Sunday 05.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Wikipedia
    Фото: Wikipedia

    Майский погром 1921 года: свидетельство отца Мартина

    30 октября 1921 года в газете «Доар ха-йом» был опубликован отрывок из отчета комиссии, расследовавшей майские погромы в Эрец-Исраэль, в результате которых погибли 47 евреев. Комиссия была создана по решению Верховного комиссара Палестины Герберта Самуэля. Беспорядки начались после неудачной попытки еврейских коммунистов провести первомайскую демонстрацию в Яффо.


    Опубликованный в «Доар ха-йом» отрывок был посвящен первому дню погромов. В Доме репатрианта на нынешней улице Йефет попытались найти убежище десятки евреев, бежавших от разъяренной толпы. Отец Мартин из Лондонского миссионерского общества, ставший свидетелем происходящего, принес комиссии свои показания. «Я видел, как арабские полицейские взломали ворота Дома репатрианта и впустили толпу во двор, – рассказал он. – Сразу же после этого десятки людей ворвались на первый этаж здания. Евреи, нашедшие там укрытие, выбегали наружу, и на них тут же набрасывалась толпа. Несколько мужчин были убиты прямо во дворе. Женщин избивали жестоко, но не до смерти. Один из арабских соседей позволил нескольким еврейкам укрыться в его доме».

    «Возмутительным было поведение находившегося во дворе арабского полицейского, – сообщил также отец Мартин. – Одна из женщин бросилась к нему как к спасителю, но он отнял находившиеся в ее руках вещи и выгнал несчастную на улицу. Двум другим женщинам, искавшим у него защиты, полицейский сделал непристойные предложения». В отчете указывалось, что полицейский, упоминавшийся в показаниях отца Мартина, предстал перед судом и был приговорен к 13 годам лишения свободы. Авторы отчета также сообщали, что в результате погрома в Доме репатрианта погибли 12 евреев и один араб.

    Еврейская мама и католическая бабушка не поделили ребенка


    31 октября 1931 года в газете «ХаАрец» было опубликовано сообщение о судебной тяжбе в Монреале, участницами которой стали две женщины – еврейка и католичка. Каждая из них требовала передать ей на воспитание ребенка, семилетнего мальчика. Еврейка приходилась ему матерью, а католичка – бабушкой.

    «Эта история началась, когда молодые люди – еврейка и католик – полюбили друг друга, – рассказывала «ХаАрец». – Но вскоре после того, как у них родился ребенок, пару постигло несчастье – супруг скончался. Женщина, с трудом зарабатывавшая себе на кусок хлеба, передала мальчика на содержание его бабушке-католичке. Ребенка крестили и нарекли Патриком».

    Однако спустя несколько лет жизнь молодой женщины наладилась, и она решила вернуть сына себе. Бабушка не возражала. В материнском доме мальчику сделали обрезание и дали ему имя Авраам. Но вскоре после этого женщина лишилась работы и вновь осталась без средств к существованию. «Отчаявшись, мать отдала сына в еврейский приют, – говорилось в сообщении. – Узнав об этом, бабушка-католичка похитила мальчика и вернула его к себе домой».

    Мать подала на бывшую свекровь в суд. Та утверждала, что мальчик является католиком и не может воспитываться в еврейском приюте. Мать требовала исполнения своей воли и настаивала на том, что ее ребенок должен расти евреем. В результате суд в Монреале принял сторону матери. Авраам-Патрик был возвращен на ее попечение.

    «Первые известия от беженцев из Бессарабии»

    30 октября 1941 года в газете «Давар» было опубликовано сообщение под заголовком «Первые известия от беженцев из Бессарабии». «В Палестину прибыли письма от бессарабских евреев, находящихся в Сибири и на Кавказе, – говорилось в нем. – Кроме того, три письма пришли из кишиневского гетто».


    «В большинстве случаев адресатами посланий являются родственники бессарабских евреев, находящиеся в Эрец-Исрэль, – отмечала «Давар». – Как правило, беженцы пытаются найти какую-то информацию о своих близких, потерявшихся после начала войны. Так, оставшаяся в Кишиневе женщина спрашивает своего живущего в Тель-Авиве сына, известно ли ему что-нибудь о судьбе отца. В другом письме еврей из Бессарабии, находящийся сейчас на Кавказе, задает своей дочери вопрос о судьбе пропавшей без вести матери. Пожилая женщина из города Бельцы разыскивает свою единственную дочь и внуков. Беженцы рассказывают о страшных лишениях, которые им приходится переживать. Они постоянно недоедают, но больше всего их пугают надвигающиеся холода. Многие просят прислать им хоть немного денег».

    В заключение всех, получивших письма от беженцев из Бессарабии и Буковины, просили сообщать об этом в Объединение выходцев из Румынии, располагавшееся по адресу: улица Шадаль 17, Тель-Авив.

    Борис Ентин, «Детали» √
    На фото: Кишиневское гетто, 1941.
    Фото: Bundesarchiv, Bild 183-B13330 / Wikimedia commons,

    CC-BY-SA 3.0, CC BY-SA 3.0 de, cropped


     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend