Вот он – секрет поддержки «Ликуда»

С тех пор, как полиция опубликовала сводный отчет о двух расследованиях, касающихся Биньямина Нетаниягу, многие пытаются разгадать одну из величайших загадок израильской политики: как получается, что по опросам рейтинг премьер-министра и «Ликуда» не только не упал, но даже вырос?

Нельзя утверждать, что только на одной стороне политической карты обеспокоены коррупцией. В 1977 году сообщения о мощной коррупции на самом высоком уровне отвратили избирателей от партии «Авода», что привело к падению правительства. А в 1992 году антикоррупционные демонстрации помогли Ицхаку Рабину победить Ицхака Шамира на выборах. Так что же изменилось?

Журналисты газеты «ХаАрец» предлагают различные объяснения этому феномену. Так, Йоси Кляйн считает, что, таким образом, электорат «Ликуда» «мстит» элите; Даниэль Блатман полагает, что избиратели просто боятся расстаться с Нетаниягу; Равит Хехт указывает на «семейный» характер «Ликуда» как партии; Алон Идан сравнивает избирателей «Ликуда» с преданными болельщиками футбольной команды; а Ирис Леаль считает, что Нетаниягу «завораживает» свою аудиторию.

Слабое место этих объяснений очевидно: все эти комментаторы полагают, что поддержка  Нетаниягу имеет под собой лишь эмоциональную основу. Ни один из них даже не пытается найти рациональное зерно поддержки Нетаниягу.

Эта проблема становится очевидна, если попробовать объяснить, почему левые так и не смогли убедить правых: убеждение невозможно с позиции фундаментального высокомерия, которая предполагает, что «они» не рациональны, а «мы» — да. Но если вдуматься, то причины непонимания позиции оппонента будут ясны.

Все это не ново. Покойный социолог Йонатан Шапиро, который одним из первых  исследовал приход «Ликуда» к власти, в своей книге «Дорога к власти: партия «Херут» в Израиле» назвал несколько причин этого успеха, вызывающего недоумение у многих. Одной из главных, по его мнению, было умение лидера «Ликуда» Менахема Бегина манипулировать эмоциями евреев — выходцев из стран Востока.

На протяжении десятилетий эта концепция считалась аксиомой и ее эхо все еще отдается порой в академических и публичных дебатах. Проблема в том, что манипуляции воздействуют только на лиц того или иного этнического происхождения, не говоря уже о том, что все политики – манипуляторы.

Новые исследования экономической политики партии МАПАЙ —  предшественника «Аводы» — в годы становления страны показывают, что до 1960-х годов, вопреки ее образу, как партии, эксплуатирующей евреев восточного происхождения,  МАПАЙ проводила четкую политику, направленную на сокращение разрыва в заработной плате между элитой и низшими классами. Эти данные помогают нам понять, почему примерно в то же время восточные евреи отвернулись от МАПАЙ и стали голосовать за Бегина, если принять в расчет экономический и классовый факторы. Из чего следует, что поворот вправо был решением рациональным.

В своей статье от 26 февраля главный редактор газеты «ХаАрец» Алуф Бен писал, что достижения Нетаниягу – экономическое процветание Израиля, его политическая стабильность и спад палестинского террора внутри страны – это то, что обеспечивает ему общественную поддержку. Но Бен не сделал следующего из этого вывода: если Нетаниягу держится у власти благодаря своим достижениям, то правые рациональны, а левые в своем упорном противостоянии его политике – эмоциональны.

Ясно, что лево-правая полемика намного сложнее, чем вопрос об эмоциональной основе политических пристрастий. Верно и то, что даже те, кто признает практические достижения Нетаниягу, не могут игнорировать его провалы в моральной сфере. Тем не менее, те, кто кричит «Только Биби!» даже когда ему предъявлены позорные обвинения, не обязательно действуют, полагаясь на свое «нутряное чувство». Напротив, их позиция есть признание факта, что, как бы ни важна была борьба с коррупцией в высших эшелонах власти, она не влияет на их повседневную жизнь и едва ли изменит их положение.

Ави Шилон, «ХаАрец», М.Р.

Фотоиллюстрация: Офер Вакнин.

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend