Wednesday 20.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Томер Аппельбаум
    Фото: Томер Аппельбаум

    Легко жить в Израиле с американской зарплатой

    На минувшей неделе мы встретили в аэропорту «Бен-Гурион» Давида Постольского (47). Живет в Тель-Авиве, прилетел из Флориды.


    Привет, что вы делали во Флориде?

    – Я ездил работать, но я живу во Флорентине [южный квартал Тель-Авива]. Три года назад я репатриировался с моим партнером. Мы встретились четыре года назад в Нью-Джерси, когда он был посланником «Сохнута».

    Как жизнь в Израиле?


    – Я – совладелец адвокатской конторы в США, так что мне легко жить в Израиле с американской зарплатой.

    На чем вы специализируетесь?

    – Я 17 лет занимаюсь интеллектуальной собственностью и патентным правом. Помогаю предпринимателям защищать то, что они создают.

    Как люди реагируют, когда узнают, чем вы занимаетесь?

    – Обычно они говорят: «У меня потрясающая идея – вы не поможете мне ее защитить?» Для этого надо подать заявку на регистрацию патента и провести поиск, чтобы убедиться, что ваше изобретение действительно уникально. Иногда люди думают, что создали нечто особенное, но быстрый поиск обнаруживает, что это уже существует. Поэтому мы им сразу сообщаем плохие новости. Но если все хорошо, мы помогаем зашитить идею, подать необходимые документы, увеличить бизнес, создать прототип. Не имеет никакого значения, идет ли речь о программном обеспечении, химической формуле, продукте или приспособлении для кухни – все, что угодно.

    Во время пандемии коронавируса люди изобретают больше?


    – Они изобретают очень много. Например, особые маски разных форм для большего удобства. Много вещей связано с чисткой, например, ингредиенты для чистящих средств. Я разбираюсь в химии, так что занимаюсь и этой областью тоже. По большому счету, во время войн, эпидемий и экономических кризисов единственное, что постоянно продолжается – это изобретательство. Оно никогда не прекращается, как и нужда в моих услугах.

    А вас самого не тянет что-нибудь изобрести?

    – Нет. Есть люди, которые покупают новую вещь, когда старая ломается. Есть очень мало людей, которые, когда что-то ломается, найдут новый способ это починить. Я – не такой человек, но я – тот человек, который поможет им понять, как наилучшим образом описать их изобретение, чтобы можно было зарегистрировать патент.


    Вам попадалась идея, о которой вы думали, что она изменит мир?

    – Да, но я уяснил, что это не столько сама идея, сколько стоящий за ней человек. Я видел оставшиеся на полке лекарства для спасения жизни, потому что придумавшие их врач или предприниматель были дурными бизнесменами. В то же время я видел, какого успеха достиг откровенный мусор, совершенно бессмысленное изобретение, потому что стоящий за ним человек хорошо разбирался в бизнесе и маркетинге. Так что это не идея как таковая, а исполнение. У меня был клиент, который изобрел светящийся чехол для мобильного телефона. Он был фотографом, хорошо в этом разбирался, и у него отлично пошли дела. Но, по моему мнению, настоящей причиной успеха было то, что Ким Кардашьян показала его чехол в своем шоу. Наутро люди покупали его по тысяче штук в день.

    Вы всегда хотели стать юристом?

    – Я родился и вырос в Бруклине, и это то, чем должен заниматься хороший еврейский мальчик из Бруклина. До 18 лет я учился в йешиве. В 19 лет я перестал скрывать свой гомосекусализм, и это было особенно трудно, когда вы пришли из религиозной среды. Мои родители – светские люди, но они послали меня в йешиву, потому что там было безопаснее, чем в государственной школе. Но для меня это окружение не было безопасным, чтобы быть самим собой. Только поступив в колледж, я перестал скрываться.

    Обретение себя отдалило вас от религии?

    – На долгое время – да. Мой партнер – из традиционной семьи в Иерусалиме и, благодаря ему, я понял, что есть разные уровни религиозности. Это – урок, выученный в Израиле, который я не выучил в Америке. Здесь столько разных путей, чтобы приобщиться к религии. Сегодня я живу в кошерном доме с двумя наборами посуды. Мы не соблюдаем субботу, но проводим ее в доме его семьи. Так что я стал намного традиционнее, чем когда-либо в моей жизни.

    Как вы встретились со своим партнером?

    – У нас была сваха, которая знала нас обоих. Когда я его встретил, я ей сказал: «Вот – парень, на котором я женюсь». Это звучит дико, но он напомнил мне моего отца. Так что я сразу понял: вот оно, то, что мне надо, и уже тогда знал, что буду жить в Израиле.

    А до этого вы не думали переехать в Израиль?

    – Вовсе нет, хотя бывал в Израиле много раз. Моя мать приехала сюда в 23 года и встретила моего отца, который был профессиональным футболистом. Они влюбились. Она вернулась в Штаты, а он поехал в Европу играть в футбол. Но после нескольких матчей сказал друзьям: «Я завязал – еду в Америку». Он просто появился у ее двери, и они поженились. Так что в принципе я живу жизнью моего отца – только в обратном направлении. Он пошел за любовью из Израиля в Америку, а я пошел за любовью из Америки в Израиль.

    Яэль Бенайя, «ХаАрец». Р.Р. Фото: Томер Аппельбаум˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

    Взгляд из Голландии:«В Израиле работают на износ»

    «Израильские пенсионеры: жизнь на два дома»

    «Прилетев в Тель-Авив, я расплакалась»

    «Зачем мне Украина, если есть Израиль!»

    «Выбирая между Германией, Россией и Израилем, я предпочитаю Израиль»

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend