Кузница кадров для «Исламского Государства»

В восточной части провинции Хаска на севере Сирии находится лагерь беженцев «Аль-Хол». В нем обитает около 60 тысяч человек. Примерно половина из них дети, остальные – женщины. Условия проживания здесь кошмарны: не хватает еды и воды, нет электричества, а чтобы кого-то вылечить, прибегают к «народным средствам», используя, что есть под рукой, а иногда и вовсе ограничиваются молитвой.


Живут здесь в постоянной атмосфере страха. В прошлом месяце в лагере были убиты пятеро женщин и представитель гуманитарной миссии. На одной из улиц обнаружили тело обезглавленной женщины. Всего с начала года в лагере было убито более 100 человек.

Время от времени сюда приезжают различные делегации, в том числе и из ООН. Визитеры составляют мрачные отчеты, просят выделить очередные бюджеты на оказание помощи здесь живущим, и возвращаются домой. А беженцам возвращаться, собственно, некуда.

Большинство из них — жены и дети боевиков «Исламского Государства», захваченные в плен во время войны с этой террористической организацией и помещенные в лагеря. В основном, это граждане Сирии и Ирака, но есть и около 10 тысяч граждан других стран, в том числе Финляндии, Бельгии, Туркменистана, Бразилии, Германии, Франции, Марокко, Сомали, Туниса и других – всего из 60-ти государств.


Лагерь охраняют вооруженные курдские подразделения. Безопасность за пределами лагеря им помогает поддерживать местная курдская полиция, а внутрь они обычно не заходят.

Лагерь разделен на места обитания «обычных» беженцев и живущих автономно «людей ИГ». Здесь пытались создать несколько школ при участии гуманитарных организаций или при поддержке некоторых государств, но многие матери отказались отправлять своих детей туда, где «им навязывают понятия, не согласуемые с традициями и ценностями, которые мы исповедовали ранее».

Одна из матерей рассказала, что решила обучать дочь сама, в палатке, чтобы тем самым оградить ее от «тлетворного влияния школы». Как поясняют эти женщины, они остаются верны своим мужьям – боевикам и активистам ИГ, погибшим в сражениях. Также они считают, что детям надо прививать «ценности Исламского государства и внедрять в их сознание религиозную интерпретацию, принятую в этой организации».

Но и в школах единой системы обучения нет. В каждом районе этого огромного палаточного города учат в соответствии с указаниями, установленными ответственными за порядок в данном конкретном районе. Только в одном исключительном случае около тридцати детей «Исламского Государства», чьи родители приехали из Финляндии, учатся по финской образовательной модели, включающей изучение языка и базовые предметы, что может позволить им вести в будущем нормальную жизнь.

Дистанционное образование для этих детей было инициировано около двух лет назад финской учительницей и воспитательницей Илоной Таймела. Это оказалось особенно актуально после того, как по юридическим соображениям пришлось отказаться от переправки этих детей в Финляндию – в том числе и потому, что малышей пришлось бы разлучить с матерями. А Финская национальная партия предостерегала от «импорта» молодых активистов ИГ вместе с их матерями, говоря, что это может угрожать безопасности Финляндии.

Проблема заключалась в том, что обитателям лагеря официально запрещено иметь при себе сотовые телефоны, хотя многие проносят аппараты нелегально. Занятия проводились через WhatsApp или непосредственно по мобильнику, хотя при этом приходилось все время делать длительные паузы: матери боялись, что разговоры засекут. Но в результате по окончании «учебного курса» дети умели читать по-фински, знали арифметику и английский.

Увы, большинству детей не повезло так, как «финским детям». Мало того, что обучение не сулит им нормальную профессию, они не будут жить в странах, откуда прибыли их родители. Большинство из них об этих странах вообще не имеют представления и там никогда не жили. За исключением Ирака, вернувшего несколько тысяч иракских семей, обитавших в лагерях, ни одна страна не выразила готовности принять «детей ИГ» и их матерей, если даже те захотят.

Один из главных аргументов против их возвращения: матери и их дети, впитав идеологию ИГ, захотят отомстить за смерть своих погибших мужей, братьев, сестер, и по возвращении станут участниками процесса возобновления деятельности «Исламского Государства», если не сразу, то уж точно через несколько лет. Противники возвращения обитателей лагеря «Аль-Хол» говорят: реабилитация или перевоспитание – процессы длительные и далеко не всегда успешные, а пока «необходимо обеспечить покой и безопасность собственных граждан».

В то же время женщины, которым удалось вырваться из лагеря беженцев и вернуться в свои дома в Ираке или Сирии, и там столкнулись с враждебным отношением и отторжением. На видео, выложенном в социальных сетях, можно увидеть, как сирийка возвращается в город Ракка, где она выросла. Но соседи и даже родственники не хотят с ней общаться, и называют ее: «игиловкой».

Другие женщины рассказывали, что продуктовые магазины отказывались им что-то продавать, а местные жители угрожали им. «Я скучаю по лагерю «Аль-Хол», где чувствовала себя в большей безопасности, чем в своей деревне», – отметила одна из них. Другая рассказывае, что ей удалось скрыть, что она вернулась из лагеря «Аль-Хол», но боится, что в любой момент кто-то ее узнает и разоблачит.

Единственное, что раз и навсегда решит проблему этого лагеря, это его демонтаж в тот момент, когда его обитателей вернут в родные страны. Но это произойдет не так быстро, как хотелось бы. А пока ставшие отверженными «люди ИГ» стали в «Аль-Хол» питательной средой для новых ростков этой организации.

Цви Барэль, «ХаАрец».  М.К.
На фото: лагерь беженцев «Аль-Холь» в Сирии.
AP Photo/Baderkhan Ahmad ⊥

Популярное

Жителям обстреливаемого юга предлагают бесплатно отдохнуть за границей — и в Израиле

Израильская авиакомпания «Аркиа» 6 августа предложила жителям приграничных с Газой населенных пунктов...

«Битуах леуми» выплатит по 1046 шекелей на подготовку детей в школе: кому положено пособие

В пятницу, 12 августа, Служба национального страхования («Битуах леуми») выплатит годовое пособие на...

МНЕНИЯ