Ливан охвачен ужасом, но Бейрут восстанет из пепла | detaly.co.il
    Пятница 25.09.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Hussein Malla
    AP Photo/Hussein Malla

    Ливан охвачен ужасом, но Бейрут восстанет из пепла

    «Ливанский Чернобыль», «Как атомный взрыв», «С Бейрутом покончено». Эти и другие заголовки репортажей, рассказывающих об ужасающем взрыве, прогремевшем в Бейруте, не в состоянии полностью передать масштабы разрушения города и той степени тревоги, гнева и отчаяния, которые охватили жителей Ливана.

    Люди, разыскивающие родных среди груд бетона и железа, раненые, часами ожидающие прибытия машин скорой помощи, больницы, где не хватает лекарств и коек, врачи, разрывающиеся между пострадавшими при взрыве и больными коронавирусом, душераздирающие истории о раненых детях и стариках, разрушенные предприятия, беспомощное правительство — все это разные лики истории  смертельного удара по стране, само существование которой висит на волоске.

    Согласно официальным – и еще не окончательным — данным, 135 человек погибли и более 5 тысяч ранены. Число пропавших без вести неизвестно, и ясно, что число погибших будет расти, поскольку спасательные работы продолжаются. Арабские страны немедленно направили в Ливан медицинскую помощь: Катар и Кувейт разворачивают в Бейруте полевые госпитали, Иордания построит военный госпиталь, Ирак направит врачей и медсестер. Президент Франции Эммануэль Макрон 6 августа прибыл в Ливан, чтобы на месте оценить ущерб и заручиться поддержкой других стран.

    Губернатор бейрутского округа Марван Аббуд заявил 5 августа, что ущерб оценивается в 10–15 млрд. долларов, но речь идет только о разрушениях, а не об огромном экономическом ущербе, с которым Ливану придется справляться в ближайшем будущем.

    Бейрутский порт, главные ворота страны, в который ежегодно заходят около трех тысяч судов и через который проходит 70 процентов импорта Ливана, закрыт, и необходимо найти ему замену. Порт в Триполи не соответствует объему морских перевозок страны. Огромные зернохранилища бейрутского порта, в которых обычно хранится около 85 процентов всего импортируемого в Ливан зерна, уничтожены, как и таможенные склады, склады импортеров, оборудование для обработки и перемещения товаров, подъемные краны и офисные помещения.

    Ущерб такого масштаба может означать, что Ливан столкнется с нехваткой основных товаров, что еще больше углубит тяжелейший экономический кризис, который переживает страна. По словам мэра Бейрута Джамаля Итани, около 300 тысяч человек полностью или частично лишились крова, и необходимо найти для них приют – в Бейруте или за его пределами.

    Итани пообещал предоставить в распоряжение жертв взрыва 30 млрд. ливанских фунтов, но согласно официальному обменному курсу, речь идет о всего 20 млн. долларов, а с учетом курса доллара на черном рынке, сумма падает до ничтожных 3,8 млн. долларов. Этих денег недостаточно даже для того, чтобы доставить сотни тысяч потерявших кров к местам ночлега — если таковые удастся найти.

    Пустая госказна, при том, что «обычный» дефицит бюджета составляет около 11 процентов и, как ожидается, он  стремительно возрастет, еще до взрыва была неспособна удовлетворить потребности страны.

    Еще в марте правительство решило отложить первый взнос в счет погашения долгов в размере 1,2 млрд. долларов, а также перенести платежи, назначенные  на апрель и июнь. Не получи Ливан эту отсрочку, страна стала бы банкротом.

    В августе Ливан должен был заплатить около 100 млн. долларов турецкой компании Karadeniz, управляющей плавучими электростанциями, которые поставляют Бейруту и соседним районам около 400 мегаватт электроэнергии. К концу следующего года Ливан должен был заплатить около 800 млн.  долларов за одну только электроэнергию, в дополнение к платежам за импорт топлива для работы тысяч генераторов, служащих альтернативой электрической компании, которая не может удовлетворить спрос на электроэнергию, и сама пребывает в глубоком затяжном дефиците.

    Все это в дополнение к миллиардам, которые правительство задолжало частным больницам, часть которых прекратила принимать раненых, а также к его неспособности справиться с вывозом мусора — эта проблема привела к серьезному кризису доверия к правительству и массовым протестам, вспыхнувшим пять лет назад, и они угрожают вспыхнуть снова.

    Источники финансирования правительства, чьи долги оцениваются в 90 млрд. долларов, что составляет около 160 процентов ВВП Ливана, иссякли. Страны-доноры, которые два года назад пообещали выделить около 11 млрд. долларов, ждали, что в стране будет сформировано стабильное правительство, которое сможет подписать финансовые соглашения. Но даже когда при премьер-министре Хасане Диабе было сформировано новое правительство, страны-доноры не спешили помогать Ливану, поскольку «Хизбалла» является неотъемлемой частью правительства, коррупция пустила глубокие корни, «прозрачность» считается неприличным словом, а надзор и правопорядок — понятия теоретические.

    Даже после того, как Ливан перенес стихийное бедствие, он не может рассчитывать на то, что финансовая помощь извлечет его из бездны, в которую он сам себя погружал на протяжении десятилетий. Причина — методы управления, при которых государственные ресурсы распределяются в соответствии с этнической принадлежностью, и в первую очередь — степенью  близости к руководителям политических партий. Чрезвычайная помощь, которую Ливан получит от арабских стран и Запада, имеет особое значение для разрешения нынешнего кризиса.

    Но какими бы ни были масштабы этой помощи – а они пока еще неизвестны, — она не будет достаточной, чтобы с нуля восстановить экономику Ливана. В результате управление Ливаном, неспособным выстроить долгосрочный план экономических реформ, будет вестись с сегодня на завтра, а политическая разобщенность лишь усложнит управление страной.

    В ближайшие две недели общественной сферой жизни Ливана будет управлять армия, поскольку президент объявил о введении чрезвычайного положения. Солдаты ливанской армии будут контролировать соблюдение комендантского часа, установят контрольно-пропускные пункты, будут охранять полуразрушенный порт, и, главное — предотвращать протесты, которые, как ожидается, вскоре выплеснут на улицы накопившееся за многие годы недовольство и отчаяние, достигшие вершины в результате взрыва.

    В статьях в ливанских СМИ вся вина за взрыв возлагается на действующее правительство и его предшественников. В сообщениях об экстренном заседании Совета национальной обороны 4 августа ярость сочеталась с сарказмом. Совет, в состав которого входят министры, премьер-министр, президент и руководители сил безопасности, принял одно-единственное решение: создать штаб по борьбе с кризисом.

    «Как могло случиться, что начальник таможни, непосредственно ответственный за взрыв складов, явился на заседание? Разве он не должен находится под следствием? — вопрошает автор одной из статей. — Теперь обязательно будет создана государственная комиссия по расследованию, в чьи выводы никто не поверит».

    Но потрясенный и охваченный скорбью Ливан уже переживал бедствия и войны, которые едва не привели к его гибели – безжалостная гражданская война, бушевавшая 15 лет, израильская оккупация, продолжавшаяся 18 лет, вторая ливанская война, разрушившая экономику и инфраструктуру страны, и длящаяся девять лет война в Сирии, которая нанесла еще один тяжелый удар по экономике Ливана. Ливан пережил все это и снова встал на ноги, хотя и держится на них нетвердо. Следует ожидать, что как и «ливанский дух», Бейрут тоже вновь восстанет из пепла.

    Цви Барэль, «ХаАрец», М.Р. На снимке: на месте взрыва в бейрутском порту. AP Photo/Hussein Malla˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend