Monday 25.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Misha Friedman
    AP Photo/Misha Friedman

    «Кто ногой бил, кто дубинкой». Преступники в погонах все еще неподсудны

    Денис Шидловский, жестоко избитый белорусскими силовиками, рассказал «Деталям», что творили с задержанными в одном из райотделов внутренних дел Минска.


    Белорусская оппозиция продолжает накапливать свидетельства преступлений милиции и ОМОНа против мирных граждан. На этой неделе появились новые видео из Бреста и Минска, на которых видны силовики, готовые стрелять в безоружных людей. Неделей раньше в сети появилось видео из Фрунзенского РОВД, снятое 12 августа, где запечатлели издевательства над задержанными. На полу спортзала именно этого РОВД Шидловский 10 августа пролежал лицом вниз около шести часов подряд.

    – Где вы находились перед задержанием, что делали?

    – В торговом центре. Когда объявили, что по техническим причинам он закрывается в 18:00, я вышел. Многие улицы были оцеплены, в одном месте я спросил журналистов, можно ли пройти через подземный переход? Они сказали: кто-то проходит, кто-то нет… Чтобы не рисковать, я подошел к сотрудникам ОМОНа и задал тот же вопрос. Мне сказали «да», но взяли за руку – и тут им по рации приказали «паковать» всех, кто с рюкзаками, у кого белая лента или белая майка с «пагоней» (герб Беларуси с 1991 по 1995 годы – прим. «Детали»). А у меня были и рюкзак, и лента.


    Тут же меня и еще 8 случайных прохожих завели в минибус. Руки за спиной стянули стяжками. Потому из минибуса бросили в автозак. Мы, 9 человек, лежали пластом. Любое наше движение вызывало удар дубинкой, любой вопрос – тоже побои. Тех, кто с символикой, били вдвое больше. У одного парня плечо было так изранено, что просто мясо свисало. Никакой медицинской помощи никто не получал. У меня оба колена были повреждены из-за броска на металлический пол автозака. На нем же резцы, видимо, чтобы не скользить, когда ходишь – вот этими резцами мне с двух колен кожу и сорвало. Колени кровоточат, а у меня в рюкзаке есть перекись, и я им говорю: «Вам не надо даже вызывать скорую, если боитесь. Дайте, я у себя рану обработаю, и вот у этого парня?» Не разрешили. Что потом с тем парнем стало, не знаю.

    Приехали в РОВД, и нас прогнали из автозака через коридор омоновцев, головой вниз, а слева и справа нас кто ногой бил, кто дубинкой. Забежали в спортзал, там нас бросили на пол. Сказали – «голову вниз, если кто шевельнется, получит по морде».

    Мы лежали. Любой поворот головы вызывал их мат. Они называли нас террористами, готовыми за бутылку водки собственную мать продать. Их даже не интересовало, что люди там были не с митингов! Кого-то из автомобиля вытащили, другого в кафе схватили... Видимо была задача брать массово. Им говорили: в толпе все настроены против ОМОНа. Поэтому удары получал буквально каждый. Кого-то так били, что мы даже не знаем, живы они или нет. Слышали слова охранников: «Что мы с ним будем делать? Давай пока в подвал». Можно только догадаться: или человек потом приходил в себя, или его не вносили в список задержанных.

    Пытаешься что-то им сказать – получаешь дубинкой по спине. Тех, кто был в майках с гербом «пагоня», более жестоко избивали: мол, хотели перемен? – получайте! Про кого-то сказали, что при них нашли зажигательную смесь – этих дубасили постоянно, все шесть часов, что мы там лежали. Мне 24 года, а тому, у кого якобы в рюкзаке бензин нашли, было, наверное, около 18-ти, его избивали рядом, слышать это было просто ужасно.

    Нам разрешили встать с пола уже глубокой ночью. Никто из нас не видел протоколы о задержании – их написали, якобы, с наших слов, а нас заставили подписать. Кто пытался ознакомиться, тех били. Поэтому большинство из нас просто подписались, не глядя.

    После чего отвели в карцер размером два на три метра – там нас было семеро. Не пускали в туалет, один раз дали воду. Там нас держали до полудня.


    Вывели и сказали, что везут в изолятор в Жодино. Построение лицом к стене, руки за спину, по нам опять прошлись дубинками, а потом отвели в автозак с отсеками в виде стаканов. Меня и еще шестерых всунули в отсек, рассчитанный на троих. Вентилятор почти не включали, дышать было нечем. Там мы провели четыре часа. По приезду в Жодино – новая шеренга охранников, и снова побои.

    Рассадили по камерам и больше не трогали, но и не кормили. Воды тоже не было. Только потом один конвоир выпросил для нас бутылку воды: полтора литра на 32 человека за двое суток. В камере на 12 мест нас было 32 человека.

    А 13 августа около пяти вечера нас… отпустили. Без справки о задержании, об обыске – ничего. Как будто просто взяли, поиздевались трое суток, и выпустили.


    – В автозаке как лежали?

    Двое подо мной, а  я  на них.

    – Они с вами разговаривали или только били?

    Спрашивали, сколько нам заплатили.

    – Чего вы боялись?

     – Неизвестности. И был страх за тех, кто рядом. А потом я понял, что мне-то еще повезло – ведь когда мы вышли, я узнал, что людям ломали руки, ноги…

    – Как вы себя чувствуете? Обращались к психологу?

    – Обращался. Снятся какие-то митинги, беспокойство появилось о том, что кого-то снова задержали, избили. Я думаю, это только малое проявление того, что еще может меня настичь.

     У меня при задержании украли деньги, телефон забрали и разбили, там у всех поразбивали телефоны. Боли есть, но врачи не могут их зафиксировать. Руки были сильно стянуты строительными хомутами, кровоточили, потом образовались рубцы. Я подал заявление в следственный комитет, все документы, подтверждающие наличие денег, медицинские освидетельствования, фото ушибов… Но они говорят, что пока идет предварительное расследование, и дело не заведено.

    Детский праздник в автозаках и Лукашенко под елочкой

    На прошлой неделе Денис Шидловский уехал в Литву – после того, как узнал, что следственные действия ведутся не против садистов в форме, а против него, и фигурантом уголовного дела может стать он. На свое заявление в следственный комитет он так и не получил никакого ответа.

    Пока суд да дело, в Беларуси решили, что детей надо приучать к автозакам загодя. Оставшихся без попечения деток из Радошковичского дома-интерната пригласили на базу минского ОМОНа, где им разрешили посидеть в автозаках, подержать в руках настоящее оружие, поиграть снаряжением, которое используется для разгона протестующих.

    24 декабря две с половиной тысячи детей посетили новогодний благотворительный праздник – акцию «Наши дети» во Дворце Республики. Приехал Лукашенко, выступил с речью, получил подарки, сфотографировался. Маски по обычаю никто не надевал – ни Лукашенко, ни дети. А ведь впереди еще неделя праздничных мероприятий по всей стране.

    Продолжаются задержания и обыски журналистов

    В аэропорту была задержана основатель «Пресс-клуба Беларусь» Юлия Слуцкая. В тот же день в офисе клуба и в домах всего руководства прошел обыск, еще несколько сотрудников были задержаны, всех обвиняют в налоговых преступлениях и получении на счета клуба средств из-за границы. По делу этой организации также задержали бывшую сотрудницу «Белтелерадиокомпании» Ксению Луцкину. Еще один журналист в тот же день был схвачен в Брестской области, в Витебске провели обыск у журналиста Дмитрия Казакевича и оператора телеканала «Белсат» Вячеслава Лазарева.

    Настоящее рождественское чудо

    Архиепископу Тадеушу Кондрусевичу власти позволили вернуться на Родину. 31 августа ему, уроженцу страны и главе Римско-католической церкви в Беларуси отказали во въезде, а паспорт его аннулировали. 24 декабря, то есть в католический сочельник, после четырех месяцев изгнания Тадеуш Кондрусевич смог вернуться в Беларусь.

    Вступили в силу европейские санкции, и некоторые уже почувствовали их действие на себе. Были заблокированы счета друскининкайского санатория «Беларусь». Он входит в структуру управления делами президента, но расположен на территории ЕС, в Литве. Американская фирма GSD Venture Studios  отказалась от сотрудничества с компанией Synesis, которая попала под санкции за разработку программного обеспечения, позволяющего идентифицировать протестующих. Dana Holdings заявила о прекращении в Беларуси работы своих дочерних компаний «Эмирэйтс Блю Скай» («Зомекс») и «Дубай Вотер Фронт» («Белинтероба»). Продолжит работать другая дочерняя компания «Дана Астра», высокий пост в которой занимает невестка Лукашенко, Лилия.

    Власти США расширили санкционный список в отношении властей Беларуси. В список попали Центральная избирательная комиссия, спецназ КГБ «Альфа», главное управление внутренних дел мингорисполкома и минский ОМОН, а также первый заместитель главы МВД Беларуси Геннадий Казакевич. В минувшее воскресенье президент США Дональд Трамп подписал бюджет страны на 2021 год, куда входит и одобренный 22 декабря сенатом «Акт о демократии, правах человека и суверенитете Беларуси». Акт дает дополнительные полномочия президенту США для введения санкций в связи с протестами и насилием после выборов в нашей стране.

    Районы под «охраной» 

    С 24 декабря четыре выходных дня некоторые районы Минска усиленно патрулировались ОМОН. Патрули из 5-6 человек в полной экипировке были на каждой улице, ходили в парках. Заметив группу людей, омоновцы подходили и интересовались с какой целью люди собрались и о чем общаются. Между тем беларусы разнообразили акции протеста, украшая ели игрушками в цветах бело-красно-белого национального флага, игрушками с именами и фотографиями политзаключенных, а проводы старого года устраивали со сжиганием чучела в форме местного сотрудника милиции.

    Анна Войт, Л. Пагоня, «Детали»˜
    AP Photo/Misha Friedman

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend