Главный » В Мире » Ближний Восток » Ливийский конфликт и дилемма Израиля
Associated Press

Ливийский конфликт и дилемма Израиля

«Дипломатия с позиции силы», которой руководствуются в Ливии как Турция, так и Россия, приводит к все большей напряженности.

При этом обе стороны активно используют наемников для продвижения своих интересов в стране. Турция делает это через исламских ополченцев, в том числе тех, кто воевал в Сирии. Россия действует с помощью ЧВК Вагнер (частная военная кампания, использующая наемников, косвенно управляемых Москвой).

Турецкое военное и политическое вмешательство привело к изменению соотношения власти на местах в пользу правительства национального согласия во главе с Файезом ас-Сараджем над его противником, генералом Халифой Хафтаром.

С другой стороны, российское участие расширяет доступ Кремлю к ливийской арене в военном, экономическом и стратегическом плане, даже несмотря на ущерб, понесенный генералом.

В ответ на укрепление статуса правительства национального согласия, за которым стоит также Катар, силы, поддерживающие Хафтара во главе с Египтом, попытались содействовать прекращению огня и вернуться к политическому процессу. Однако шансы на это кажутся низкими, особенно учитывая успех Анкары, которая еще может усилить свои позиции. Множество международных игроков — ООН, США, Египет, Франция, Италия, Греция и другие — участвуют в дипломатических усилиях по предотвращению эскалации, в то время как Франция ведет резкую антитурецкую линию, последствия которой сказались на единстве в рядах НАТО.

Эскалация конфликта на ливийской арене происходит на фоне действий Турции в экономических водах Кипра, нарушений Турцией воздушного пространства Греции и нарастания острой военной риторики между Анкарой и Афинами. В последние дни была предпринята попытка охладить ситуацию в ходе телефонного разговора с участием лидеров двух стран. Напористость турок направлена на улучшение их позиций в ближневосточном регионе на фоне тесного сотрудничества между Израилем, Египтом, Грецией и Кипром, и на сирийской арене, где она негласно конфликтует с Россией.

Турция также пытается продвигать важные для нее экономические и энергетические интересы в регионе восточного Средиземноморья в целом.

Падение цен на энергоносители из-за кризиса привело к тому, что запланированное бурение в регионе было отложено, но также к задержкам в разработке проекта трубопровода East Med. Это обстоятельство рассматривается в Анкаре, как преимущество для улучшения ее будущей позиции в конкурентной борьбе.

Со своей стороны, Россия в последние годы также пытается укрепить свои позиции на Ближнем Востоке, и Ливия является для этого подходящей ареной, особенно перед лицом отступления Вашингтона. Хотя США в некоторой степени активизировали свою дипломатическую деятельность, включая сигнал, что они готовы ввести свои силы в Тунис, похоже, что они по-прежнему не заинтересованы в существенном вмешательстве. Однако в отношении израильско-греко-кипрского треугольника Вашингтон продолжает заботиться о том, чтобы предотвратить эскалацию и не допустить ущерба интересам американских энергетических компаний.

Россия и Турция стараются не афишировать свои противоречия, несмотря на поддержку конкурирующих сторон в Ливии. С другой стороны, множество вовлеченных в конфликт участников и отсутствие «ответственного взрослого» усиливают страх просчета, который подорвет стабильность в регионе.

Одним из наиболее тревожных сценариев является более активное вмешательство в ливийский конфликт Египта, чтобы обуздать Турцию и ограничить успехи правительства ас-Сараджа. Каир провел «красную черту» в отношениях с Анкарой и ее союзниками, и очевидно, что он предпочитает политический процесс - военному вмешательству, но существует вероятность, что он будет втянут в конфликт.

Что это значит для Израиля?

В настоящее время ливийская арена еще не слишком затрагивает прямые интересы Израиля. Недавние визиты премьер-министра Греции и министра иностранных дел Кипра в Иерусалим продемонстрировали тесную связь между странами и отправили сигнал Анкаре. Однако обеспокоенность Каира событиями в Ливии, а также плотиной, которую Эфиопия строит на Ниле (Египет считает это стратегической угрозой), также волнует Израиль.

В конце концов, стабильность в Египте и его региональный статус крайне важны для еврейского государства. Уменьшение присутствия США в регионе стало фактом, и Иерусалим, похоже, смирился с реальностью последних лет, при которой Вашингтон не участвует напрямую в региональных «разборках», хотя и недоволен ростом влияния России на Ближнем Востоке.

Однако возможности для дипломатического маневра Израиля крайне затрудняет проблема аннексии. Греция и Кипр, хотя твердо стоят на его стороне, выступают против этого процесса, как с точки зрения созвучности ее проблеме Кипра (оккупация Северного Кипра Турцией), так и в качестве членов ЕС, выступающего против любых односторонних мер.

Попытка аннексии также не позволяет Израилю думать о «творческих идеях» для улучшения отношений с Турцией, поскольку Анкара будет реагировать на любую попытку присоединения, будь она символической или фактической.

Египту, Иордании и странам Персидского залива, которые в последние годы имеют общие интересы с Израилем, также будет трудно эффективно сотрудничать с Израилем, когда вопрос аннексии витает в воздухе.

Ход событий последнего десятилетия на Ближнем Востоке принес Израилю стратегические преимущества. Однако проблема аннексии не позволяет Иерусалиму пожинать политические выгоды этого положения перед лицом возможной эскалации обстановки в регионе.

Майкл Харари, научный сотрудник Института региональной внешней политики, бывший посол Израиля на Кипре, "ХаАрец", В.П.
На снимке:турецкий военный корабль охраняет буровое судно Fatih на пути в Северное средиземноморье. Фото: Associated Press.˜

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend