Friday 03.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Либерман как лакмусовая бумажка

    В конце прошлого года депутат кнессета Авигдор Либерман выступил на 12 канале и объявил: «Я собираюсь стать министром финансов». Это было за несколько часов до пресс-конференций, на одной из которых Рон Хульдаи объявил о создании новой партии, а на другой Бени Ганц объявил о своем решении продолжить политическую деятельность во главе списка «Кахоль-лаван».


    Рассказать историю израильской политики в наши дни можно тысячей способов и в разных ракурсах. И в их центре всегда будет король Биби. Но решение Либермана позиционировать себя на мартовских выборах 2021 года, как претендента на пост министра финансов, пожалуй, лучшая из историй. Как и реакция (или отсутствие реакции) на это заявление.

    Либерман? Министр финансов? Да, он не шутит. После десятилетия власти Биньямина Нетаниягу можно констатировать, что принципиальная демократия в Израиле стирается. Единственный определяющий критерий, оставшийся у подавляющего большинства избирателей и политиков, это «только Биби» или «только не Биби». Вопросы идеологии, достижений политиков и выполнения ими обещаний в лучшем случае второстепенны. А в худшем – вообще отсутствуют.

    Не столь уж многим политикам и общественным деятелям удавалось оставаться на политической арене более 20 лет, несмотря на столь дурной  опыт в экономических и социальных вопросах, как у Либермана.


    Задолго до того, как его партия «Наш дом – Израиль» в ходе полицейского расследования была представлена как преступная организация, которая рассматривала налогоплательщика и государственный сектор как банкомат для личного обогащения, Либерман неоднократно предоставлял разные услуги заинтересованным группам: частным и государственным монополиям в разных областях, будь то газ, авиация, энергетика, медицина и связь. Представители Либермана в комиссиях кнессета почти всегда были на стороне сильных и организованных – против интересов общественности.

    Когда Эхуд Ольмерт назначил Авраама Гиршзона министром финансов, о том, что он – коррупционер, знали лишь немногие из тех, кто имел представление об отношениях мира капитала и власти.

    Случай Либермана иной: Ни разу еще в Израиле политик, запятнаный подозрениями в коррупции и имеющий длинный послужной список отстаивания интересов сильных и богатых против слабых и бедных, не выдвигал себя кандидатом на пост министра финансов. Полиция нашла миллионы долларов на банковских счетах на Кипре дочери Либермана, Михаль, и его водителя Игоря. Решение генпрокурора Йехуды Вайнштейна закрыть дело Либермана не скрыло удивительной и пугающей картины - с миллионами долларов, которые неизвестные бизнесмены со всего мира перечисляли ему в обмен на непонятные услуги.

    Вайнштейн закрыл дело только из-за недостаточности улик. Ему казалось, что он не сможет представить надлежащие доказательства в суде. Но любой, кто озабочен принципами чистоты власти, прозрачности и корректного управления в Израиле, любой, кто читал в 2012 году заключение генпрокурора по делу Либермана, был потрясён его решением закрыть дело.

    Конечно, все мы думали, что, хотя на уголовный процесс не хватило доказательств, но этого человека никогда не подпустят к общественной кассе, учитывая серьёзность подозрений. После того, как на поверхность вышли все факты и пугающие подробности о деньгах, прикарманенных приближенными Либермана, и их нелепые объяснения, которые они дали о происхождении этих богатств, казалось, этот человек должен остаться на задворках израильской политики.

    Как же мы ошиблись! В последние годы израильская политика претерпела удручающий процесс трансформации. Становится больше коррупции, политика становится более поверхностной и радикальной. Нынче политики не должны представлять общественности ничего – ни свои реальные достижения, ни убедительные программы, ни чистоту рук, ни управленческие навыки. Им просто нужно продать ненависть к другому лагерю. Либерман – самый экстремальный пример, но Ганц, Ашкенази и Саар предлагают точно такие же товары. «Мы только не за Биби», –продают они себя. А за кого же? Это неважно.


    Пресса играет огромную роль в коррумпировании израильской политики. Главные редакторы телепрограмм, сайтов и каналов обнаружили, что цирк ненависти, противоборствующие лагеря, политические маневры, союзы и сделки – это мощный двигатель их рейтингов и кликов. Они уклонялись от любых реальных попыток обсудить существенные вопросы: послужной список кандидатов, их политическую повестку, их связи с богатыми спонсорами, источники их доходов, их личное богатство, конфликты интересов их партнеров. Обсуждение этих вопросов появляется только в тех редких случаях, когда открывают полицейские расследования.

    Что еще более обескураживает, так это то, что даже когда дела заканчиваются осуждением за уголовные преступления, за коррупцию, все их фигуранты остаются желанными гостями в студиях, подкастах и интервью для прессы. Шимон Шевес, Хаим Рамон, Эхуд Ольмерт – все были осуждены за преступления по таким делам. Что не мешает им участвовать в кампании делегитимации системы правосудия, переходя из одной телестудии в другую. У каждого из них написана новая книга, в которой облиты грязью люди, разоблачившие их коррумпированные и преступные деяния.

    Я не знаю, кто получит большинство голосов на предстоящих в марте выборах и сформирует правительство. Но с большой уверенностью можно предполагать, что следующее правительство будет состоять из тех же политиков и партий, что есть в Кнессете сейчас. Оно будет очень похоже на нынешнее. Оно будет проводить политику, похожую на знакомую нам в последние годы. Я писал об этом примерно полтора года назад, когда начался триумфальный путь «Кахоль-лаван», и, к сожалению, оказался прав. Даже после года «короны», тяжкого экономического кризиса, разрушения и боли - элита капитала, власти и прессы в Израиле не видит необходимости в переменах, а общество не требует этого.


    Гай Рольник, TheMarker Ц.З. Фото: Охад Цвигенберг˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend