Главный » В Мире » Ближний Восток » Кто зарабатывает на русско-турецкой войне
Фото: Sputnik Alexei Druzhinin Kremlin via Reuters

Кто зарабатывает на русско-турецкой войне

Турецкий "банк целей" в сирийской провинции Идлиб неуклонно расширяется. Министерство обороны Турции сообщает, что в конце минувшей недели она уничтожила 82 сирийские цели, включая девять танков, два миномета, шесть ракетных установок и две военные машины, также были убиты 299 сирийских солдат.

На сегодняшний день от огня турецкой армии погибли более 2500 сирийских военнослужащих, некоторые из них - ополченцы, часть - из регулярной армии. Сообщений о потерях  среди гражданских лиц в результате этих ударов нет, как будто каждый погибший считается вооруженным врагом. Между тем, турки сообщают, что 50 турецких солдат были убиты с начала противостояния.

Турция совершает большинство своих авиаударов с использованием беспилотников, созданных турецкими компаниями Kale Group и Baykar Technologies (благодаря предвидению президента Реджепа Тайипа Эрдогана о создании независимой военной и технологической инфраструктуры, не зависящей от заграничных поставщиков).

Kale Group, основанная в 1950-х годах как производитель керамики, стала не просто крупнейшей в стране. Это - одна из крупнейших турецких корпораций, в которую входят семнадцать компаний, включая те, которые поставляют запчасти для американских истребителей. Эта корпорация была партнером в производстве самолета-невидимки F-35 до того, как Турцию исключили из этого проекта после решения Эрдогана приобрести российские зенитные системы S-400.

Baykar Technologies, чей гендиректор - зять Эрдогана, Сельчук Байрактар - является ведущей компанией в разработке и производстве современных беспилотников, которые могут оставаться в воздухе более 24-х часов и перевозить огромное количество взрывчатки. Правительство Турции недавно объявило о выделении 100 млн. долларов на дальнейшую разработку беспилотников: бюджет был утвержден другим зятем Эрдогана, министром финансов Бератом Албайраком.

Но, учитывая угрозу, которую война представляет для отношений Турции с Россией, финансовые интересы семьи Эрдогана в войне в Идлибе стали взрывоопасными.

5 марта президент России Владимир Путин встретился с Эрдоганом, чтобы попытаться достичь нового соглашения об управлении полем битвы в северной части Сирии после того, как серия ожесточенных столкновений между сирийскими и турецкими силами вызвала взаимные обвинения между двумя державами. Они договорились создать безопасный коридор вдоль ключевой дороги в Идлибе, и совместно патрулировать ее с 15 марта, чтобы ослабить напряженность в этом районе.

Россия уже начала вести враждебную агитацию непосредственно против Турции, обвиняя ее в нарушении Сочинского соглашения 2018 года, по которому Турция обязалась вывести радикальные ополчения, такие как "Фронт ан-Нусра", из района Идлиба, и разоружить всех остальных ополченцев.

Со своей стороны, Турция обвиняет Сирию и Россию в том, что они захватили контроль над окраинами Идлиба. Предполагалось, что насилие должно уменьшаться в Идлибе и вокруг него, но российско-сирийское давление вызывает его усиление. Кроме того, основные дороги, соединяющие провинцию с Турцией, контролируются Сирией, и новая волна сотен тысяч беженцев направляется к турецкой границе.

Россия и Сирия отвергают эти обвинения. Они утверждают, что именно Турция поддерживает ополченцев, численность которых составляет около 50 тысяч человек, и эти силы объединены на базах, построенных Турцией в окрестностях Идлиба.

Российские СМИ, используя менее дипломатичный язык, ссылаются на сотрудничество между Турцией и ИГ и санкции, введенные Россией в отношении Турции в 2015 году после крушения российского самолета над ее территорией, в качестве явного признака того, что Россия может вернуть санкции, которые серьезно повлияли на экономику Турции.

Ни одно официальное российское заявление не подтвердило план введения санкций, но турецкие СМИ выступили с собственной угрозой: они предупредили, что если Россия введет санкции против Турции, Турция может закрыть, Босфорский пролив для всех российских судов. С юридической точки зрения, сомнительно, может ли Турция закрыть пролив без доказательств, что российские корабли подвергают опасности турецкую территорию, особенно Стамбул, который находится на Босфоре. Но этот диалог между СМИ двух стран, которые контролируются их лидерами, дает четкую картину того, как ухудшились отношения.

В настоящее время Турция пытается создать систему обороны, которая поставит ее в один ряд с Россией. Эрдоган утверждает, что, будучи членом НАТО, Турция может настаивать на том, чтобы ее коллеги, особенно США, защищали ее от нападений Сирии и России. Существуют некоторые сомнения в законности этого требования - именно Турция инициировала первый удар в Сирии, когда захватила курдскую территорию в восточной части Евфрата, а затем и курдский город Эфрин, и в настоящее время ведет противоборство с сирийской армией.

Америка Трампа не хочет вступать в войну в Сирии вместе с Турцией, но она видит возможность помешать России, особенно после того, как Турция попросила США вооружить ее зенитными ракетами "Патриот". В прошлом Вашингтон предлагал Турции купить американскую ракетную систему, если она откажется от своего соглашения о покупке ракет у России. Но, поскольку Турция не отказалась от этой сделки стоимостью более 3 млрд. долларов и намеревается приобрести истребители у России, США решили отозвать свое предложение.

Даже сейчас турецкая просьба разделила американскую администрацию: Пентагон отказался продавать ракеты "Патриот", а спецпосланник США в Турции Джеймс Джеффри неустанно лоббирует просьбу об утверждении сделки. Джеффри - не просто опытный дипломат и бывший посол в Турции. Он говорит по-турецки и неоднократно выражал свое восхищение Турцией и своим близким другом Эрдоганом.

Когда он встретился с Эрдоганом на прошлой неделе, то взял на себя обязательство США помочь Турции с оружием и боеприпасами для кампании в Идлибе. Пакет помощи не включает ракеты "Патриот", но если встреча Эрдогана и Путина не привела к компромиссу и конфликт усугубится, США могут в конечном итоге удовлетворить просьбу Турции. Тем не менее, не совсем ясно, зачем Турции нужны ракеты "Патриот", поскольку при любом сценарии Россия не может атаковать Турцию на ее территории, и у Турции также есть достаточные средства для защиты от сирийской авиации.

На данный момент кажется, что вопрос о ракетах "Патриот", в основном, важен на дипломатическом уровне, чтобы дать понять России, что Турция имеет сильную американскую поддержку, несмотря на свои напряженные отношения с Вашингтоном. Но одной американской поддержки недостаточно. Турция также работает над тем, чтобы привлечь на свою сторону страны-участницы ЕС - не в качестве партнеров в военной кампании, а чтобы использовать их влияние и оказать давление на Путина.

Как обычно, Эрдоган не полагается на традиционную дипломатию и вежливую риторику. Вместо этого он угрожает европейским странам, что если они не помогут ему в создании зоны безопасности в Сирии, куда он хочет перевести четверть из четырех миллионов беженцев, проживающих в настоящее время в Турции, он откроет границы и позволит беженцам беспрепятственно проникать в Европу. На самом деле, он уже сделал это: согласно официальным сообщениям, от 80 до 100  тысяч беженцев уже пересекли границу с Грецией без какого-либо противодействия со стороны турецких сил.

Эрдоган не только ищет финансовую помощь в размере 3 млрд. долларов (в дополнение к 6 млрд., уже обещанным при подписании соглашения о беженцах в 2016 году), он требует от Европы поддержки военной кампании, которую он ведет в Сирии. Страны ЕС действительно напуганы турецкой угрозой, которая уже претворена в жизнь, но вопрос финансирования все еще остается спорным. В ЕС не совсем уверены, как была разделена предыдущая помощь - достигла ли она своего предполагаемого пункта назначения, и является ли правдивым утверждение Эрдогана, что Турция уже потратила 40 млрд. долларов на интеграцию беженцев? Пока что эти вопросы обсуждаются только внутри ЕС, без участия Турции, из-за страха, что такие разговоры могут привести в действие бомбу Эрдогана, которая может вызвать огромные потрясения в Европе.

Все угрозы, возникшие между Турцией и Россией, а также между Турцией и ЕС, теперь необходимо будет тщательно обезвреживать по одной, чтобы избежать прямого насильственного конфликта. Турция требует, чтобы силы президента Сирии Башара Асада отступили на позиции, которые они занимали до битвы за Идлиб, чтобы они освободили две основные автомагистрали, соединяющие Идлиб и Турцию, а также прекратили наступление на Идлиб и остановили поток беженцев.

С практической точки зрения, Россия могла бы согласиться с этим, но взамен она потребует плана действий с согласованным графиком вывода вооруженных ополченцев из провинции. Проблема в том, что Россия не верит, что Турция захочет или сможет выполнить такое обязательство, потому что, пока эти ополченцы остаются в Идлибе, они дают Турции дипломатический рычаг, который сохраняет ее статус одной из трех стран (наряду с Россией и Ираном), от которых зависит дипломатическое решение выхода из войны в Сирии.

Как только этих ополченцев выведут и они больше не будут представлять военной угрозы или препятствия для сил Асада в провинции, Турция потеряет предлог для своего военного присутствия в Сирии. Это присутствие жизненно важно для Турции, поэтому она может продолжать вести войну против курдов в северной Сирии, которых она считает угрозой своей национальной безопасности.

Если Россия и Турция не достигнут согласия о выводе сил ополченцев, война в Сирии может превратиться из локального военного конфликта в полномасштабную конфронтацию двух держав.

Цви Барэль, "ХаАрец", Л.К.

Фото: Sputnik Alexei Druzhinin Kremlin via Reuters

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend