Кто помогает ультраправым прийти к власти?

Самый большой скачок рейтингов за последние недели демонстрирует партия «Религиозный сионизм» Бецалеля Смотрича и Итамара Бен-Гвира. Согласно опросам общественного мнения, эта ультраправая партия может увеличить свое представительство в Кнессете примерно на 50% – с 6 до 9 мандатов. Опрос, проведенный институтом Мано Гева, результаты которого были опубликованы в «Йедиот ахронот», показал, что если бы Бен-Гвир возглавил партию вместо Смотрича, она получила бы 11 мест – то есть почти вдвое увеличила бы свое представительство в Кнессете.


Популярность Бен-Гвира растет на фоне экономической и социальной дестабилизации. Во Франции тоже Марин Ле-Пен на президентских выборах набрала 41%, и если экономическая политика Израиля не изменится, аналогичные цифры могут появиться и у нас. И причина – не в параде флагов, а в «параде шекелей».

«Все те, кто игнорирует комиссии кнессета; кто совершает политические трюки за счет социально слабых слоев населения; кто забыл об идеалах равенства и социальной справедливости – помогают Нетаниягу, поддерживая его троллинг». Так отозвался депутат кнессета Михаэль Битон («Кахоль-лаван») о реформе, проводимой министром транспорта Мерав Михаэли – реформе, которая резко увеличит стоимость проезда в общественном транспорте для слабых слоев населения.

Битон, председатель экономической комиссии кнессета, свидетельствует, что правительственная коалиция, в состав которой он входит, отстраняется от проблем социально слабых слоев населения, и этим подталкивает правых к власти. Устраняясь от проблем самых слабых, правительство своей экономической политикой способствует возвращению во власть право-религиозной оппозиции.

Правительство, которое состоит по меньшей мере наполовину из левых партий, проводило экономическую политику, направленную на углубление социального неравенства. Это и Закон о регулировании народного хозяйства; и налоговые льготы для богатых; и отсутствие регуляции аренды квартир; и повышение цен на основные продукты; и ущерб фермерским хозяйствам; и замораживание заработной платы в период быстрого роста цен; и так далее. Людей оставляют один на один с жесткими законами рынка и всеми его недостатками. Люди чувствуют себя брошенными и одинокими в этой борьбе.

Мерав Михаэли очень хорошо знает свою электоральную базу. Это – сливки общества, которым очень нравятся декретный отпуск для мужчин и скоростной трамвай в Тель-Авиве. Люди, чей уровень дохода относится к верхним децилям, любят просвещенную повестку и либеральные ценности, ненавидят расизм и ЛГБТ-фобию. И Михаэли поставляет им желаемое в изобилии.

А повышение пенсионного возраста для женщин, занимающихся тяжелым физическим трудом, или отсутствие туалетов у водителей автобусов их вообще никак не трогает. Или обесценивание заработной платы на несколько сотен шекелей в результате роста цен. Подумаешь? Разве из-за таких мелочей она должна разваливать правительство?

Но вот низкооплачиваемые работники, ультраортодоксы и арабы вряд ли воспользуются правом на декретный отпуск. А повышение тарифов на общественный транспорт больно по ним ударит.

Бен-Гвир тоже очень хорошо знает свою электоральную базу. Израильтяне, которые испытывают страх за свою жизнь, ищут, кто их защитит. Они видят левых, которые поддерживают поднятие палестинских флагов в университетах, но возражают против парада израильских флагов в Иерусалиме. Бен-Гвир построил свою электоральную базу на хаосе. Он своей риторикой углубляет пропасть между евреями и арабами.

В то время как левые партии предлагают универсальность, Бен-Гвир предлагает принадлежность. Он будто говорит: «Я позабочусь о каждом, кто присоединится ко мне». И это очень соблазнительно для тех, чей статус низок и у кого нет группы поддержки.

Гиль Плоткин, Davar1. Ц.З. Фото: Хадас Паруш⊥