Кто бросит вызов Нетаниягу

После скандала с Гидеоном Сааром, якобы готовившим «дворцовый переворот» в «Ликуде» вместе с президентом Ривлиным, а затем резкого заявления по этому поводу Биньямина Нетаниягу, создается впечатление, что последний напал на своего потенциального соперника в «Ликуде» исключительно из-за опасения перед ведущимися расследованиями.

Но активизация в левом лагере может оказаться для премьера не менее угрожающим политическим сценарием.

Речь идет о предпринимаемых усилиях по созданию объединенного фронта против Нетаниягу, вроде того, что случилось на выборах 1999 года, когда возникло движение «Единый Израиль». По всей видимости, возглавят этот фронт Ципи Ливни, Эхуд Барак, Бени Ганц (единственный, кто пока отрицает такую возможность), а также, возможно, и Буги Аялон, который, похоже, отказался от идеи идти на выборы в одиночку, учитывая результаты неутешительных опросов.

«Как мне кажется, это поможет нашему лагерю поднять голову повыше, — эти слова принадлежат одному из действующих лиц новой исторической драмы, каждое из которых на данный момент предпочитает высказываться самостоятельно, — и создаст необходимый драматический эффект, заставив всех этих людей отбросить собственное «Я» и  объединиться, чтобы сменить нынешнюю власть. Биби очень много весит на политических весах. Образно говоря, если на одной чаше весов находится большое помело, на другую надо положить несколько мандаринов».

Создание объединенного фронта предназначено не только для того, чтобы объединить левоцентристские партии, поскольку каждая из них в одиночку не в состоянии даже «пощекотать» Нетаниягу, но и для появления сплоченных сил, способных в «кулачном бою» выстоять против правых.

Кроме того, появление единого фронта будет способствовать решению проблемы с Ави Габаем в «Аводе».

По словам Габая, он в курсе переговоров по созданию нового движения, и считает, что нет причин, по которым он не может быть не только лидером «Аводы», но и лидером нового списка. В отличие от всех опросов, он утверждает, что за ним стоит партия. Однако это утверждение довольно шаткое и, скорее всего, голословное. Габай прекрасно знает, что в партии, — как сверху, так и снизу, — раздаются многочисленные призывы заменить его другим лидером. Помимо того факта, что «Авода», похоже, просто устала находиться длительное время в политической пустыне оппозиции, над ней все еще довлеют фантазии о власти. А, кроме того, каждый депутат «Аводы» хочет остаться в кнессете и на следующий срок. Но для этого нужны мандаты. Габай считает, что так просто он им этот «товар» не продаст.

Вот почему создание нового списка также может представлять собой решение проблемы Габая: вместо того, чтобы увязнуть в уродливом увольнении, что отразится на образе партии, подобно обезглавливанию, Габай останется в кресле председателя, но не будет первым номером в списке.

В своих мечтах фантазеры, создающие «новую команду», идут еще дальше: они думают, что в список добавится и Яир Лапид, который первым может пострадать от нового сценария развития событий, если вовремя не присоединится к объединенному фронту. Опросы показывают, что в одиночку ему Нетаниягу не побороть. Появление объединенного фронта вынудит его присоединиться, даже против его воли.

Но есть проблемы: во-первых, нет особой близости и приязни между Бараком и Ганцем, и потому нужен посредник между ними. Во-вторых, Яалон также выразил свою неприязнь к Бараку, чей политический образ изрядно подпорчен, даже токсичен, как выразился один из инициаторов нового блока. Особенно это чувствуется в «Аводе», где многие активисты считают Барака разрушителем.

И в-третьих остается нерешенным вопрос об иерархии: кто возглавит список, кто станет кандидатом в премьер-министры. По всей видимости, решение будет приниматься в зависимости от результатов опросов общественного мнения.

«Тут уже каждый должен будет принять решение, и, наверное, есть те, кому придется отказаться от своей мечты. Это трудный выбор для любого из игроков», — пояснили инициаторы создания фронта.

Электоральный вес «Аводы» оценивается сейчас в десять мандатов, но там постоянно происходят какие-то конфликты. Партию то и дело сотрясают крупные скандалы и мелкие дрязги.

Что же касается Ганца, у него нет ни политического, ни партийного опыта.

У Барака хватает мужества, чтобы открыто сказать все, что он думает. Но у него подпорчен образ: он не относится к лучшим из лучших.

Ципи Ливни обладает высоким статусом в «Сионистском лагере», но и ее образ подпорчен оппортунизмом, связанным с ее переходами из партии в партию и из правого лагеря — в левый.

Яалон думал, что ему удастся ворваться в политику, нарушив привычную схему. Но оказалось, что чаяния были напрасны и тщетны. Присоединение к партии «Авода», возможно, вернет его к политической жизни.

Против такого тяжеловеса, как Биби, создание подобного союза – это не просто хорошая идея, это кислородная маска для левого лагеря. А, может быть, и для всей страны.

Равит Гехт, «ХаАрец» М.К.

На фото: Эхуд Барак и Биньямин Нетаниягу. Фото: Оливье Фитусси

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend