Неожиданная версия появления «Купола Скалы»

После многолетних споров и научных дискуссий израильская исследовательница предлагает новое объяснение причин, по которым строение, известное как «Купол Скалы», было возведено на Храмовой горе.

«Купол Скалы» («Кипат ха-села» на иврите, «Куббат ас-Сахра» на арабском) — сооружение, которое ассоциируется с Иерусалимом более 1300 лет, никак не дает покоя ученым, занимающимся исследованиями древнеисламского периода. Историки многие годы пытаются выяснить цель, с которой было возведено это великолепное здание.

После того, как устоялись две версии строительства «Купола Скалы» на Храмовой горе в 661 году новой эры, израильский историк публикует третью версию, которая вновь путает все карты.

Согласно мнению ряда ученых, халиф Абдель-Малик ибн Маруан из династии Омейядов решил построить «Купол Скалы», чтобы превратить Иерусалим в альтернативный Мекке центр паломничества мусульман. В то время в Мекке правил Абдалла ибн аз-Зубайр, который поднял восстание и воцарился в этом святом для мусульман городе.

По версии других ученых, Абдель-Малику было необходимо возвести такое мусульманское сооружение, которое могло бы конкурировать с роскошными церквями, построенными в Иерусалиме христианами, и утвердить власть ислама в городе.

Доктор Милка Леви-Рубин в статье, опубликованной в вестнике института «Яд Бен-Цви», утверждает, что «Купол Скалы» была построена для того, чтобы утвердить региональный статус Иерусалима, как святого города. Причем в противовес вовсе не Мекке, а Константинополю – столице Византийской империи. Для этого мусульмане воспользовались традициями древних иудейских строителей. По версии Леви-Рубин, архитекторы «Купола Скалы» видели себя продолжателями дела еврейских царей Давида и Шломо (Соломона) – и создавали его, не больше и не меньше, как некую реинкарнацию еврейского Храма. Леви-Рубин утверждает, что «Купол Скалы» следует оценивать не только сквозь призму Каабы в Мекке или Храма Гроба Господня в Иерусалиме, но и сквозь призму противостояния Омейядов и Константинополя с его роскошным Собором Святой Софии.

Унижение Иерусалима

Между IV и VII веками новой эры Иерусалим был для Византийской империи важнейшим городом, как место, связанное с деятельностью Иисуса. В нем строились гигантские церкви, в него устремлялись толпы паломников. Но город был вынужден конкурировать со столицей Византии Константинополем, который начал утверждать себя, как «Новый Иерусалим». Определенный намек на это соперничество можно найти в древней легенде, по которой правитель Иерусалима решил отправить в качестве дара в Константинополь святой камень, на котором произошло успение матери Иисуса Марии, но камень «отказался» покидать город, и правитель был вынужден поместить его в Храм Гроба Господня.

Соперничество между двумя городами достигло пика в VI веке, когда византийский император Юстиниан завершил строительство самого большого и роскошного христианского храма того времени — Собора Святой Софии в Константинополе. Источники того времени относились к этому собору, как к символу, призванному заменить Храм царя Шломо в Иерусалиме.

Более поздний источник утверждает, что по окончании строительства Собора Святой Софии император Юстиниан сказал: «Я победил тебя, Соломон!», и даже приказал поставить возле входа в Собор статую еврейского царя в знак великой победы христианства. Собор был назван «Божественным престолом», и в него из Иерусалима был доставлен обломок Священного креста. В 638 году соперничество двух городов сошло на нет: Иерусалим был завоеван мусульманами, а Константинополь превратился в мировой центр христианства.

Многие исследователи уже указывали на связь новых мусульманских правителей Иерусалима с еврейскими традициями этого города в целом и Храмовой горы, в частности. Завоеватель Иерусалима Умар ибн аль-Хаттаб поднялся на Храмовую гору в сопровождении новообращенного иудея и с ужасом увидел, что христиане превратили это место в мусорную свалку. В желании унизить и осквернить Иерусалим они зашли так далеко, что византийские женщины посылали туда грязное белье, чтобы оно было брошено на Храмовой горе. Так, во всяком случае, свидетельствует мусульманский источник VIII века «Хвала Иерусалиму». Как считает доктор Леви-Рубин, осквернение святого места и «наглость» христиан, возмечтавших провозгласить Константинополь «Новым Иерусалимом» стали, наравне с другими мотивами, основанием для грандиозного строительного проекта на Храмовой горе.

«В этот период противостояние между Византией и мусульманами было в самом разгаре, — пишет Леви-Рубин, — и мусульмане все еще не оставляли надежд захватить Константинополь. Это было продиктовано не только политическими мотивами, но и религиозными, в частности, тем, что Константинополь был крайне высокомерен, провозгласив себя «Новым Иерусалимом», а свой Собор — престолом Всевышнего, и сознательно осквернив Храмовую гору».

Свидетельства этому приведены в трудах историка Х века Мухаммада ибн Джадида ат-Табари. «И послал Всевышний пророка в город, погребенный под мусором, и сказал ему: Ори Шалем (или Иерусалим), Фарук (прозвище Умара ибн аль-Хаттаба ) придет к тебе и очистит тебя от скверны. А другой пророк был послан в Константинополь. И возвестил он с вершины холма: «Эй, Константинополь! Что сделали твои люди моему дому? Зачем ты истолковал Священное писание против моей воли?» И далее ат-Табари приводит пророчество о разрушении Константинополя за грех, который он совершил в Иерусалиме.

Уникальное сооружение

«Купол Скалы» — во всех смыслах уникальное сооружение. Это не классическая мечеть, а здание, построенное в римско-византийском стиле. По своему внутреннему строению оно напоминает структуру римского Пантеона. В первые годы своего существования «Купол скалы» отличался от обычной мечети и по роду деятельности, которая в нем велась. Многие исследователи настаивают на том, что деятельность в «Куполе Скалы» во многом опиралась на иудейские обычаи и традиции. О них упоминается в книге «Хвала Иерусалиму». Там говорится о молитвах с использованием благовоний, о ритуальной чистоте, о религиозных службах и даже о церемониях по понедельникам и четвергам, явно напоминавших еврейскую традицию чтения Торы в эти дни.

В топонимику Иерусалима проникает и еврейский язык, святые места получают названия Бейт аль-Макдис и Гейхал, которые указывают на место, где находился иудейский Храм. «Были и иудеи, и христиане, которые принимали участие во всех этих церемониях, — пишет доктор Леви-Рубин. – Их всех объединяло желание вернуть святость городу, который был злонамеренно осквернен византийцами».

По мнению доктора Леви-Рубин, гибридная религиозная природа «Купола Скалы» стала исчезать к концу VII века, когда он приобрел ярко выраженный мусульманский характер, который она имеет и в наши дни. В тот период происходит сближение Иерусалима и Мекки, крепнет вера в то, что именно с этого места пророк Мухаммед вознесся на небеса. Мечеть, которая была воздвигнута рядом с «Куполом Скалы», получила имя «Аль-Акса», а впоследствии это название распространилось и на весь комплекс мусульманских зданий на Храмовой горе, занимающих площадь в 144 дунама.

Что же касается причин, которые подвигли мусульман на строительство «Купола Скалы», то они, вероятно, еще долгие годы будут занимать умы исследователей и вызывать жаркие споры.

Нир Хасон, «ХаАрец», Е.С. Фото: Эмиль Салман


Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend