Среда 21.10.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Ng Han Guan
    AP Photo/Ng Han Guan

    Любите мясо? Вирусы тоже

    В июне 2019 года китайские исследователи идентифицировали вирус, вызывающий свиной грипп, и предупредили, что его мутация может привести к пандемии, как это уже произошло в 2009 году. Чтобы предотвратить ее, в Китае убили около 1 миллиона свиней из подозрения, что они заражены. Вскоре после этого во Вьетнаме последовали их примеру и убили почти 3 миллиона свиней. Вспышки пандемии не произошло.

    Но всего через несколько месяцев в Китае начало распространяться новое загадочное легочное заболевание, источником которого стали летучие мыши. На этот раз и люди заразились вирусом, и на сегодняшний день COVID-19 унес более 1 миллиона жизней во всем мире.

    Корона-кризис поднял вопрос о связи между потреблением мяса и пандемиями. В США центры по контролю и профилактике заболеваний утверждают, что животные являются источником 75 процентов инфекционных заболеваний. Большинство этих животных употребляется в пищу людьми – это свиньи, птица и дикие животные.

    Зоонозы – природно-очаговые инфекции, возникающие у животных, содержат в себе постоянную угрозу возникновения пандемии. Именно это произошло в конце 1970-х годов, когда вирус Эбола развился в телах обезьян и летучих мышей и передался людям. Это повторилось с пандемией СПИДа, разразившейся в начале 1980-х годов, по-видимому, в результате охоты на шимпанзе – носителей вируса. То же самое произошло с пандемией атипичной пневмонии.

    «Существует прямая линия, которая связывает наше питание, которое в значительной степени основано на продуктах животного происхождения, и разрушение природной среды, мест обитания и, в конце концов, вспышки вирусных эпидемий, таких как COVID-19», – говорит доктор Асаф Цахор, исследователь Кембриджского университета и Междисциплинарного центра в Герцлии.

    По данным продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН, за последние 50 лет потребление животных белков выросло примерно на 30 процентов на душу населения в развитых странах и примерно на 110 процентов в развивающихся странах. В целом продукты животного происхождения обеспечивают более 30 процентов мирового потребления белков; к 2050 году этот показатель вырастет более чем на 70 процентов.

    Полная вырубка лесов или их разделение на отдельные участки, в результате чего уникальная среда обитания животных становится более тесной, превратила леса в теплицу ускоренного развития вирусов.

    «Фактически, мы создаем идеальные условия для развития и мутации вирусов, – говорит Цахор. – В то же время мы строим поселения на территориях, где раньше были леса, и разводим там сельскохозяйственных животных и птиц в опасной близости от летучих мышей, зараженных разнообразными вирусами. Это – экология, ведущая к бедствию».

    Туризм

    Следующим звеном в цепи является передача вируса людям через еду, торговлю дикими животными или посещение «диких рынков», где сельскохозяйственные и экзотические животные продаются живыми. «Конечно, большая часть человечества не потребляет в пищу экзотических животных, – говорит Цахор. – Но дикие рынки во многих странах – своего рода достопримечательность. У туристов зачастую возникает желание погладить животных, сидящих в клетках, хотя некоторые из них являются носителями вирусов».

    Многие исследователи говорят, что в этих условиях коронавирус – это катастрофа, которая должна была произойти. «Пандемия коронавируса призывает нас перестать помогать вирусам мутировать и процветать, держаться от них подальше», – сказал Цахор.

    Он продолжил: «Помимо запрета на дикие рынки, мы должны обеспечить соблюдение международных конвенций, которые запрещают торговлю экзотическими животными и объявляют ряд сохранившихся в мире лесов заповедниками. Но реальное решение для человечества – сократить потребление мяса».

    «Это самый быстрый и экономичный способ решения этой проблемы, – говорит он. – Перед каждым из нас стоит простая задача: сократить потребление мяса, молока и яиц. Даже средиземноморская диета, которая считается полезной для здоровья, в меньшей степени ориентирована на сокращение потребления мяса. Помимо индивидуального решения, мы должны перейти к более организованному процессу».

    В целом, все необходимые питательные вещества, содержащиеся в мясе, молоке и яйцах, можно найти в продуктах растительного происхождения, – говорит Омри Паз, гендиректор и основатель организации Vegan Friendly, которая продвигает веганство в Израиле. Заменители мяса также богаты белком. Кроме того, растительная пища не содержит насыщенных жиров и холестерина, в отличие от мяса.

    Рекомендуемый заменитель животного белка называется «альтернативным белком» и производится тремя основными способами. Первый – замена животного белка растительным в таких продуктах, как кукурузный шницель или соевое молоко. Второй – ферментационное производство – микроорганизмы, которые претерпели генетические изменения, поэтому они могут производить белки, идентичные животным белкам. Этот метод используется для производства молочных белков и белков, имитирующих вкус мяса.

    Третий метод, привлекающий наибольшее внимание, – «клеточное земледелие» – взятие биопсии у животных и превращение ее в жировые и мышечные клетки и ткани, подобные тем, которые содержатся в мясе животных.

    Клетки выращивают в устройстве, называемом биореактором, в условиях кислотности и температуры, сходных с природными. Клетки растут и размножаются, пока не образуется достаточная концентрация съедобных клеток и тканей.

    Согласно отчету Thomson Reuters Foundation, продажи вегетарианского мяса во время пандемии резко выросли. На то есть разные причины, включая возможную связь между мясом экзотических животных и вирусом. Продажи свежего мяса тоже выросли, но не настолько. В первые месяцы распространения вируса продажи заменителей только в Соединенных Штатах выросли примерно на 200 процентов.

    Деловой мир реагирует на это: инвестиции в заменители мяса достигли рекордной суммы в 1,5 млрд долларов за первые семь месяцев 2020 года, что на 80 процентов больше, чем за весь 2019 год.

    Как сказал Рони Рейнберг, исполнительный директор The Modern Agriculture Foundation и вице-президент компании Intec Pharma, «в Израиле идея отхода от употребления натурального мяса витает в воздухе, но впереди еще долгий путь.

    В этом месяце по всему Тель-Авиву можно видеть огромные плакаты с призывом: «Поедание животных вызывает пандемии! Стань веганом». Они спонсируются неправительственной организацией «Свобода животным».

    По разным оценкам, в Израиле около 400 тысяч веганов, но за последнее десятилетие потребление мяса на душу населения в Израиле увеличилось примерно до 80 кг в год.

    По словам Рейнберга, «в Израиле существует некая двойственность – относительно высокий процент веганов и вегетарианцев и высокое потребление мяса на душу населения. Израиль также – крупнейший в мире потребитель птицы на человека».

    Первый партнерский проект по исследованиям и разработкам в сфере пищевых технологий под названием Millennium Foodtech недавно вышел на Тель-Авивскую фондовую биржу. Первые инвестиции были сделаны SavorEat, стартапом, который разработал технологию производства заменителей мяса на основе целлюлозы с помощью трехмерной печати. За этим последовал проект Phytolon, который разрабатывает натуральные пищевые красители.

    Во всем мире индустрия пищевых технологий набирает обороты. По данным венчурной платформы Agfunder, инвестиции в стартапы выросли с 2,2 млрд долларов в 2013 году до 20 млрд долларов в 2019 году. В Израиле насчитывается около 250 компаний, работающих в сфере пищевых технологий, и объем инвестиций вырос с 52 млн долларов в 2013 году до 135 млн долларов в 2019 году.

    Китайский рынок

    Считается, что для массового перехода от мяса к заменителям мяса наибольшим потенциалом обладает Китай. Одна из причин заключается в том, что в стране появилось довольно много вирусов. Вдобавок Пекин должен прокормить 20 процентов населения мира, но располагает только 7 процетами мировых сельскохозяйственных земель.

    Однако, несмотря на крупные инвестиции и бизнес-потенциал, отрасль разработки и производства заменителей мяса все еще находится в зачаточном состоянии и сталкивается с рядом препятствий. К трем основным из них относятся: ограниченные производственные мощности, высокие производственные затраты и скептицизм потребителей, в основном когда речь идет о мясе, произведенном из стволовых клеток.

    Первый гамбургер, созданный в лаборатории семь лет назад, стоил 250 тысяч евро. С тех пор, по данным Thomson Reuters, цена резко упала, но по-прежнему составляет около 100 долларов за килограмм, что делает его намного дороже, чем аргентинская говядина высшего качества.

    «Существует довольно много исследований рынка, которые показывают, что люди будут пробовать имитирующие мясо продукты, если они не дороже и не менее вкусны, чем натуральные, – говорит Рейнберг. – Даже государственные органы открыты этой идее – довольно много компаний получили зеленый свет от министерства сельского хозяйства и других регулирующих органов в Соединенных Штатах».

    Затраты на производство по-прежнему почти в 40 раз выше, чем у настоящего мяса, но Рейнберг уверен, что через несколько лет цены упадут.

    «Если бы сейчас на рынке появился стейк из заменителей мяса, он стоил бы в 30-40 раз дороже, чем обычный стейк. Поэтому на данный момент эта продукция считается премиальной. Они будут продаваться, в основном, в роскошных ресторанах, и уж точно не для широкой публики», – говорит он.

    Что касается объема производства, Рейнберг соглашается, что тут есть проблема: «Чтобы заменить 10 процентов мирового количества мяса с помощью этой технологии, потребуется 40 тысяч постоянно работающих биореакторов. Сегодня их несколько сотен, и потребуется много лет, чтобы появилось достаточно заводов для производства необходимого количества заменителей мяса. Цель состоит в том, чтобы к 2030 году альтернативный белок заменил 10 процентов потребления продуктов животного происхождения».

    Не следует забывать, что проблема потребления мяса не в людях, а в животных. Нет никаких сомнений, что мясная промышленность представляет большую опасность для людей. Но мы не должны забывать о ее главных жертвах – животных, которые испытывают неописуемые страдания на фермах и бойнях животноводческой пищевой промышленности.

    Анат Георги, «ХаАрец». М.Р. На фото: «дикий рынок» в Китае.
    AP Photo/Ng Han Guan˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend