Фото: Оливье Фитусси

Левые, не прыгайте с корабля

После того, как поутихли восторги по поводу удачной речи Ганца, и пуще того – по поводу истерики, которую она вызвала в рядах «Ликуда», самое время обратить внимание на тех, кто стоит перед дилеммой куда более сложной, чем та, с которой столкнулась правящая партия. Опросы, которые показывают, что дела у Ганца обстоят невероятно хорошо, а если он объединится с Лапидом, то еще лучше – эти опросы начисто стерли левых с политической карты.

Одно из обвинений, которое председатель партии МЕРЕЦ Тамар Зандберг выдвинула против своей предшественницы Захавы Гальон, состояло в том, что та регулярно проводила кампанию в стиле «ай-яй-яй!», включавшую отчаянные призывы к избирателям. Но на предстоящих выборах Зандберг придется действовать точно так же.

История партии «Авода» — печальная история. Партия, которая построила государство, принимала шедшие волна за волной массы репатриантов и на протяжении долгих лет, пока «Ликуд» находился у власти, традиционно служила ему альтернативой, теперь стоит на грани катастрофы, теряя в кнессете одно место за другим.

Несмотря на глубокое желание всех, кто на дух не переносит Нетаниягу и мечтает после стольких нелегких лет, наконец, от него избавиться, сейчас повернуться спиной к левым во имя «стратегичесого голосования» было бы преступлением против совести.

Во-первых, стратегическое голосование обычно завершается постыдным провалом. Возможно, в этом есть некое самолюбование, но я до сих пор со страхом думаю, что это я, именно я способствовала продвижению политической карьеры бывших депутатов кнессета Далии Ицик, Эли Афлало и Юлии Шамаловой-Беркович, проголосовав в 2009 году за партию «Кадима» с единственной целью «перекрыть дорогу Биби».

Во-вторых, стратегическое голосование наносит глубокий идеологический ущерб, который значительно превышает возможные выгоды от «сложной игры» в соответствии с правилами «реалполитик».

В борьбе за голоса избирателей-центристов — этой массы, которая слишком ленива, чтобы остановиться на мгновение и подумать, какова ее позиция по острым вопросам, определяющим нашу жизнь здесь, — кандидаты идут на все, лишь бы их не заподозрили в левизне. Таким образом, воображаемая точка, где расположен этот аморфный центр, продолжает и дальше смещаться вправо.

Если бы крах левых сионистов послужил какой-либо благой цели, скажем, созданию подлинного идеологического партнерства между евреями и арабами, можно было бы усмотреть среди этих развалин некое позитивное начало, некий намек на улучшения ситуации в будущем. Но в глазах всякого, чьи представления об израильском обществе выходят за рамки нескольких тель-авивских баров, распад лагеря левых сионистов означает его конец и ничего больше.

На этом фоне в лучшем случае будут процветать обманщики-оппортунисты, такие как Яир Лапид и Орли Леви-Абекасис, а в худшем в центре израильского согласия окажутся правые вроде Нафтали Беннета и Айелет Шакед. Тысячи голосов, которые интеллектуалы и люди искусства отдают националистическим правым арабским партиям, таким как БАЛАД и южное отделение Исламского движения, приблизят  не равенство, а лишь еще более разрушительное правое правительство, в котором депутат Бецалель Смотрич будет высокопоставленным министром.

Левые бесконечно критикуют своих лидеров. В целом это вещь хорошая, поскольку критика всегда предпочтительнее стадной психологии. Но когда им противостоит железный кулак правых, окружающих своего лидера защитным кольцом, это становится их главным недостатком.

Даже если критика в адрес Зандберг и председателя партии «Авода» Ави Габая оправдана, она не должна завершиться вынесением смертного приговора и последующей казнью. На нашей политической карте есть люди куда хуже, которые выглядят в опросах куда лучше.

Но в любом случае на карту поставлено нечто большее, чем личные амбиции. Ганц придет на смену только при почти невероятных обстоятельствах: объединение с Лапидом; но для этого необходимо решить вопрос – кто из них возглавит блок, а на данный момент на него нет ответа. В дополнение к этому необходим провал какой-либо правой партии, которая не сможет преодолеть электоральный барьер.

В любом случае «Авода» и МЕРЕЦ порекомендуют Ганца на роль премьер-министра. Его задача состоит в том, чтобы обеспечить голоса правых избирателей, чем он в этом вполне успешном бале-маскараде и занимался до сих пор. Дело же немногих оставшихся в этих краях левых — голосовать за левых.

Равит Гехт, «ХаАрец», М.Р.

Фото: Оливье Фитусси.

 

 


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend