Суббота 24.10.2020|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    539306NCO_Poor_Corona_Food_Tomed_Appelbaum

    «Ликвидация»: в 2021 году система НКО в Израиле рухнет

    Как считает Лиор Перл-Финкель, гендиректор ассоциации «Гражданское лидерство», головной общественной организации, отвечающей за помощь и поддержку некоммерческих организаций (НКО) в период корона-кризиса, многим НКО уже первая волна эпидемии нанесла ощутимый ущерб. И в первую очередь это касается организаций, работающих непосредственно с людьми, в чьей деятельности заинтересовано и само государство. По словам Перл-Финкель, реализация многих проектов приостановлена, бюджеты урезаны, контракты не продлены, субсидии резко сократились, намеченные программы отменены, люди отправлены в неоплаченный отпуск или уволены. Некоторая деятельность возобновилась, но новых конкурсов и бюджетов нет – вряд ли все вышеописанное позволит некоммерческим организациям продолжать работу в прежнем объеме.

    Но ситуация стала усугубляться не сегодня, а гораздо раньше, поскольку не был утвержден бюджет на 2020 год, и все НКО функционировали на основе прошлогоднего бюджета и частично - бюджета 2018 года. И все это, конечно, связано еще и с бесконечным выборным марафоном.

    «Политическая нестабильность и отсутствие бюджетов безусловно влияют на степень эффективности деятельности НКО, – замечает Перл-Финкель, – поскольку самый важный аспект в оказании нуждающимся социальных услуг – способность планировать на долгосрочную перспективу и поддерживать непрерывность оказания услуг. А в складывающихся условиях это становится невозможным. Каким образом, скажите, можно запланировать раздачу продуктовых наборов 10 тысячам нуждающихся в помощи семьям, не зная, будет ли у нас возможность функционировать даже через месяц? И это всего лишь один уровень сотрудничества с государством».

    В качестве одного из примеров недавнего фиаско гендиректор ассоциации «Гражданское лидерство» привела случай, когда министерство соцобеспечения внезапно сообщило НКО, занимающимся поддержкой молодежи из групп риска, что их деятельность приостанавливается, а сотрудникоы нужно отправить в неоплачиваемый отпуск.

    Коронавирус также вынудил НКО отказаться от тех или иных собственных программ. Некоторые перешли на удаленную работу, скажем, образовательные организации. Но убежища для женщин, пострадавших от насилия, не могут таким образом строить свою деятельность, поэтому в разгар кризиса их пришлось на какое-то время закрыть.

    Как утверждает Перл-Финкель, в общей сложности пострадало практически 90 процентов всех НКО; возможности более двух третей организаций по оказанию услуг нуждающимся существенно ослабли, а деятельность некоторых из них вообще была приостановлена.

    Согласно опросу, проведенному «Гражданским лидерством», 37 процентов НКО считают, что в случае ухудшения ситуации они будут вынуждены прекратить свое функционирование, а 61 процент опрошенных говорит о понесенном колоссальном ущербе, вплоть до того, что придется отказаться от оказания услуг населению в сферах образования, социального обеспечения и здравоохранения.

    С момента, когда началась эпидемия, примерно четверть сотрудников НКО были отправлены в неоплачиваемый отпуск; в мае этот показатель вырос до 50 процентов, а в июне составил уже 60 процентов. После снятия карантина ряд сотрудников вернулись на рабочие места, а кого-то пришлось уволить; около трети НКО были вынуждены прибегнуть к сокращению своих штатов.

    Как предполагает Перл-Финкель, самое худшее – впереди; следующий, 2021 год, может оказаться самым разрушительным для социальных служб нашей страны: накапливавшиеся долгие годы социальные проблемы, подобно снежной лавине, накроют Израиль, а кроме того резко снизятся суммы пожертвований, что также не будут способствовать активизации деятельности НКО. Достаточно сказать, что объем пожертвований из-за рубежа достигает 13 млрд шекелей в год, и еще 11 млрд поступает от местных доноров. В настоящее время более 80 процентов НКО сообщают о сокращении объема пожертвований.

    В некоммерческих организациях, которые также называют «третьим сектором», считают, что государство должно предоставить им своего рода «страховочную сетку» – для предотвращения окончательного краха НКО. Если рухнет вся организационная структура, сотрудники останутся без работы, а граждане не смогут получать дополнительные помощь и поддержку.

    Высказывается предположение, что «третьему сектору» нужен свой руководитель – министр, и Перл-Финкель с этим согласна: «Самая распространенная ошибка заключается в том, что НКО приписывают исключительно к ведомству соцобеспечения. Экономическое значение «третьего сектора» гораздо шире, учитывая различные ассоциации, организации и движения, действующие в сферах абсорбции, спорта, культуры и образования. В Великобритании, например, есть министр с широкими полномочиями. На мой взгляд, НКО может заниматься министр в канцелярии премьер-министра или министерство финансов, это не обязательно должно быть отдельное ведомство. В любом случае, давно пора признать значение «третьего сектора» и дать ему возможность принять посильное участие в принятии решений».

    Сегодня НКО – это 520 тысяч сотрудников, что составляет 14 процентов от общего рынка занятости. Кроме того, в некоммерческих и общественных организациях занято еще  полмиллиона волонтеров. Другими словами, в общей сложности «третий сектор» насчитывает примерно миллион человек, чье социо-экономическое значение до сих пор не оценено должным образом. При том, что в основном деятельность НКО проводится в кооперации с министерствами и местными властями.

    В Израиле нет семьи, которая не соприкасалась бы с деятельность того или иного НКО. Любой, кто попал в автомобильную аварию и нуждается в инвалидной коляске, знает, что ему надо обратиться в «Яд Сара», а не в министерство здравоохранения. Многие дети и подростки охвачены молодежными движениями. Неформальным образованием занимаются около 20 молодежных организаций. Признание и необходимость понимания масштабов деятельности и экономического значения «третьего сектора» необходимы как никогда.

    Если можно так выразиться, государство покупает услуги у некоммерческих организаций на сумму 17 млрд шекелей и еще 3 млрд выделяет на дополнительную поддержку. Валовой внутренний продукт «третьего сектора» составляет 74 млрд шекелей – 6 процентов от ВВП Израиля.

    «Гражданское лидерство» выдвинуло требование о создании специального фонда грантов в размере 1 млрд шекелей – менее одного процента от правительственного плана по оказанию помощи гражданам. В результате удалось добиться выделения 300 млн, но на сегодняшний день и эта сумма не освоена. На данный момент около 20 млн шекелей в качестве грантов переводится различным НКО, причем выделение средств осуществляется так, как это происходит при оказании помощи малому и среднему бизнесу, то есть, через налоговую службу. Проблема в том, что этот маршрут вовсе не адаптирован для НКО. Как показывает практика, недостаточно выделить ресурсы – необходимо отладить механизм распределения таким образом, чтобы помощь доходила до ассоциаций и общественных организаций, которые в ней нуждаются.

    По количеству НКО на душу населения Израиль занимает четвертое место в мире, и Перл-Финкель считает, что это лишний раз доказывает важность существования некоммерческих организаций. Они во многих случаях справляются на самом высоком уровне с теми функциями, с которыми не в силах справиться государство в силу чрезмерной бюрократии.

    Перл-Финкель затрудняется выделить ту или иную НКО, поскольку невозможно сделать выбор между организацией, которая заботится о молодежи из групп риска или о пожилых людях, и организацией, которая пытается сократить количество суицидов, или организацией, раздающей продукты семьям, лишенным возможности нормально питаться.

    Отвечая на вопрос, кто уполномочил возглавляемую ей организацию представлять интересы «третьего сектора», Лиор Перл-Финкель ответила: «Наша организация по своему профилю напоминает зонтичную организацию бизнес-сектора, представляющую интересы предпринимателей в министерстве финансов и в Гистадруте. Она носит добровольный характер, и к нам присоединяются все желающие. Помимо прочего, мы помогаем разным некоммерческим организациям и занимаемся вопросами законодательства, регуляции и продвижения – то есть направлениями, которые способствуют улучшению деятельности НКО в Израиле».

    Ротем Штаркман, «ХаАрец». М.К.˜
    На фото: нуждающиеся получают продукты от НКО. Фото: Томер Аппельбаум

     

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend