Главный » Политика » Ливни поняла, что на ее товар нет покупателей

Ливни поняла, что на ее товар нет покупателей

В израильской политике Ципи Ливни была двадцать лет. Первые десять лет прошли под знаком подъема, даже метеоритного взлета. Она занимала самые главные посты и чуть было не коснулась небес – поста главы правительства. Второе десятилетие было отмечено спадом. Неудачное соперничество с последующей временной отставкой, возвращение, безрезультатное сидение в правительстве Нетаниягу, увольнения, присоединение к Ицхаку Герцогу и унизительное изгнание Ави Габаем.

Последние четыре года стали для Ливни особенно тяжелыми, когда общественность повернулась спиной к ее идеологическому знамени: государственные переговоры, стремление к миру, формула «два государства для двух народов», гарантирующая продолжение существования Израиля, как демократического и еврейского государства. То, что принято называть «левым». Ливни обнаружила, что на ее товар нет покупателей.

Судя по основательным опросам, которые Ливни провела в последние недели, она поняла, что линия границы – или раскола – между левым центром и правыми уже находится не в сфере израильско-палестинского конфликта, а в проблеме демократии: подрыв власти закона, попытки причинить ущерб Верховному суду, расистское законодательство.

Ливни изменила стратегию. Девизом ее новой кампании стало – «Только она – за демократию». Но и это не помогло. Всплеск интереса и тяга к Бени Ганцу с его туманными лозунгами свалили Ливни на самое дно электорального барьера. Ее решение уйти из политики еще до подачи в Центризбирком партийного списка, чтобы не разбазарить дорогие голоса «блока», было логичным, разумным и достойным. Сутки спустя после публичной казни, устроенной ей председателем «Сионистского лагеря» в прямом телеэфире, она пообещала, что поведет себя именно так, если не будет иного выхода. И сдержала слово.

Ирония состоит в том, что пророчица и великая жрица новомодной тенденции «объединения», первая, кто призвала идти по этому пути, за мгновение до финиша осталась нежелательной и отвергнутой всеми руководителями лево-центристского лагеря. Габай ее выгнал. Ганц и Лапид отказались принять. Все прочие – Барак или МЕРЕЦ – на самом деле, не шли в счет.

В политической системе Ливни считалась трудной клиенткой. Она не симпатична, не мила, лишена панибратства. Единственным, кому удалось установить с ней подлинно глубокие дружеские отношения, был Ицхак Герцог (всего две недели назад обе супружеские четы ужинали у нее дома). Но Герцог нашел бы общий язык даже с Дракулой. Другие игроки на политическом поле ее не переваривали. Не только ее левый образ, но и характер отпугивали от нее всех.

Не исключено, что Лапид ошибся, отказавшись присоединить Ливни к «Еш атид». Верно, что в одиночку Ливни не прошла бы электоральный барьер. Но объединение с тем, кто занимает ясную и четкую позицию по вопросам, которые вроде бы представляет «Еш атид», возможно, могло придать популярности партии Лапида.

По опросам, Моше Яалон и его партия «Телем» едва получали полтора мандата. Его присоединение к партии Бени Ганца «Хосен ле-Исраэль» сразу увеличили шансы Яалона вне зависимости от размера его партии. Так же будет с партией "Гешер" Орли Леви-Абекасис, которая, по всей вероятности, вот-вот присоединится к Ганцу. Не говоря о неизбежном объединении партии «Ха-Тнуа» самой Ливни с «Аводой» под руководством Герцога в канун выборов 2015 года. Созданное ими целое было больше составных частей.

Лапиду нечего было терять от присоединения Ливни. Он в любом случае полностью провалился в своих многолетних, героических попытках тащиться в хвосте правого лагеря. Ливни могла бы ему только помочь, в основном, за счет «Аводы» и МЕРЕЦ. Лапид снова доказал, что он не годится для объединения. Его эго полностью вытеснило те резоны, которыми должен руководствоваться политик, претендующий не на пост главы правительства, а на роль лидера объединенного лагеря.

И надо же, чтобы как раз в тот день, когда Ливни ушла из политики вместе со своей системой ценностей, глава правительства пригласил в свою канцелярию лидеров «Еврейского дома» и «Национального единства» Рафи Переца и Бецалеля Смотрича. Чтобы со всей одержимостью шафера, используя весь свой шарм, уговорить их включить в свой список компанию каханистов, расистов, гомо- и ксенофобов, разжигателей вражды – от Эли Ишая до Михаэля Бен-Ари и Итамара Бен-Гвира. Разумеется, только в интересах правого лагеря, но также для того, чтобы они были рядом с ним в зале пленарных заседаний, когда в свой следующий срок на посту он предложит провести персональные законы, которые спасут его от угрозы правосудия. На эту компанию он определенно сможет положиться.

Йоси Вертер, «ХаАрец», Р.Р. К.В. 

Фото: Офер Вакнин


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend