Главный » Общество » Лунная одиссея Израиля: успех или провал?

Лунная одиссея Израиля: успех или провал?

«Уверен, есть люди, которые считают это провалом. Но для тех, кто понимает, эта миссия, практически доведенная до финала, стала одним из высших достижений нашей космической истории».

Яков Печатников, сотрудник SpaseIL, в прошлом – системный аналитик концерна авиакосмической промышленности («Таасия ха-авирит»), рассказал «Деталям» о задачах и рисках грандиозной операции по созданию и отправке космического аппарата на Луну.

«Когда 4 апреля наш «Берешит» оторвался от поля притяжения Земли и перешел на орбиту Луны, Израиль стал седьмым государством, побывавшим на окололунной орбите. Из них только три совершили удачную посадку. Это Россия, США и Китай. Неудачи постигли Индию, Японию и Евросоюз, хотя их возможности – ресурсы и мощности - десятикратно превышали наши. Так что мы в неплохой компании», - говорит Печатников.

11 апреля вечером практически вся страна прильнула к телеэкранам, чтобы наблюдать за тем, как в израильском Центре управления полетом (ЦУП) работает команда SpaseIL: она осуществляла завершающий этап уникальной операции с «Берешит». Этот космический аппарат должен был прилуниться в точно назначенное время, однако по какой-то причине стал падать, и связь с ним была утрачена - видимо, он разбился.

Издание Times of Israel опубликовало свои предположения о том, что могло произойти в последние минуты посадки «Берешит». Ссылаясь на мнение представителя инженерного подразделения SpaseIL, Times of Israel пишет, что, вероятно, технический сбой дал прибор, замеряющий расстояние, оставшееся до поверхности. Этот сбой повлек за собой череду связанных между собой нежелательных событий, в результате чего основной двигатель был остановлен, а без него невозможно замедлить скорость спускаемого аппарата с 1700 километров в час до плавной остановки. Это сделало столкновение с лунной поверхностью неизбежным.

- Домыслы, встречающиеся в статьях, не более чем гипотезы, а зачастую - просто спекуляции. В данный момент истинные причины остановки двигателя неизвестны, - сказал «Деталям» Яков Печатников. - Сейчас ведется тщательнейшая обработка телеметрической информации. Надеемся, что это выяснится после проверки и анализа ситуации.

Спуск и прилунение - самый сложный этап полета. Здесь сосредоточен самый большой процент как предсказуемых, так и непредвиденных рисков. Но в целом я думаю, что успех достигнут колоссальный. Освоение космоса – это не только победы и достижения, это еще и умение извлекать уроки. В истории Израиля были как победы, так и поражения. Мы успешно запустили четыре больших спутника связи, «Амосы», которые функционировали и продолжают функционировать, но мы потеряли самый большой спутник «Амос-6» - не по нашей вине, он сгорел при взрыве ракетоносителя за день да старта. Эта авария очень больно ударила по программе создания спутников связи, ее последствия ощущаются до сих пор.

У нас было одиннадцать «Офеков», из которых два мы потеряли, вследствие аварий различных ступеней ракетоносителей. Мы научились преодолевать огромное количество трудностей, которое неизбежно возникает при запуске космических аппаратов, и научились работать при этих трудностях.

- В чем отличие нынешнего проекта?

- Прежде всего, «Берешит» - это не спутник, а космический аппарат, предназначенный для полета на другую планету. Ничего подобного мы раньше не производили.

Второе – это некоммерческий проект с очень ограниченным финансированием. Мы не могли рассчитывать на несколько заходов с целью отработки технологий и алгоритмов полета. (Весь проект «Берешит» стоил менее 100 млн. долларов – несравнимо меньше по сравнению со стоимостью запусков, осуществленных США, Россией и Китаем. Кроме того, израильский проект почти полностью финансировался за счет частных пожертвований еврейских филантропов, - прим. «Детали»)

Поэтому команда SpaseIL захотела сразу, одним прыжком преодолеть планку, скажем так, мирового или олимпийского рекорда. Трудно рассчитывать на такое с первой попытки, но мы решились - и прыгнули. И лишь чуть-чуть задели эту планку, что совсем неплохо.

Космический аппарат "Берешит". Фото: Офер Вакнин

Кстати, первые два «Офека» были запущены в космос без оборудования на борту. Только проверялось, как работают электричество, связь, как мы можем управлять ими. Только на третьем был установлен телескоп, и он стал снимать. Потому что все делается постепенно. Все, кто летал на Луну, сначала учились выходить на лунную орбиту. Потом становились спутниками Луны, и лишь с третьей-четвертой попытки принимали решение садиться. Мы же решили все сделать за один раз. И мы практически добрались до Луны.

Произошедшее случилось примерно на расстоянии в 700-800 метров от поверхности. То есть мы прошли «точку невозврата», за которой уже исправить ничего нельзя, управление осуществляется автоматически и нельзя как-то скорректировать посадку.

Еще одно отличие программы «Берешит» от продуктов авиакосмической промышленности состоит в том, что он создавался, как «любительский» старт-ап. Три молодых, талантливых инженера несколько лет назад решили откликнуться на призыв “Google” и принять участие в конкурсе на создание лунного модуля. Поддержку проекту оказали организации, отвечающие за образование. Большая часть персонала, входившая в команду, занималась просветительством, работала со школами, даже штаб-квартира проекта располагалась в Инженерной школе в Тель-Авиве. Этим объясняет то, что проект сопровождался совершенно не свойственным для нашей промышленности пиаром.

- Что вы имеете в виду?

- Две стороны медали. С одной стороны, огромное количество детишек, благодаря проекту, узнало про космос. Огромное количество школьников решило, благодаря этому, продолжать учебу в тех старших классах, где углубленно изучают физику и связанные с космосом предметы. Вырос конкурс на поступление в Технологический институт в Хайфе, «Технион», на аэрокосмическое отделение. И это - гигантский положительный эффект.

С другой стороны, у многих взрослых, посмотревших веселые и весьма удачные мультики про полет на луну, создалось впечатление, что все это очень просто.

- Что же было главным?

- То, что у этого космического судна была своя главная задача: долететь до Луны. Удача, что мы смогли выйти на заданную сложную орбиту, сумели сделать самый экономичный, самый маленький и самый дешевый аппарат для полета туда.

Известно, что в самом начале рассчитывали на приз от Google – 20 млн. долларов. Но за такие деньги спутники не запускают. В конкурсе приняли участие команды из многих стран. Но по разным причинам, включая нехватку средств и опыта, большинство участников сошло с дистанции. Дольше всех держались команды Израиля и Индии. А потом и Google решил отказаться от продолжения конкурса, так как формально никто из участников в срок не уложился. И тогда идею поддержала группа израильских меценатов, самый крупный из которых – миллиардер Морис Кан. Он вложил много денег и, благодаря его усилиям, SpaseIL смог уже качестве субподрядчика обратиться к подразделению нашего Авиакосмического концерна, которое занимается спутниками. Тогда проект стал обретать серьезный вид. Был заключен договор на запуск. То, что к проекту подключился концерн, сыграло колоссальную роль в доведении его «до ума».

Спонсор проекта Морис Кан. Фото: Офер Вакнин

- Можно узнать еще какие-то подробности о вашем аппарате?

- Он налетал, в общей сложности, пять миллионов километров, потратив при этом всего лишь чуть больше 450 килограмм топлива. Выбор такой длинной орбиты – это плата за бедность. Большие корабли с мощными, в десятки раз сильнее нашего двигателями, могут выбирать более короткий путь. Мы же руководствовались исключительно законами Ньютона, и законами Кеплера, сформулированными еще в 1609 году и определяющими траектории движения тел вокруг планеты.

Так мы и летели, почти шесть недель растягивая нашу узкую эллиптическую орбиту и отодвигая дальнюю точку эллипса «апогей» до четырехсот тысяч километров. Процесс это долгий, так как коррекция орбиты проводится в ближней к Земле точке, «перигее», там у спутника максимальная скорость. На короткое время включают главный двигатель, предварительно очень точно сориентировав его в пространстве. Время обращения по орбитам с каждой коррекцией возрастает от полутора суток до десяти. Поэтому на приближение к Луне ушло так много времени.

Затем надо было прибегнуть к сложному маневру и перейти на эллиптическую орбиту вокруг Луны. Есть такое понятие - «первая космическая скорость»: вокруг земли она составляет около восьми километров в секунду, а вокруг Луны – два. Надо было притормозить, иначе, как говорится, Луна могла нас «дернуть за руку», и мы пролетели бы мимо, что, вероятно и происходило с различными миссиями, в том числе и с российскими, когда спутник просто-напросто терялся в межпланетном пространстве.

Эта же проблема волновала и команду «Аполлона-8», когда астронавты впервые решились лишь облететь Луну.  Цель – совершить посадку, еще не ставилась. Впервые пилотируемый корабль должен был оставить поле притяжения Земли и перейти на окололунную орбиту. Десять независимых экспертов приняли решение – можно. Астронавты, находившиеся в это время на околоземной орбите согласились. К счастью, все обошлось благополучно. Так люди впервые приблизились к Луне. Американские специалисты считают это событие чуть ли не более судьбоносным, чем последующая высадка Армстронга на Луну.

«Берешит» успешно вышел на окололунную орбиту 4 апреля, после чего начал приближаться к Луне, замедляя скорость и выравнивая, скругляя, орбиту. За день до посадки мы вышли на орбиту, которая в ближайшей к Луне точке отстояла от нее всего на шестнадцать километров.

По дороге к Луне отрабатывалась техника фотосъемки. «Берешит» снабжен шестью фотокамерами. Пять из них расположены по кругу и предназначены для панорамных съемок. Шестая направлена вниз вдоль одной из опор (ног) спутника. Ее называют «Селфи». Главной задачей этой камеры было сделать видео прилунения и сфотографировать опору аппарата, стоящую на лунном грунте. В правом нижнем углу поля зрения этой камеры вмонтирована прочная металлическая пластина с флагом Израиля и двумя девизами: на иврите - «עם ישראל חי»  («Народ Израиля Жив») и на английском «SMALL COUNTRY, BIG DREAMS» («Маленькая страна, большие мечты»). Эта пластина прекрасно видна на всех фотографиях спутника и уже стала его эмблемой. Она сделана из очень прочного материал и, надеюсь, сохранится для потомков.  Команда управления сумела получить две великолепные фотографии лунной поверхности за несколько секунд до потери связи.

- Что же такое процесс посадки на Луну?

- Я уже упоминал, что посадка - это самая сложная фаза полета. Во-первых, аппарат должен совершить посадку в определенной точке лунной поверхности. Ученые из института Вейцмана нашли несколько таких точек, одна из них находилась в Море спокойствия или, как его еще называют, Море безмятежности. Это - пятнышко площадью в тридцать квадратных километров, шесть на пять. По отношению к площади лунной поверхности, действительно, пятнышко! Участок выбирался так, чтобы с высокой степенью вероятности там было мало камней. Здесь ключевое выражение – «с высокой степенью вероятности», то есть все равно не исключено, что спутник мог, совершив посадку, попасть на камни и перевернуться. Это, так сказать, запланированные риски – может повезти, а может и нет.

Второе – на Луну надо приземлиться рано утром…

- Почему? И что такое «утро на Луне»?

- День на луне длится столько, сколько и оборот Луны вокруг Земли – то есть, примерно двадцать семь земных суток. Из-за этого и существует незримая сторона Луны. Она с той же скоростью, что вокруг Земли, вращается и вокруг своей оси. Потому одна сторона синхронно все время остается невидимой.

Итак, мы приземляемся в шесть утра по лунному времени, когда солнце стоит на горизонте. Если спутник совершит посадку в лунный полдень, то он сгорит. На Луне в полдень температура достигает примерно ста пятидесяти градусов по Цельсию. (Аппараты русских и американцев, работавшие на Луне подолгу, имели специальные средства термозащиты.) Потому необходимо сесть на Луну рано, но в это время солнце – наш главный источник энергии находится на горизонте.

Когда «Берешит» находился в полете, то вся верхняя крышка нашей «кастрюли», являющаяся главной солнечной батареей, направляется автоматикой на солнце, и спутник получает достаточно энергии. Но когда «кастрюля» должна была встать на горизонтальную поверхность, то солнечные лучи, идущие почти в плоскости горизонта, не попали бы на «крышку». И потому на ней есть два таких «козыречка» - они хорошо видны на фотографиях с «Берешит» - выступающих в роли солнечных батарей, ориентированных на восток, когда спутник окажется на лунной поверхности. Батареи эти в силу своей дешевизны не имеют никаких поворотных устройств…

- Что же делать?

- Развернуть спутник таким образом, чтобы батареи при посадке сразу же были направлены на восток. Если этого не произойдет, то спутник останется без энергетической подпитки, и ничего нельзя будет с этим поделать – это уже второй риск.

Таким образом, спускаясь вниз, спутник должен повернуться вокруг своей оси, чтобы смотреть на восток, необходимо при этом измерить расстояние до поверхности, для чего существует специально разработанный датчик, который никогда до того в условиях лунной жизни не проверялся. Этот датчик должен «сообщить», что пришла пора затормозить двигатель и зависнуть на высоте в пять метров, после чего двигатели нужно выключить и упасть на поверхность.

Во время падения амортизаторы, установленные в «ногах» спутника, должны были смягчить удар от падения. Если датчик сработает на высоте в пятнадцать метров, а не пять, то амортизаторы не справятся, и спутник разобьется. Если же спутник сядет на поверхность с включенными двигателями, то поднимется такое облако пыли, что забьет все наши телескопы, фотоаппараты, и далее работа со спутником просто окажется бессмысленной.

Короче, даже если вся внутренняя аппаратура спутника работает идеально, то возможны различные внешние факторы и обстоятельства, исход которых предугадать нельзя. Кстати, у нас не все время аппаратура работала идеально, но мы в процессе научились справляться с возникающими проблемами и обходить их для маневрирования, поэтому удачно провели все маневры по изменению орбиты. Во время маневров необходимо с абсолютной точностью направить спутник, чтобы его двигатель давал силу тяги в нужном направлении. Иначе можно слететь с заданной орбиты.

Что произошло во время спуска? Ответа на это пока нет. Могу сказать только, что двигатель перестал работать, и, фактически, свободное падение началось с высоты, примерно, в девятьсот метров.

- Как оценили проект «Берешит» за рубежом?

- Насколько мне известно, и конструкция, и успех в ее доставке на Луну заинтересовали многих. Есть уже договоры о намерениях, возможно сотрудничество с крупной германской компанией.

Объясняется это еще и тем, что сегодня вновь пробудился позабытый интерес к Луне, став вполне мотивированным. Китайцы создали свою гигантскую программу освоения Луны, НАСА тоже вкладывает десятки миллиарды долларов в реанимацию своих планов. Речь идет о создании на Луне промежуточных станций для полетов на Марс, что экономически выгоднее, чем отправлять их напрямую с Земли. И на самой Луне есть определенный набор полезных ископаемых, которые можно превращать в топливо.

- Что может дать Израиль сообществу, занимающемуся освоением космоса?

- Думаю, сотрудничество – как с американцами, так и с европейцами. «Берешит» может стать прообразом «космического грузовика», доставляющего на Луну необходимое оборудование. Специально создавать для таких целей пилотируемый корабль, который отправится в полет на полтора-два месяца, нерентабельно, потому что один только вес запаса еды превзойдет вес топлива. А вот отправлять управляемый аппарат, который может доставить тридцать-сорок килограммов необходимого оборудования – вполне!

- Каково настроение израильской команды после крушения «Берешит»?

- В целом, конечно, настроение удрученное. Не может быть иначе, когда перед самой финишной чертой ты спотыкаешься.

В проекте участвовало немало молодых ребят, «золотых голов», которые отдавали себя полностью, и делали изумительную работу, я видел, как у них в глазах стояли слезы после случившегося. Однако по переписке в интернете вижу, что умом все понимают – сделано потрясающее достижение и  это безусловно – УСПЕХ! Это надо пережить и я надеюсь, если будет продолжение, эти же люди смогут взяться за дело, - сказал Яков Печатников.


Добавим к сказанному, что незадолго до предполагаемой посадки спутник успел сделать две фотографии. В том числе и «селфи», на котором видна надпись: «Народ Израиля жив».

Среди тех, кто присутствовал в ЦУПе, был и миллиардер Морис Кан, главный донор проекта. Комментируя полет «Берешит», он сказал: «Возможно, мы не добились успеха, но пытались это сделать, и то, чего мы достигли – невероятно». По словам Кана, в данный момент он рассматривает вопрос о создании крупномасштабной национальной израильской космической программы, которая должна закрепить успехи Израиля в освоении космоса.

Марк Котлярский, «Детали». К.В. Иллюстрация Pixabay

тэги

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

RSS Партнеры

  • Израильтянина разыскивает интерпол 23/08/2019
    Разыскиваемый властями Молдавии депутата Илан Шор находится в Израиле, об этом сообщил глава молдавского представительства Интерпола Виорел Центиу.
    Лев Меламид
  • Путин и Нетаниягу поговорили по телефону 23/08/2019
    23 августа президент России Владимир Путин и глава правительства Израиля Биньямин Нетаниягу обсудили по телефону взаимодействие по Сирии, Украину, борьбу с международным терроризмом и укрепление двустороннего сотрудничества, сообщила пресс-служба Кремля.
    Лев Меламид
  • ЦАХАЛ задержал сирийского журналиста 23/08/2019
    Сирийский гостелеканал Ikhbariya сообщил о задержании своего сотрудника на Западном берегу реки Иордан рядом с местом, где произошел утром 23 августа теракт.
    Лев Меламид
  • Чичиков глянул на часы: время театра настало 23/08/2019
    Совсем скоро, в начале сентября, на израильской сцене в Камерном театре появятся гости: герои спектаклей «Кому на Руси жить хорошо?» и «Мертвые души», поставленных режиссером Кириллом Серебренниковым в московском театре «Гоголь-Центр».
    Лев Меламид
  • Лидер ХАМАСа назвал теракт у Долеба – «героической атакой» 23/08/2019
    Председатель исполкома террористической организации ХАМАСа Исмаил Хания назвал "героической атакой" теракт у поселения Долеб, в результате которого погибла 17-летняя израильтянка, а ее отец и брат были тяжело ранены.
    Лев Меламид

Send this to a friend