Линч Лео Франка и возрождение Ку-Клукс-Клана: неизвестные страницы истории

На этой неделе исполнилось 103 года с того момента, когда по ложному обвинению в страшном преступлении линчевали Лео Франка, промышленника-еврея. Жестокая и страшная смерть этого человека потрясла евреев Америки, подорвав в значительной степени чувство безопасности в новой для них стране.

Франк родился в Париже (или в Парисе), штат Техас, а рос и учился в Бруклине, штат Нью-Йорк. Затем, будучи уже молодым человеком, он вошел в семейный бизнес – национальная карандашная фабрика. В 1907 году Лео пошел на повышение и направился в штат Джорджия, чтобы контролировать деятельность совладельца завода, находящегося в Атланте. Здесь, в начале двадцатого века, существовала крупнейшая еврейская община США, и местные евреи активно стремились интегрироваться в общество и городскую политику, в то же время укрепляя собственные еврейские институты.

В Атланте не было антисемитизма, но наблюдалось определенное понимание различий между евреями и остальной частью населения. Однако же в целом евреи чувствовали себя спокойно среди своих соседей-горожан, и ситуация казалась вполне стабильной.

Вскоре, после прибытия в Атланту Франк стал принимать активное участие в общественной жизни, а в 1910 году женился на Люсиль Зелиг, девушке из богатой семьи промышленников. Лео стал прихожанином местной синагоги, старейшего еврейского учреждения в Атланте, а через два года, в 1912 году, был избран президентом филиала Бней Брит.

Для Франка этот период был отмечен прогрессом в делах и тенденцией к процветанию, но для многих других его сограждан тот же временной период характеризовался неопределенностью в экономике и слабой социальной защитой. Город переходил от сельского хозяйства к индустрии, и в результате те, кто занимался фермерством, оставили его и перебрались в Атланту, оказавшись на положении низкооплачиваемых работников.

Новая экономическая реальность привела к резкой социальной дисфункции. Мужчины более не могли обеспечивать свои семьи, и на рынок труда вышли женщины и дети; возникшая непростая реальность вселяла в людей чувство беспомощности. Консервативно настроенная общественность выражала также крайнюю озабоченность по поводу возникших моральных проблем из-за того, что мужчины и женщины должны были вместе трудиться на заводах и фабриках.

Обстановка накалялась, и совокупность социальных, финансовых и религиозных факторов привела к «взрыву» 26 апреля 2013 года. Именно в этот день 13-летняя Мэри Фэган, девочка из семьи фермеров, перебравшихся в Атланту в поисках заработка, пришла за своим недельным жалованием. По версии Франка, он выдал ей деньги, и она ушла; однако ночью, уже 27 апреля, охранник обнаружил труп девочки в заводском подвале.

Вначале подозрение пало на охранника, но затем главным подозреваемым оказался сам Лео Франк. По словам полицейских, он выглядел довольно «нервным», когда его доставили на место преступления; кроме того, выяснилось, что Франк вызывал к себе ночного сторожа в ночь убийства, чего он, как правило, никогда не делал. Некоторые из рабочих сообщили следователям, что Франк, дескать, заводил знакомство со многими женщинами, с которыми работал.

На полицию оказывалось серьезное давление, с тем, чтобы она нашла убийцу Фэган; дело в том, что за несколько месяцев до трагической гибели девочки в Атланте произошло еще несколько убийств, и ни одно из них не было раскрыто, и в городе царили соответствующие настроения и разочарование по поводу неспособности полиции навести порядок. Таким образом, полицией руководила сильная мотивация (и выданный общественностью кредит) – исходя из имеющихся в ее распоряжении доказательств выставить в качестве виновного Лео Франка.

Следовал своим политическим амбициям и прокурор Хью Дорси, который также был убежден в виновности Франка, стремясь, во что бы то ни стало добиться его осуждения (впоследствии, в 1916 году Дорси был избран губернатором штата Джорджия).

Однако серьезной доказательной базы не было; все показания изобиловали противоречиями, а обвинение, по сути, строилось на свидетельстве одного человека – фабричного секретаря Джима Конли (на сегодняшний день исследователи полагают, что он сам и убил девочку); четыре разных показания дал Конли, и в каждом из них излагал иную версию преступления. В конце концов, его наставил «на верный путь» прокурор, убедив его придерживаться той точки зрения, которая была выгодна обвинению. Согласно этой, «окончательной версии», Конли засвидетельствовал, что Франк вызвал его в свой кабинет, признался в убийстве, заплатил, чтобы избавиться от тела и даже – якобы – продиктовал текст записки, которую должны были найти возле трупа девочки.

Суд над Франком начался 28 июля 1913 года в атмосфере гнева и страна, эмоции били через край; толпа заполнила зал суда, а те, кто туда не попал, стояли рядом со зданием суда, скандируя: «Повесьте еврея!»…

Дело Франка для многих послужило триггером в попытке противостоять новой экономической реальности, которая их пугала; для таких людей Франк казался олицетворением грядущих изменений – северянин, промышленник, еврей, пытающийся навязать южанам новый образ жизни, да еще и покушавшийся на жизнь невинных девочек.

В одной из редакционных статей того времени было написано: «Когда евреи-северяне откажутся от своего безумного плана раздавить штат Джорджия, подмять его под себя?! Мы должны защитить наших юных девушек! Мы заставим молодых евреев, чтобы они поняли это!»

Слушание длилось четыре часа, после чего Лео Франк был признан виновным и приговорен к смертной казни. Однако приведение приговора в исполнение было отложено, так как адвокаты обвиняемого должны были подать апелляцию. Кроме того, ведущие юристы Севера США подвергли резкой критике судебное решение.

Точку во всем этом деле должен был поставить губернатор штата Джон Сэлтон; в течение двух недель он знакомился с доказательствами обеих сторон. Наконец, 21 июля 1915 года он заявил, что решил заменить смертный приговор на пожизненное заключение: «Если бы я не сделал этого, то чувствовал бы себя убийцей. Я не спал шесть дней, но лучше потерять немного сна, чем страдать сорок лет, — если я доживу, — с сознанием, что кровь человека на моих руках».

Как выяснилось позже, это решение только раззадорило публику; чуть позже группа разъяренных горожан похитила Франка из тюрьмы и устроила суд линча, самолично казнив пленника 17 августа 1915 года в Мариетте (штат Джорджия), там, где родилась Мэри Фэган. А на улицах Атланты толпа громила еврейские магазины и дома евреев.

Те, кто собирался повесить Франка, требовали от него признания в убийстве, но единственное, что он сделал – попросил своих палачей передать обручальное кольцо его жене.

Ни один из участников линчевания не понес никакого наказания; они называли себя «Рыцари Мэри Фэган», а месяц спустя после линча собрались у подножья горы Стоун-Маунтин и объявили о реанимации движения Ку-Клукс-Клан.

Казнь Франка потрясла евреев Атланты в частности и США – вообще; итогом этого потрясения, в свою очередь, стало создание Антидиффамационной лиги, организации, существующей до сих пор и сражающейся с антисемитизмом и расовой ненавистью.

Историки считают, что Франк и в самом деле был невиновен. Как это часто бывает, истина, если она действительно так и выглядит, всплыла совсем случайно и через много лет: в 1982 году, то есть, через семьдесят лет после убийства девочки, Алонсо Манн, мальчик, работавший в то время в офисе у Франка, под присягой показал, что видел, как Джим Конли, главный свидетель по делу об убийстве Фэган, переносил тело девочки в подвал.

По словам Манна, Конли угрожал, что убьет его, если тот проговорится; Алонсо рассказал о том, что видел, своим родителям, но и те не решились предать правду гласности, заставив ребенка дать клятву и молчать.

Для пущей верности Манн прошел проверку на детекторе лжи, подтвердившем, что испытуемый говорит правду. По словам Манна, он решился, наконец, сообщить о том, что произошло в тот трагический день, чтобы умереть с чистой совестью. Через три года после сенсационного заявления Алонсо Манн скончался. Через год после его смерти, в 1986 году Совет по милованию в штате Джорджия объявил Лео Франка невиновным, признавая, тем самым, тот факт, что государство отказалось защитить его и не позволило обжаловать приговор, а также неспособность государства наказать убийц Франка.

23 августа нынешнего года в пригороде Атланты состоялась траурная мемориальная церемония, посвященная памяти Лео Франка. Справедливость по отношению к нему, к сожалению, восторжествовала слишком поздно, но он и все, что связано с этой историей, и с историей американских евреев, не забыты теми, кто продолжает сражаться с антисемитизмом, расизмом и расовой ненавистью.

Рахель Друк, «ХаАрец» М.К. На фото: Лео Франк. Фото: Wikipedia public domain.

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend