Лишь 5% жителей Восточного Иерусалима получили израильское гражданство

С момента объединения Иерусалима в 1967 году и вплоть до сего дня израильское гражданство получили менее 5% арабских жителей Восточной части этого города. Это следует из ответа министра внутренних дел Айелет Шакед («Ямина») на запрос депутата кнессета Моси Раза (МЕРЕЦ). В общей сложности гражданство получили 18 972 человека. Только 34% просьб о получении гражданства были в итоге удовлетворены, во многих случаях дожидаться разрешения приходилось  долгие годы.


В период с 1970 по 1974 годы прошла волна получения гражданства, тогда синие удостоверения личности получали несколько сотен палестинцев в год. Потом, в период 1975-2004 гг, число разрешений сократилось до нескольких в год, максимум – до нескольких десятков. С 2005 года снова начинается постепенный рост, вплоть до пика в 2019 году, когда гражданами Израиля стали 2372 палестинца. Потом снова спад. В 2021 году гражданство Израиля получили 1307 жителей Восточного Иерусалима.

Доктор Амнон Рамон из Иерусалимского института политических исследований изучал правовой статус жителей Восточного Иерусалима. Рост натурализации палестинцев в Израиле в 70-е годы он объясняет послаблениями, на которые власти шли в первые годы после Шестидневной войны. По его словам, большинство получивших израильское гражданство в тот период были муниципальными служащими, полицейскими, бизнесменами, а также коллаборационистами, готовыми сотрудничать с новыми властями.

Но потом в палестинском обществе было наложено неписаное табу даже на сам факт подачи просьбы о гражданстве – ее воспринимали как оправдание оккупации и готовность сотрудничать с оккупантами. Отход от этого нарратива начался около 17 лет назад, и, как объясняет доктор Рамон, вызван он глубинными изменениями в палестинском обществе. Разделительный забор, отделивший жителей Восточного Иерусалима от жителей Западного Берега, перемены в сфере образования и на рынке труда заставляют все больше людей вновь задуматься о возможности получить израильское гражданство. Социальное табу ослабло, и подача просьбы о гражданстве уже не считается актом, идущим вразрез с палестинским национализмом.

Управление по народонаселению и миграции за последние 20 лет одобрило только 6134 заявлений (около 38% от общего числа). Отказывают, если соискатель не может доказать, что Восточный Иерусалим является место его постоянного обитания – иными словами, если в Управлении подозревают, что на самом деле человек живет совсем в другом месте. Другими причинами отказов становятся незнание иврита, нежелание отказаться от иорданского гражданства, вопросы, связанные с безопасностью и криминалом.

Сегодня, спустя 55 лет после объединения, палестинцы составляют 39% жителей Иерусалима. Отсутствие гражданства имеет для них множество смыслов: они не могут голосовать на выборах в кнессет; не могут получить израильский загранпаспорт – а значит, им нужно временное удостоверение, позволяющее пересечь границу и выехать за пределы страны; некоторые должности может занять только гражданин Израиля, значит, для них они недоступны. Но еще важнее, что не обладающего гражданством могут лишить и вида на жительство. С 1967 года по сей день в статусе жителя было отказано более чем 14 000 палестинцев, обычно после того, как удавалось доказать, что центр их жизни находится не в Восточном Иерусалиме. А если вид на жительство аннулируется, вместе с ним исчезают и медицинская страховка, порой – источники дохода, и даже право въехать в город.

МВД иногда находит очень причудливые причины для отказа в статусе: например, один из членов семьи имеет недвижимость где-то на Западном берегу, или обнаружен всего-лишь счет от Электрической компании – но там и на его имя. Или уголовное дело по мелкому правонарушению, закрытое много лет назад. Одному палестинцу отказали в гражданстве потому, что его жена в соцсетях написала пост, упомянув Накбу. В другом случае отказали потому, что на аватаре в соцсетях соискатель разместил палестинский флаг – и не помогло то, что рядом там же был размещен и флаг Израиля. МВД также долгие годы игнорирует пункт закона, гласящий, что процедура получения гражданства лицами в возрасте 21 год и младше должна проводиться в ускоренном режиме.

Депутат Моси Раз говорит: «В 1967 году Израиль решил аннексировать Восточный Иерусалим, не давая гражданства его жителям. Это создало абсурдную ситуацию, в которой две трети граждан не могут голосовать на выборах в кнессет, где принимаются законы, непосредственно влияющие на их жизнь. Пока не закончится оккупация, мы должны предоставить полные и равные права всем, кто захочет, на территории, аннексированной Израилем».

В конце минувшей недели в Верховном суде Израиля рассматривали апелляцию Джихада Дандиса. Ему 49 лет, он родился, живет и работает в Иерусалиме, хорошо говорит на иврите, имеет здесь семью, собственный дом, собаку, тренируется в местном спортзале. Нет криминального прошлого, нет подозрений, связанных с вопросами безопасности. Но Управление народонаселения отказало ему в гражданстве из-за того, что он часто посещает Иорданию.

А на следующей неделе в суде будут рассматривать апелляцию другого иерусалимца, Висама Масиса, чью просьбу о предоставлении гражданства Израиля отклонили после того, как представители Управления народонаселения, дважды посетив его дома, обнаружили в нем слишком много, по их утверждению, чистящих средств и зубных щеток. Из-за чего заподозрили, что он там на самом деле не живет постоянно, а лишь останавливается на время.

«Некоторые говорят, что просто хотят иметь права, равные с другими, или получить «даркон», чтобы летать за границу. Другие утверждают, что хотели бы участвовать в выборах. Многие повторяют, что не хотят, чтобы их дети испытали те же лишения, которые пережили они», – делится своим опытом адвокат Ади Лустигман, который представляет Висама Масиса, Джихада Дандиса и многих других палестинцев, просящих дать им гражданство Израиля. «Они хотят обеспечить детям лучшее будущее, и уменьшить зависимость от МВД. Гражданство дает им то чувство защищенности, которого нет при наличии лишь статуса постоянного жителя».

Дандис говорит, что добивается гражданства уже 7 лет: «Я родился в этой стране, живу в ней и работаю в ней, плачу налоги – почему же я не могу его получить?»

Нир Хасон, «ХаАрец». Фото: Оливье Фитусси⊥

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
МНЕНИЯ