Фото: Kacper Pempel, Reuters

Кто выкрутил руки властям Польши?

«Я вообще не понимаю, зачем было соглашаться на проведение заседания «Вышеградской группы» в Иерусалиме?» – сказал в интервью «Деталям» главный редактор польского журнала «Факты и мифы» Дарек Цыхоль. Он также подверг сомнению эффективность самой Варшавской конференции, в которой участвовали Биньямин Нетаниягу и Майк Пенс. Но Цыхоль утверждает, что Польше этот форум был навязан извне, и ничего, кроме усиления конфронтации внутри Евросоюза, подобные действия за собой не влекут.

— Скандал, осложнивший польско-израильские отношения, начался с высказывания Нетаниягу на брифинге для журналистов в Варшаве, после прошедшей там конференции по Ближнему Востоку…

— Конференции? Я бы не назвал это конференцией! Конференция – это обмен мнениями, подведение итогов, встречи с журналистами… Ничего этого не было. А было, простите, какое-то закрытое совещание военного совета. О том, что оно вообще состоится, мы узнали из американских СМИ. Не думаю, что Польшу кто-то спрашивал, нужна ей самой эта встреча в верхах или нет? 95 процентов публикаций в польской прессе подчеркивали, что это «вообще не наш бизнес», и непонятно, зачем надо было соглашаться на проведение конференции в Варшаве.

Что Нетаниягу сказал на встрече с журналистами, мы тоже доподлинно не знаем. Известно лишь то, что передали израильские СМИ, причем посол Израиля в Польше опроверг сообщение, пояснив, что слова израильского премьера были неверно переведены. А реакция польского правительства – это, скорее, желание перевести стрелки, отвлечь поляков от насущных проблем и показать, что Польша хотя бы от Израиля независима!

— Но ведь сначала «яблоком раздора» стал принятый в Польше закон о Холокосте?

— Мир увидел в нем малоэффективный инструмент, ограничивающий исторические споры и свободу выражения мнений. Чтобы потрафить миру, в закон внесли поправку, которая, по сути, его дезавуировала. Причем сделали это было без надлежащих парламентских дебатов. Сама идея поправки принадлежит не нам, а США. Американцы приказали – поляки взяли под козырек и сделали. Потом американцы проиграли войну в Сирии и решили объявить войну Ирану. Готовясь к этому, выступили с идеей провести военное совещание, которое лицемерно назвали «конференцией». Первую скрипку в организации этого совещания играли американцы и израильтяне. Задача последних объяснима: Иран – самый серьезный враг еврейского государства. Глупо было бы проводить форум в США, и потому была предложена Варшава. А в Вашингтоне эта идея так понравилась, что американские власти проинформировали об этом СМИ еще до того, как МИД Польши определился со своей позицией по данному вопросу!

Кстати, мир соответствующим образом отреагировал: параллельно с Варшавской, в Мюнхене провели конференцию стран Евросоюза, а в Сочи – другую, с участием России, Турции и Ирана. Попутно Польша успела ухудшить отношения с Россией, Белоруссией и Украиной.

Фото: Амос Бен-Гершом, GPO

— Вернемся к злополучному брифингу…

— Да, Нетаниягу сказал нечто о сотрудничестве поляков и нацистов во время Второй мировой войны. Скандал поднялся невероятный. Хотя всем, кто в состоянии мыслить и анализировать, ясно как Божий день, что реплика премьер-министра Израиля не была импровизацией. Скорее всего, он сказал это в расчете на определенную реакцию в Израиле. В период предвыборной кампании решил добавить в свое выступление антипольскую ноту. Но, простите, а мы сами разве не разыгрываем антироссийские, антиукраинские, антиевропейские, антисемитские и антигерманские ноты в своей международной политике? Нетаниягу, демонстрируя хорошую мину при плохой игре, передал должность главы внешнеполитического ведомства своему соратнику, первым заявлением которого стали слова, что «поляки впитали антисемитизм с молоком матери». Интересно, команда премьер-министра Израиля после такого заявления значительно улучшила свои показатели в предвыборных рейтингах?

— И как нам к этому относиться?

— Ничему не удивляться! Да и возмущаться Израилем не надо: израильтяне просто увидели, что мы практически остались без прикрытия, перессорившись со всеми важными игроками в мире и позволяя американцам помыкать нами безнаказанно. Израильские лидеры всего лишь не преминули воспользоваться сложившейся ситуацией.

— Учитывая антироссийский настрой государств, входящих в «Вышеградскую группу», можно ли сказать, что случившееся – на руку Кремлю?

— Я не стал бы приписывать им всем антироссийские настроения. Венгрия, например, все же тяготеет к России — в отличие от Польши, для которой Россия сегодня – враг номер один. Действительно, таких чудовищных отношений между нашими странами не было с 1939 года. Обычно в министерствах иностранных дел определенные отделы курируют определенные направления, даже когда возникают проблемы. Но у нас даже отделов таких нет! То есть отношения с Россией не поддерживаются даже на уровне департаментов, а внешне они и вовсе напряжены до предела. И все же я не думаю, что Россия каким-то образом сможет обратить в свою пользу срыв визита польского премьер-министра в Иерусалим. Там, возможно, просто посмеются.

— У них есть повод для злорадства?

— Так ведь буквально на днях Польша поддержала Израиль, на этой самой «конференции» в Варшаве, когда Израиль и США выступили единым фронтом против Ирана! И вот после этого, не успели мы и глазом моргнуть, возникла ссора!

— А Израилю иерусалимский саммит «Вышеградской группы» зачем был нужен?

— Израиль изначально был в выигрыше, организуя встречу на «своем поле» для четырех государств, имеющих конкретные претензии к Евросоюзу. По мнению некоторых польских обозревателей, Нетаниягу рассчитывал на то, что этот форум способен увеличить дистанцию между «Вышеградской группой» и ЕС.

— Насколько вообще сегодня актуально существование этой группы?

— «Вышеградская группа» была создана для определенных целей, объединив под своей крышей государства с похожей политикой. Когда-то, кстати, это был «Вышеградский треугольник»: Венгрия, Польша, Чехословакия. И мало кто вспоминает, что одновременно с Вышеградским форумом была основана еще одна группа – «Веймарский треугольник»: Польша, Германия и Франция. Но как только Польша вошла в ЕС и решила, что уже стала «взрослой», Германия и Франция перестали иметь дело с поляками как с равноправными партнерами. Тогда «Вышеградский треугольник» перестал существовать.

Но все это было более двадцати пяти лет назад. Сегодня, на мой взгляд, нет большого смысла в существовании этой организации — кроме разве что обмена мнения по актуальным вопросам. Например, о приеме беженцев с Востока. Нам всем не нравится позиция Евросоюза, который в буквальном смысле слова заставляет все страны, в том числе и нашу, принимать переселенцев. Причем именно в таком количестве, в каком это нужно ЕС, а не нам. Весьма горький опыт такой деятельности имеется у венгров, которые принимали беженцев, но которым Евросоюз не очень-то и помог.

Нас объединяет и то, что все мы вышли из соцлагеря, так что ментально в чем-то связаны между собой. Может быть, потому диалог с ЕС у нас не очень складывается. Словаки и чехи вообще не хотят заниматься большой политикой, их интересует, что происходит в их собственных странах. Венгрия, как я уже говорил, тяготеет к России, а мы, поляки, — напротив, — от России далеки. Вот такое разделение. Но в существовании группы, пусть даже на самом минимальном уровне взаимодействия, я не вижу ничего плохого. Пусть играет свой «квартет».

Марк Котлярский, «Детали». Фото: Kacper Pempel, Reuters


тэги

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend