Либерман: «Кладу на всех!»

В завершение своего выступления в тель-авивском Доме журналиста лидер партии НДИ Авигдор Либерман обрушился с резкой критикой на арабских политиков Израиля. Его слова звучали, как откровенное подстрекательство. Он назвал представляющих арабский сектор депутатов «пятой колонной», прямым текстом обвинил их в предательстве, и назвал их поведение «полным безумием». «Необходимо остановить это сейчас», – заявил он угрожающим тоном, после чего добавил: «На этом, пожалуй, остановлюсь и я». В этот момент на лице Либермана появилась улыбка – он явно был доволен своим каламбуром и быстрым, внезапным переходом от угроз и ругательств к легкой самоиронии.

Таков Либерман: агрессивный и циничный. Справедливости ради, скажем, что, в отличие от многих других политиков, он не относится к себе слишком серьезно. По крайней мере, он умеет произвести такое впечатление. В этом заключается его отличие от Биньямина Нетаниягу – главной мишени предвыборной кампании партии НДИ, официально запущенной в тель-авивском Доме журналиста. У Либермана нет ничего святого, потому к самому себе он не относится, как к посланнику Всевышнего на грешной земле.

И лозунг предвыборной кампании Либермана «ло дофэк хешбон» (ивр. сленг «кладу на всех»– прим. «Детали») — не просто поза. Он отражает самую его суть. Он не зря красуется на гигантских плакатах с изображением лидера НДИ, которыми был увешан конференц-зал Дома журналиста. Воистину, северокорейские размеры этих плакатов лишь подчеркивали царившую в небольшом помещении тесноту. Либерман клал на ХАМАС, на Ахмеда Тиби, на ультраортодоксов, на «Бецелем», и на кого только нет, но, самое главное – он клал на Биньямина Нетаниягу, и в этом заключается секрет его силы.

Карьера Либермана, потрясающая сама по себе, вся строится на любви-ненависти, влечении-отторжении, зависти-презрении между ним и Нетаниягу. Эта история, начавшаяся, когда 38-летний Либерман возглавил министерство главы правительства, продолжается до сего дня, когда лидеру НДИ перевалило за 60.

Взаимоотношения Либермана и Биньямина Нетаниягу – это бесконечный сериал с разводами и взаимными упреками, примирениями и лестью. Эту двойственность легко разглядеть и сегодня: Либерман выставляет Нетаниягу трусом, который позорно сдался ХАМАСу, и даже, со свойственной ему страстью к чудовищным преувеличениям, связал ожидаемое прибытие денег из Катара в Газу с 77-ой годовщиной Ванзейской конференции, где был разработан план «окончательного решения еврейского вопроса». Вот так, ни больше, ни меньше.

Но в тот же самый момент Либерман заявил, что не присоединится ни к одной коалиции, помимо той, которую возглавит Нетаниягу – по крайней мере, до тех пор, пока он является единственным реальным претендентом на должность премьера. Этот пышный торт Либерман украсил вишенкой – он добавил, что Нетаниягу не должен подавать в отставку даже в случае передачи его дела в суд. Поводом для этого, по мнению лидера НДИ, может послужить только вынесение обвинительного приговора. Безусловно, это заявление стало щедрой компенсацией за все прежние уколы. И Нетаниягу вновь выступает в тесной связке со своим воспитанником, заодно подрабатывающим в должности его злейшего врага. Их объединяет то, что оба они представляют себя невинными жертвами зловещего заговора власти закона, которая уже давно стала для них «мальчиком для битья».

Два советника, которых Либерман привлек к ведению предвыборной кампании, известны, главным образом, по своей работе с Нетаниягу: это журналист Ури Гиносар и Шай Базак. Гиносар был пресс-секретарем Нетаниягу в бытность того министром финансов, а Базак – его советником по связям с прессой во время первого срока на посту премьер-министра. Их приглашение в штаб НДИ – также реверанс в сторону Нетаниягу, как непревзойденного мастера политических кампаний, и в то же время – дразнящий жест, еще один укол, столь свойственный для Либермана.

Дуэт Гиносар-Базак и организовал для Либермана пресс-конференцию, обращенную к той части правой публики, для которой Нетаниягу – недостаточно националист и грубиян. Выходцы из бывшего Советского Союза, представляющие основу электората Либермана, упоминались на ней лишь вскользь. Им, безусловно, будет посвящено отдельное мероприятие. Либерман провозгласил, что НДИ никогда не была «секторальной партией», и время подобных движений прошло, поскольку большинство репатриантов уже давно не «новые» и их проблемы – это проблемы всех израильтян. Это объединяет Либермана с владельцами печатных изданий – их время заканчивается, их публика уходит к другим в поисках новых ощущений или исчезает естественным путем.

Возможно, по-русски Либерман звучит более захватывающе и экспрессивно, но на иврите от него исходило, главным образом, спокойствие, граничащее со скукой. Это полностью противоречило духу его резких и грубых выражений, которые многие считают расистскими. Если бы речь Либермана слышал Дональд Трамп, он наверняка наклеил бы на него ярлык «низкой энергии», с помощью которого он одолел Джеба Буша на праймериз республиканцев в 2016 году. То, что раньше считалось типичным «ужастиком» от Либермана, бледнеет и меркнет на фоне новых стандартов агрессивности, ругательств и паясничанья, которые Трамп привнес в Белый дом.

С другой стороны, Либерман опередил свое время и Трампа в том числе, оказавшись в центре слухов о туманных связях с Кремлем. Правда, в этом случае речь идет исключительно о неподтвержденных слухах, возможно связанных с происхождением Либермана, в то время как в отношении Трампа, действительно, существуют серьезные подозрения, подтвержденные рядом свидетельств.

Либерман также не привел на пресс-конференцию толпу своих сторонников, как это делает Нетаняигу. В первом ряду сидели представляющие НДИ главы местных советов, в большинстве своем неизвестные за пределами возглавляемых ими населенных пунктов. На их фоне Пини Бадаш из Омера выглядит мега-знаменитостью вселенского масштаба, которая может позволить себе опоздать на мероприятие, организованное «раисом» Либерманом.

Лидер НДИ не украсил свой предвыборный список новыми «звездами», и в ответ на вопрос об этом пробормотал нечто об «именах, которые будут опубликованы в течение ближайшей недели», цинично добавив, что эта задержка нужна для того, чтобы журналисты продолжили им интересоваться. Однако по его тону было понятно, что не стоит ждать парада «звезд»: как и в прошлом, место в предвыборном списке обеспечено лишь тем, кто согласен вращаться вокруг партийного солнца, вне всякой связи с их способностью самостоятельно продвигаться вперед.

В своем выступлении Либерман упомянул, что в начале нынешнего месяца исполнилось 20 лет со дня основания его партии. Он мог добавить к этому, что через две недели исполнится десять лет историческому достижению НДИ на выборах в Кнессет 2009 года, когда партия получила 15 мандатов.

С тех пор популярность партии Либермана неуклонно сокращалась: в 2013 году НДИ получила 11 мандатов, в 2015 – 6, а сейчас, судя по опросам, она балансирует на грани электорального барьера. Провал на выборах, безусловно, испортит настроение Либермана и, возможно, заставит его задуматься о новой карьере. Но, в любом случае, он сможет утешиться тем, что его партия пошатнула большинство, на которое рассчитывал Биньямин Нетаниягу. Потому что Либерман не просто так клал на Нетаниягу: он наслаждается каждой минутой, когда его друг-соперник страдает.

Хеми Шалев, «ХаАрец», Б.Е. К.В. Фото: Элиягу Гершкович


Реклама

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend