Лапид и миллион работников хайтека: проблема не в претенциозности

Около десяти лет назад в редакции TheMarker появился известный миллиардер, который попросил порекомендовать ему какой-нибудь интересный проект, в который он вложил бы миллион долларов. Никто из нас ранее не оказывался в подобной ситуации, и мы не знали, что посоветовать богатому гостю. Но это был своего рода вызов, и мы проделали определенную работу, встретились с некоторыми людьми, кое-что выяснили. Так была создана программа воспитания лидеров в Негеве.


Завершив работу, мы вновь встретились с миллиардером и представили ему наш проект. Мы были взволнованы и воодушевлены и подолгу говорили, а он нас терпеливо слушал, но сам не проронил ни слова. Закончив свои объяснения, мы замолкли в ожидании его реакции. Ему понравилось? Не понравилось? Может быть, он хочет что-то изменить? Миллиардер помолчал еще немного и спросил: у вас нет какого-либо проекта для талантливых людей в Тель-Авиве? Такого проекта у нас не было. Но из этой истории мы извлекли для себя важный урок о характере филантропов и человеческой сущности вообще: все стремятся стать частью истории какого-то успеха.

13 февраля состоялось особое заседание правительства с участием генерального секретаря OECD Матиаса Кормана. Все выступавшие – премьер-министр Нафтали Беннет, альтернативный глава правительства Яир Лапид и министр финансов Авигдор Либерман – пели дифирамбы израильской экономике, превознося ее достижения и успехи. Такие встречи с зарубежными гостями всегда вдохновляют израильских политиков и подталкивают их к громким заявлениям об ожидающем нас блестящем будущем. Это всегда звучит лучше, чем жалобы и позиция жертвы. Как уже было сказано – люди любят присоединяться к историям успеха.

Лучше всех на подобных встречах выступает Яир Лапид. Не разочаровал он и на этот раз, описывая свое видение израильской экономики: миллион работников хайтека. Лапид не упомянул, за сколько времени, по его расчетам, мы придем к этой цифре (это и есть самая удобная часть «видения» – тут не нужно никаких расписаний). Но это намного, намного больше, чем то, о чем говорило правительство в момент своего создания. Тогда речь шла об увеличении доли работников хайтека в Израиле с 9,5 до 15 процентов в течение пяти лет. То есть количество ставок в хайтеке в течение пяти лет планировалось увеличить на 170 000. Теперь Лапид говорит еще о 650 000 новых работников. Это претенциозное заявление, не имеющее ничего общего с реальностью и в чем-то даже опасное. Но, как уже было сказано, люди любят присоединяться к историям успеха.

Претенциозность – не самая пугающая часть «видения Лапида». Можно быть амбициозным, можно говорить о полетах к дальним звездам, до которых мы наверняка никогда не доберемся. Проблема заключается в том, что, с точки зрения Лапида, увеличение числа работников хайтека означает лучшую экономику и лучшее общество. Но массовый отток в хайтек способных молодых людей означает возникновение дефицита талантливых кадров в других не менее важных отраслях. Значит, у нас будет меньше врачей, учителей, социальных работников, офицеров, экономистов и т. д. Как государство хайтека мы начнем ввозить этих специалистов из-за границы. Это то, что уже произошло в сельском хозяйстве и строительной отрасли, которые оказались отданными на откуп иностранным рабочим. Это может случиться и в других отраслях.

Огромный вклад в развитие экономики

Еще одна большая проблема в том, что «видение Лапида» заключается исключительно в увеличении количества работников хайтека. В это же время другие секторы израильской экономики страдают от низкой производительности труда, что отражается на установленных в них зарплатах. По сравнению с другими странами Израиль очень неплохо выглядит по таким параметрам, как количество работников в отрасли высоких технологий и расходы на исследования и технологические разработки относительно ВВП. Однако с точки зрения бедности и производительности труда Израиль находится в худшем положении, нежели подавляющее большинство стран OECD. Главные причины этого – низкая подготовка профессиональных кадров, плохая инфраструктура, устаревшие производственные линии, неэффективные методы работы. Низкая производительность труда влечет за собой и повышение стоимости жизни.

Очевидно, что видение, связанное с увеличением производительности труда, менее привлекательно, чем миллион работников в компаниях высоких технологий. Однако увеличение производительности труда намного важнее для израильской экономики и общества. Миллион работников (просто к примеру, в реальности этого не будет) заплатят больше налогов, привлекут в Израиль больше валюты и будут способствовать увеличению импорта. Но все остальные завязнут, многие предприятия и частные бизнесы закроются, социальные разрывы возрастут. Мы услышим, что в Израиле возникли два государства для одного народа.

Но если видение будет связано с увеличение производительности труда, это внесет гигантский вклад в развитие экономики. Это приведет к повышению зарплат, к увеличение доходов от сбора налогов, повышению профессионального уровня работников. Это позволит людям, не связанным с высокими технологиями и инженерией, проявить свои способности и достойно зарабатывать себе на жизнь. Следствием этого станет сокращение социальных разрывов и даже снижение цен. И пусть, как мечтает Лапид, в хайтеке будет работать миллион человек – все равно большинство израильтян работниками хайтека не будут.

Хайтек не нуждается в политиках

Когда видение политиков заключается в миллионе работников хайтека, это означает, что правительство стимулирует главным образом именно эту отрасль. Это – основная цель, а всем остальным можно пренебречь. Речь идет и о производительности труда, и о развитии экономики на периферии, и о борьбе с растущими социальными разрывами. Все это не только статистические или эстетические проблемы. Они оказывают значительное влияние на системы просвещения и здравоохранения и на всю экономику в целом. Мы видим, как вследствие массового притока иностранной валюты курс шекеля укрепился, и Банк Израиля вынужден предпринимать агрессивные меры для того, чтобы защитить импортеров.

Хайтек не нуждается в политиках, определяющих перспективы его развития. Он справляется с этой задачей самостоятельно. Но другим отраслям экономики справляться с ней гораздо сложнее. Им нужны стимулы, поощряющие рост производительности труда, им нужны новые технологии и квалифицированные специалисты – для того чтобы люди, работающие в полиции, в муниципалитете, в гараже или на стройплощадке, тоже получили возможность продлить свою профессиональную жизнь.

И это мы еще не упомянули тех, кто меньше всех участвует в экономической жизни страны, – об арабских женщинах и мужчинах-ультраортодоксах. Успех заключается не только в успешных «экзитах», но и в вовлечении периферийных предприятий и неквалифицированных работников в современную экономику. Это выглядит менее привлекательно, но от этого ничуть не менее важно. Именно там, а не в сфере хайтека требуется правительственное вмешательство.

Сами Перец, TheMarker, Б.Е. Фото: пресс-служба «Еш атид» √