Есть ли израильтяне в Израиле?

В интервью, которое несколько месяцев дал 2-му телеканалу давний адвокат главы правительства, доктор Яаков Вайнрот, он сказал буквально следующее: «Я думаю, что Биби, по сути своей – американец. Он – не настоящий израильтянин».

Эти слова почему-то не вызвали нужного резонанса, затерявшись среди срочных дел, а, может, и по более глубинной причине.

По существу, Вайнрот утверждает, что несмотря на то, что Биньямин Нетаниягу родился в Израиле и его родной язык – иврит, детские годы в Америке сформировали его личность. Но, помимо интересного биографического аспекта, важно обратить внимание на то безразличие, с которым было встречено замечание Вайнрота. Почему-то ни один человек не оскорбился от имени Нетаниягу за то, что о нем сказали, что по сути своей он – американец.

Трудно представить, что с таким же равнодушием было бы встречено похожее замечание по адресу Авигдора Либермана: «Авигдор Либерман, по сути своей – русский. Он – не настоящий израильтянин». Или: «Амир Перец, по сути своей – марокканец. Он – не настоящий израильтянин».

Как это объяснить?

Американизм Нетаниягу не воспринимается, как конкурируюшая идентичность, которая подрывает его израильскую идентичность. Тот факт, что он «по сути своей» американец, то есть американский еврей, не несет в себе никакого негативного заряда и не выпирает из того израильского покрытия, под которым находится этот факт. Несмотря на то, что Нетаниягу – американец, личность его не выдает, и весь его облик не вызывает у израильтян никаких подозрений. Тогда как министры обороны Перец и Либерман умрут марокканцем (первый) и русским (второй).

Надо ли считать это провалом сионистского проекта?

Сионизм стремился построить новое государство и создать нового человека. Нет спора, что он замечательно преуспел в первом. А во втором? Во вторую задачу было вложено не меньше сил и средств, когда сионизм действовал как национальный «плавильный котел». Причем настоящий, а не метафорический, что хорошо видно в телесериале «Салах, здесь – Эрец-Исраэль». Он переплавлял, перемешивал, перекраивал, переламывал новых репатриантов из арабских стран с огромной долей насилия  и с одной целью: наладить конвейерное производство израильтян.

Преуспел ли сионизм в этом? Есть ли в Израиле настоящие израильтяне? И если есть – кто они? Существуют ли они еще? Или снова распались на первичные элементы?

Если присмотреться к политическому кораблю, можно увидеть, что партия «Еврейский дом» прибрала к рукам понятие «еврей». «Авода» и иже с ней завладели понятием «сионист». Ликуд объединился под абстрактно- национальным понятием «Ликуд», чьим проявлением стало понятие «ликудник». Его избиратели прежде всего – ликудники. Не партия, а семья.

Яир Лапид приобрел для своей партии «Еш атид» категорию, которая в его руках превратилась в фирменную марку – «израильтянин». Еще до того, как он пришел в политику, он вел себя так, как будто получил авторские права на эту марку. Но похоже, что одна из пользователей «Фэйсбук» была права, когда, перефразируя знаменитый вопрос Лапида «Кого, по-вашему, считать израильтянином?»,  спросила: «Кого, по-ващему, считать ашкеназом?» И, таким образом, сумела показать, что для Лапида «израильтянин» ни что иное, как «ашкеназ».

Но главный и более глубокий вопрос состоит не в политической маркировке личности, а в том, есть ли еще израильская идентичность, или сегодняшний израильтянин стал копией без оригинала, двойником выдуманного человека, как сказали о самом Лапиде.

Если и есть надежда для Израиля, она заключается в возможности того, что государство находится в стадии революционного стремления вернуться к своим корням, и только потом заново перестроить израильтянина.

Каролина Ландсман, «ХаАрец», Р.Р.

На фото: Яир Лапид. Фото: Оливье Фитуси. 

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend