Левые разочаровались в «своих» партиях – и уходят к Лапиду

Левые избиратели восстают против политических сил, традиционно представлявших их в кнессете. В первую очередь их гнев направлен на партию МЕРЕЦ, переживающую тяжкий кризис из-за поведения Райды Ринауи-Зоаби. И на следующих выборах многие левые собираются голосовать за Яира Лапида, только что усилившего свои ряды важным приобретением в лице Гади Айзенкота.


Возникший по отношению к Лапиду сентимент имеет вполне рациональное объяснение. За последние годы лидер партии «Еш атид» политически возмужал. Он доказал, что у него есть принципы и продемонстрировал готовность бороться за них. Он сумел выполнить невероятную задачу – отстранить от власти Биньямина Нетаниягу и создать альтернативную коалицию. И хотя удержать ее от распада ему, в конце концов, вряд ли удастся, Лапид убедил избирателей в том, что «его сердце находится в правильном месте».

И на десерт: лидер «Еш атид», наконец, отказался от нелепой мечты привлечь на свою сторону правых избирателей и дал сильный крен влево. Он больше не снимается на фоне Западной Стены и не допускает подстрекательских заявлений в адрес правозащитных организаций.

Однако здесь и таится опасность для левых избирателей, устремляющихся за Лапидом только из-за обиды на председателя партии МЕРЕЦ Ницана Горовица, отхватившего сейчас звонкую пощечину. Сторонники МЕРЕЦ и часть электората партии «Авода», возглавляемой Мейрав Михаэли, разгневаны на своих представителей в правительстве за то, что те недостаточно последовательно отстаивают идеалы левого лагеря, то есть не уделяют должного внимания борьбе с оккупацией и расизмом по отношению к арабам.

В чем заключается их решение проблемы? В голосовании за партию, для которой слово «оккупация» является грязным ругательством, лидер которой, несмотря на все свои перечисленные выше достоинства, запятнал себя, без зазрения совести обрушиваясь на движение «Шоврим штика» и на арабских граждан, выступавших против закона о национальном характере Государства Израиль. Тогда он считал, что это принесет ему политическую выгоду.

Многим разочарованным не нравится система бронирования мест в предвыборном списке МЕРЕЦ и «праймериз» в этой партии (как и в партии «Авода»), которые проводятся в атмосфере закрытого клуба – вроде той, которая царит в доме престарелых во время игры в «бинго». Что они предлагают? Голосовать за партию, лидер которой единолично, небрежным движением руки указывает, кому достанется министерский портфель, а кому снесут голову за недостаточную преданность.

Все это повторялось в прошлом уже столько раз, что диву даешься, как левые избиратели сами этого не замечают. В последние десятилетия каждый лидер МЕРЕЦ и «Аводы» очень скоро становились «разочарованием века» – если не успевали скрыться в серой зоне и стать просто «не слишком впечатляющими». Возможно, на то есть вполне оправданные причины, но и каждый роутер находит, в конце концов, нужную сеть. А объяснения, которые находит себе левый лагерь, неизменно ведут к провальным результатам.

Этих лидеров непременно сравнивают со святыми иконами – с Шуламит Алони и Йоси Саридом. Позволю себе предположить, что если бы они были живы, то и они бы в сознании избирателей МЕРЕЦ выглядели совсем по-другому; и их бы затронула порча. Проведя некоторое время на посту, израненный стрелами соратников лидер вынужден умолять разгневанных избирателей отдать ему свои голоса, и некоторые из них, в конце концов, позволяют партии преодолеть электоральный барьер, «несмотря на мельчающее поколение» и т.д.

После того, как левый лагерь уничтожил свою партию власти и разбросал ее остатки по разнообразным политическим движениям, ослабив себя до крайности, подрыв МЕРЕЦ и переход его электората к партии «Еш атид» приведет к еще большему сдвигу политической карты Израиля в сторону правого экстремизма. Это будет не меньший вклад, чем тот, который внесли в это дело Биньямин Нетаниягу и его партнеры. Если Яир Лапид становится символом левого лагеря, то Итамар Бен-Гвир покидает свою заброшенную обочину и смещается к легитимному правому центру.

Словосочетание «проблема левых» набило оскомину не меньше других избитых выражений, вроде «маминой еды» или звания «фашист/нацист», которым клеймят у нас каждого, кто кому-то чем-то не понравился. Но экстатическое недовольство левых действительно представляет собой проблему, которая в большей степени говорит о качествах самих протестующих, нежели о свойствах разочаровавших их лидеров. Сегодня Лапид купается в любви своих новых клиентов. После того, как они отдадут за него свои голоса, их меч нависнет и над ним.

Равит Хехт, «ХаАрец», Б.Е. Фото: Охад Цвигенберг⊥