Tuesday 27.07.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Ariel Schalit
    AP Photo/Ariel Schalit

    Лапид в МИДе: авгиевы конюшни Биби

    Если судить о Яире Лапиде по его первым выступлениям в качестве министра иностранных дел Израиля, можно заключить, что он употребит свое пребывание на посту, в основном, для ремонтных работ: восстановления отношений с Демократической партией США («демократы рассержены»), прекращения игнорирования еврейской общины диаспоры («они – наша семья»), укрепления связей с королем Иордании Абдаллой («он – наш стратегический партнер») и поддержки Палестинской автономии (хотя «постоянного урегулирования не предвидится»).

    «За последние несколько лет Израиль самым позорным образом пренебрегал своей дипломатической службой и происходящим на международной арене, – с такими словами обратился Лапид к сотрудникам МИДа, – а потом вдруг проснулся однажды утром и с удивлением обнаружил, что его международный авторитет значительно подорван».

    В течение многих лет Лапид стремился занять пост министра иностранных дел. С тех пор, как он был избран в кнессет в 2013 году, он уделял время дипломатическим вопросам. Но в итоге эта воплощенная мечта стала из конечной станции промежуточной остановкой: еще через два года, если коалиция сохранится, Лапид покинет МИД и перейдет на другую сторону улицы в канцелярию премьер-министра. Лапид уже назначил своего преемника в министерстве: Гидеон Саар, нынешний министр юстиции, займет его место в августе 2023 года до следующих выборов.

    Для Лапида пребывание на посту министра иностранных дел так же важно, как и для министерства. Этот пост позволит ему создать в обществе образ опытного дипломата и поможет заручиться поддержкой общественности еще до того, как он займет пост премьер-министра. «Даже если правительство развалится до ротации, следующие два года являются критическими для Лапида. Цель его пребывания на посту министра иностранных дел – позиционировать себя как следующего премьер-министра, даже если для этого ему придется снова идти на выборы», – сказал один из близких к нему источников.

    С точки зрения Лапида, эта должность – достижение давно поставленной цели. «Мое назначение на пост министра иностранных дел – это не случайный результат игры в «музыкальные стулья», связанной с формированием коалиции. Я планировал это. Я хотел этого. Я сделал все возможное, чтобы попасть в МИД», – сказал он сотрудникам министерства.

    На посту альтернативного премьер-министра Лапид попытается вернуть министерству его исторический статус влиятельного и важного государственного института. В ходе коалиционных переговоров он обещал существенно увеличить расходы на его деятельность. Его рабочая программа содержит высокие требования к тому, каким должен стать МИД. Одним из его первых шагов на посту министра было назначение гендиректором ветерана министерства Алона Ушпица.

    На прошлой неделе в парадном зале министерства сидел уходящий министр иностранных дел Габи Ашкенази. Ашкенази ставят в заслугу то, что в последние месяцы он возглавил тихую революцию, в результате которой израильские дипломаты вздохнули с облегчением. Министерство иностранных дел, будучи отстраненным от принятия ключевых дипломатических решений, годами страдало от пренебрежения со стороны премьер-министра Биньямина Нетаниягу и резких сокращений бюджета. Однако Ашкенази смог добиться выделения министерству дополнительных бюджетных средств, ввел новые процедуры и добился того, чтобы назначения в посольствах и в Израиле были профессиональными, а не политическими.

    Он нечасто давал интервью СМИ и не ставил себе в заслугу предпринятые им шаги, но заслужил похвалу от своих подчиненных. «Ашкенази – непростой человек, но он встряхнул министерство, внедрил новые методы работы и в итоге вернул ему подобающее место», - сказал недавно один высокопоставленный сотрудник министерства.

    Лапид выразил Ашкенази признательность за его усилия, но не обошел его критикой: «Габи сделал все, что мог, чтобы улучшить ситуацию, и лучшее, что может сделать Ашкенази, – это очень много, но он делал это не в том правительстве и без какой-либо поддержки», – сказал Лапид на церемонии передачи полномочий.

    В прошлом Лапид связывал предотвращение получения Ираном ядерного оружия с необходимостью продвижения диалога Израиля с Палестинской автономией. «Я считаю, что прорыв в иранском вопросе зависит от решения палестинского вопроса», – сказал он на конференции института «Митвим» два года назад. «Мы должны работать над продвижением дипломатического решения конфликта с палестинцами, но только в рамках региональной дискуссии. Без прогресса в отношениях палестинцами сможем ли мы заручиться поддержкой Саудовской Аравии, конгресса США, америкнских евреев и Евросоюза или привлечь деньги из стран Персидского залива?» – спросил он и ответил: «Нетаниягу говорит «да». Я говорю – нет».

    Теперь можно предположить, что Лапид направит свои усилия на американскую арену. В отличие от правого премьер-министра Нафтали Беннета, который вызывает настороженность в администрации Байдена, Лапид воспринимается как прагматичная, умеренная фигура, с которой можно работать.

    На этой неделе он дал понять, что намерен укреплять связи с Демократической партией. Скорее всего, на него в этом вопросе повлиял Марк Меллман, специалист по опросам и стратегический советник, который очень близок к Лапиду и в значительной степени помог успехам «Еш атид» в последней избирательной кампании. Сегодня Меллман занимает пост президента американской организации «Демократическое большинство за Израиль». Учитывая очень близкие отношения между ними, неудивительно было услышать на этой неделе призыв Лапида к укреплению связей с демократами, когда он назвал отношение Израиля к Демократической партии «постыдным и опасным».

    «Я не раз предупреждал об этом, но уходящее правительство сделало плохую, поспешную и опасную ставку, сосредоточившись только на республиканцах и отказавшись от традиционной двухпартийной опоры Израиля, – сказал он. – Республиканцы важны для нас, но не только они. Мы имеем дело с демократическим Белым домом, демократическим сенатом и демократической палатой представителей. Эти демократы рассержены, и нам нужно изменить методы работы с ними».

    Во время недавней войны в секторе Газа критика Израиля со стороны Демократической партии усилилась, в том числе со стороны сенаторов, считающихся верными друзьями Израиля. Один израильский чиновник недавно сказал, что критика, исходящая от демократов, возможно, была громкой, но ее влияние на администрацию гораздо меньше, чем кажется. «Это шумное меньшинство, которое не обладает реальной властью. Но большинство нас полностью понимает», – сказал чиновник.

    Байден представляет в Демократической партии старшее поколение, которое придерживается традиционных произраильских позиций, но израильские чиновники опасаются влияния критики на лиц низшего звена, принимающих решения в администрации.

    На этой неделе Лапид также призвал к углублению связей с американским еврейством. Он говорил это на фоне заявлений бывшего посла Нетаниягу в Вашингтоне Рона Дермера о том, что Израилю следует сосредоточить свою информационно-пропагандистскую работу на сообществе христиан-евангелистов, а не на американских евреях. Дермер сказал, что евангелисты, которые являются искренними приверженцами Израиля, составляют 25 процентов американцев, по сравнению с евреями, которых менее 2 процентов, и большая часть последних не имеет никакой связи с Израилем или иудаизмом.

    Подход Лапида, конечно, иной. «Тот факт, что нас поддерживают евангелические и другие группы в США, важен и радостен, но евреи всего мира – это не просто союзники, это – семья, – сказал Лапид на торжественной церемонии в МИДе. – Мировое еврейство, все течения иудаизма – реформистское, консервативное, ортодоксальное – это наша семья. А семейные связи всегда важнее всего, и мы должны культивировать их больше, чем какие-либо другие».

    В любом случае, ближайшей задачей Лапида стало назначение новых послов, консулов и других сотрудников, продвижение которых застопорилось из-за бесконечных разногласий в правительстве Нетаниягу-Ганца. «Процессу тихого угасания израильской дипломатической службы положен конец», – пообещал Лапид, и его наградили бурными аплодисментами.

    Йонатан Лис, «ХаАрец», М.Р.  AP Photo/Ariel Schalit˜

     

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend