил за борт мужчин-гомосексуалов, желающих стать отцами в Израиле. Это случилось сутки спустя после того, как он сам опубликовал видеоролик, в котором выразил свою поддержку в пользу того, чтобы закон о суррогатах распространялся и на отцов-одиночек. Но поддержка это одно, а голосование, как выясняется, — совсем другое. Поэтому он не проголосовал за соответствующую поправку к закону, которую вынес на голосование член его собственной партии, Амир Охана. 

Сам Нетаниягу планировал не появляться в кнессете в этот день. Он вовремя понял разрушительный потенциал голосования «за». Поэтому он хотел, чтобы кашу, которую он же и заварил, расхлебывали другие, например — его коалиционные партнеры. Но часть партнеров заявили, что если Нетаниягу не появится в кнессете, то они, чего доброго, смогут перепутать кнопки и проголосовать «за», за поправку Амиру Оханы, и не против, как должна была голосовать коалиция. Утверждение поправки Оханы могло спровоцировать коалиционный кризис с ортодоксами-ашкеназами и их высокопоставленным представителем, Яковом Лицманом, который возглавляет министерство здравоохранения. 

Когда Нетаниягу появился в зале пленарных заседаний, было заметно, что он чувствует себя неловко. Он обратился к депутатам кнессета Айелет Нахмиас-Вербин и Став Шафир из Сионистского лагеря и пообещал им, что намерен сдержать обещание представить новый закон, который исправит существующую несправедливость. Никто не рассматривает его обещания всерьез. До тех пор, пока коалиция держится на милости ортодоксов, в которых он видит своих естественных партнеров, у этого пока еще несуществующего закона нет никаких шансов. 

Можно верить Нетаниягу, когда он говорит, что поддерживает права мужчин-геев стать родителям без вынужденной необходимости разориться на суррогатную мать за границей и всю оставшуюся жизнь выплачивать долги. Он не гомофоб. Все, что он должен был сделать — это один звонок председателю коалиции Дуди Амсалему и распорядиться предоставить членам коалиции свободу голосования по соответствующему пункту. Что бы произошло в таком случае? Ортодоксы вышли бы из коалиции. И тогда новые выборы состоялись бы в январе-феврале 2019 года. И что после этого? Ортодоксы бы отомстили ему? Как именно? Путем создания коалиции с Яиром Лапидом? Или с Ави Габаем?

Он мог бы завоевать огромное количество баллов у большинства граждан Израиля путем одного телефонного звонка. Проявить лидерские качества, мужество, человечность. Западный мир продвигается семимильными шагами в сторону полного равноправия между ЛГБТ и стрейтами, но Израиль, под руководством Нетаниягу, дрожащего как осенний лист по ветру и сгибающегося под тенью давления со стороны ортодоксов, настаивает на сохранении дискриминации и унижения. 

Забастовка протеста, намеченная на ближайшее воскресенье, в ходе которой члены ЛГБТ-коммьюнити собираются не выходить на работу в знак протеста против дискриминационного закона, должна его беспокоить. Протест набирает мощь каждую минуту,  все больше компаний заявляют о своем присоединении к забастовке или ее поддержке извне. Эта акция пользуется поддержкой в широких массах, и она может в любой момент выйти из-под контроля. Гистадрут заявил о своей поддержке, работодатели голосуют с помощью часов присутствия против средневековой тьмы, идущей из Иерусалима, из правительственного городка. 

Общее ощущение говорит о том, что на сей раз коалиция перешла границу, которую пересекать было нельзя. Ты знаешь, как начинается протест, но не можешь предсказать, чем это все закончится. Все мы помним, где были и что делали летом 2011 года (в период социального протеста — «Детали»). Растущее раздражение в широких массах против ультраортодоксальных лидеров, использующих силовые методы и не знающих насыщения, которые навязывают свои законы и традиции всей стране, может достигнуть точки кипения вследствие этого голосования. 

Мы пережили позор закона о продуктовых лавках, сумасшествие вокруг запрета ремонтных железнодорожных работ по субботам, угрозы вокруг закона о призыве в армию. Может быть, на сей раз общество скажет: «Хватит!» Может быть, действительно начинается новый этап, и из всего этого мрака родится что-то хорошее. 

Ирония заключается в том, что если бы Нетаниягу не опубликовал тот злосчастный ролик с поддержкой в интернете, протест не достиг бы таких высот. Разрыв между словами и делом, между выражением симпатии и поддержки — и голосованием «против» в нужную минуту — все это оказалось уже слишком. Нетаниягу собственной персоной собрал хворост для того, чтобы зажечь движение протеста, нашел спички и разжег огонь. 

Закон о суррогатном материнства является частью ядовитого урожая, который двадцатый кнессет, в своей предпоследней каденции, оставляет в подарок Израилю. Закон о национальном характере государства, в своем щадящем варианте, утвержден. Слово «равенство» там не присутствует. Арабский язык лишился своего определения второго официального языка в Израиле и превратился в  язык, обладающий особым статусом. Какой дикий эвфемизм, придуманный только для того, чтобы показать израильским арабам, кто в доме хозяин. «Зачем унижать? Зачем оскорблять 20% граждан страны?» вопрошал Бени Бегин с трибуны кнессета. Что за дурацкий вопрос? Потому что они могут, потому что в борьбе за правый электорат между Нетаниягу и Беннетом, когда новые выборы уже на горизонте, все средства хороши. 

Законы о суррогатном материнстве и о еврейском характере государства находились во главе списка спорных законов, утвержденных кнессетом. Были и другие. Коалиция не тормозила на поворотах. Например, позорный закон, освобождающий главу правительства от уплаты налогов за содержание его роскошной частной виллы в Кейсарии, которая всасывает в себя деньги налогоплательщика не хуже фирменного пылесоса. Это подарок всем нам от депутата кнессета Мики Зоара, великого защитника бедных и рыцаря униженных и оскорбленных. И разумеется, «закон «Шоврим штика», который во всю прыть продвигал минпрос под руководством Нафтали Беннета. Этот закон есть прямое продолжения атмосферы запугивания и желания заткнуть рты всем, кто озвучивают мнения, отличающиеся от мнения правительства. Все это — под прикрытием фигового листка патриотизма и любви к Израилю . Был утвержден также закон, обнимающий коррупционеров, «закон о рекомендациях-2», который запрещает полиции публиковать причину закрытия уголовных дел. Инициатор этого закона — Дуди Амсалем, для которого этот закон, преследующий правоохранительные органы — не первый в списке. 

Так выглядит израильский кнессет в 2018 году. 

Йоси Вертер, ХаАрец. И.М.
Фото: Эмиль Сальман.

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend