Только не Ливни

В канун выборов в Кнессет в 2009 году журналист Ари Шавит опубликовал статью против кандидата в премьеры Ципи Ливни. «У нее плохие отношения с людьми, она неспособна принимать решения. Ливни просто не годится в руководители государства», – писал он. Тогда я подумал, что это недостойный способ критиковать. Шавит, по его словам, опирался на двенадцать анонимных источников, и, без какого бы то ни было намека на их интересы, сделал далеко идущие выводы. Однако, теперь, неплохо узнав Ливни, я точно понял, что имел в виду Шавит.

В отчаянии, которое существует сегодня из-за отсутствия альтернативы Биньямину Нетаниягу, поднялась волна тоски по всем, кто хоть сколько-нибудь похож на лидера. Если бы Биньямин Бен-Элиэзер был жив, кто-то наверняка назвал бы его имя, как вариант.

Хуже всего среди вариантов – Ливни. Она, конечно, произносит неплохие речи в качестве председателя оппозиции, но этим дело и ограничивается. Ливни дважды получала возможность продвинуть политический процесс с палестинцами. Она дважды была главой группы по переговорам с ПА, но не продвинула их ни на сантиметр. Недостаток изобретательности у нее может соревноваться только с недостатком мужества.

Снова и снова оказывается, что Ливни неспособна сотрудничать ни с кем. Она не в состоянии также создать коалицию. В 2008 году она получила уникальный шанс сформировать правительство. В общем, ей надо было только сохранить коалицию Эхуда Ольмерта, дать кое-какие бонусы партнерам и продолжить срок нахождения у власти. С впечатляющим мастерством Ливни провалилась. Это характеризует ее политическую карьеру. Трудно думать о ее политических союзниках. Она часто использует людей таким образом, что даже Нетаниягу, вероятно, готов поучиться.

Ливни перешла из «Ликуда» в «Кадиму». «Кадиму» она покинула, потому что проиграла праймериз. Потом Ливни немного посидела дома, а позже, вопреки всем правилам демократии, создала новую партию – «ха-Тнуа».  Она собрала вокруг себя одних людей, потом бросила их, не моргнув глазом, собрала других – и, наконец, помогла Нетаниягу выиграть выборы в 2013 году.  Ливни, по существу, потерпела неудачу на выборах, «ха-Тнуа» получила лишь 6 мандатов в Кнессете. Но она соблазнилась возможностью войти в коалицию. Ливни получила портфель министра юстиции и должность руководителя группы по переговорам с ПА, но ни здесь, ни там лавров не снискала.

Как топ-менеджер, Ливни не производила большого впечатления, и это еще мягко сказано.  Она возглавляла несколько министерств – абсорбции, строительства, юстиции, иностранных дел – и нигде не оставила заметного следа.  Она присутствовала на многих важных секретных совещаниях, от второй ливанской войны до бомбардировки ядерного реактора в Сирии. На этих совещаниях она, главным образом, говорила о собственных сомнениях, высказывала замечания, но была далека от того, чтобы реально влиять.

Ливни не удается поднять над головой флаг чистой политики и борьбы против коррупции. Сама Ливни не коррумпирована. Ее никогда не вызывали для допросов в полицию. С другой стороны, когда Ариэль Шарон, его сын Омри и их приближенные были под следствием – Ливни молчала. Все попытки извлечь из нее хотя бы несколько слов не увенчались успехом. И расследования дел в отношении Ольмерта также не смогли заставить Ливни сделать хотя бы одно заявление на тему морали и этики. Все, что она говорит сегодня о Нетаниягу и его окружении, – заявления, сделанные до подачи обвинительных заключений и, разумеется, до суда – заражено немалой дозой лицемерия.

В 2009 году Ливни, действительно, получила 28 мандатов в Кнессете, что было на один мандат больше, чем у Нетаниягу. Это было впечатляющее достижение. Однако, с тех пор Ливни стала электоральным бременем. Но оставьте на секунду вопрос о блоках и альянсах. Я спросил себя: если бы были прямые выборы премьера и надо было выбирать между Нетаниягу и Ливни – за кого я проголосовал бы? К своему удивлению, я понял, что у меня нет однозначного ответа.

Равив Друкер, «ХаАрец», Д.Н. К.В.

Фото: Оливье Фитуси.


Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама


Send this to a friend