Публичная казнь в «Сионистском лагере»

Председатель «Аводы» Ави Габай устроил Ципи Ливни нечто подобное тому, что «Исламское государство» устраивало захваченным в плен неверным. Габай перед телекамерами подверг Ливни словесным пыткам, что было похоже, образно говоря, на политическое обезглавливание. Присутствовавшим на заседании фракции «Сионистского лагеря» в кнессете было трудно это вынести. Они отводили глаза, а некоторые даже пытались протестовать.

Это — жестокое унижение, которого не было в современной политике, может дорого обойтись Габаю – прежде всего негативной реакцией женского электората. Ливни быстро почувствовала это настроение, и на пресс-конференции 1 января подчеркнула, что была особенно тронута словами поддержки, полученными от израильтянок. Ливни может использовать эту карту в будущем. У нее не слишком много козырей.

Связь между партией «Ха-Тнуа» во главе с Ливни и «Аводой» под председательством Габая была не слишком крепкой с самого начала. Не было хороших личных отношений. Ливни не могла скрыть, что не слишком высоко ценит Габая, заменившего на посту лидера «Аводы» Ицхака Герцога. Присоединение «Ха-Тнуа» не принесло блоку «Сионистский лагерь», ядром которого стала «Авода», дополнительных мандатов. Напротив, количество мандатов даже уменьшилось. Позже Ливни угрожала покинуть блок, Габаю пришлось против воли согласиться на ее назначение лидером оппозиции. Отношений между Габаем и Ливни это не улучшило. Наоборот, на всех фронтах происходила эскалация напряженности.

Ливни проявляла чрезвычайную активность в сколачивании альянсов в левоцентристском лагере. Габай истолковал это, как попытку путча с целью отстранить его от руководства «Аводой». В близких отношениях Ливни с Эхудом Бараком он увидел акт предательства. Ее старая песня «каждый должен отложить свое эго в сторону» выводила Габая из себя. Он терпел и терпел, пока не решил выполнить часть песни: он отложил Ципи Ливни в сторону.

Желая Ливни успеха, Габай даже не посмотрел в ее сторону. Он выставил ее из «Сионистского лагеря» с «рекомендательным письмом», в котором отметил: эта дама склонна к подрывной деятельности, не отличается прямотой и честностью, ей не хватает коллегиальности и терпимости. Этот сигнал адресован будущим партнерам Ливни: будьте осторожны!

24 декабря было объявлено о досрочных выборах. Габай устроил в кнессете пресс-конференцию, на которой заявил: «Сионистский лагерь» не войдет в правительство Биньямина Нетаниягу. Габай добавил: предстоящие выборы будут означать выбор между ним и Нетаниягу. Тем же вечером Ливни тоже выступила в кнессете и снова призвала «отложить эго в сторону». Это переполнило чашу терпения Габая.

После того Габай выждал восемь дней. Этот срок по закону обязателен, чтобы можно было отделиться от другой фракции в кнессете, но получать финансирование из госказны. Этот срок закончился 30 декабря в полночь. Габай не заказывал опрос общественного мнения, чтобы проверить последствия расставания с Ливни. Все-таки Ливни – известный политический деятель, в левом лагере ее считают лидером более солидного калибра, чем сам Габай. Избавление от Ливни таким образом наверняка доставило Габаю личное удовольствие, но нет уверенности, что этот шаг принесет председателю «Аводы» успех.

По его мнению, риск, на который он пошел, был оправдан. «Если бы мы дошли до выборов в альянсе с Ливни, – сказал 31 декабря Габай приближенным, – крушение было бы гарантировано. Это не повредит нам, это объединит нас».

Габай считает, что Ливни была препятствием для обновления, а не катализатором. Он намекает на Бени Ганца, который, согласно разным публикациям, отказался от союза с Ливни из-за ее чрезмерной для него левизны.

Йоси Вертер, «ХаАрец», Д.Н. К.В.

Фото: Эмиль Сальман, Оливье Фитуси.


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend