Friday 18.06.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    Почему Либерман решил, что ему положен минфин?

    Естественность, с которой принимается идея о том, что на пост министра финансов будет назначен Авигдор Либерман, является результатом нынешней необычной политической ситуации, при которой смещение Нетаниягу с поста премьер-министра стоит во главе шкалы предпочтений большинства партий «блока перемен».

    В этом блоке есть только одна партия, которой нисколько не помешало бы, чтобы Нетаниягу и далее оставался на своем посту – это партия «Ямина» Нафтали Беннета. Все остальные хотят его сместить, кто больше, кто меньше. В числе тех, кто хочет этого больше, находится Либерман, но не факт, что большинство его электората разделяет его мнение. На том же полюсе находятся избиратели МЕРЕЦа и «Аводы», и тут как раз существует синхронизация между избирателями и их лидерами – Мерав Михаэли и Ницаном Горовицем. Но именно это является для последних препятствием. Их избиратели ставят во главу угла смещение Нетаниягу, что ослабляет переговорные позиции Горовица и Михаэли, поскольку главы правых партий – Беннет, Саар и Либерман – дают им понять: «Мы приносим вам голову Нетаниягу на блюде, так что скажите спасибо и берите то, что вам дают».

    Например, Михаэли требует пост министра финансов или юстиции. Она возглавляет партию с семью мандатами , в точности, как Либерман и Саар. Айелет Шакед тоже хочет заполучить министерство юстиции или финансов, но она – не глава партии, и в любом случае глава партия, к которой она принадлежит, получает главный приз – пост премьер-министра.

    Фактически, если депутат кнессета Шикли сдержит свое слово и не поддержит создание «правительства перемен», у Беннета остается шесть мандатов – меньше, чем у Михаэли. Разве, учитывая эти обстоятельства, она не заслуживает получить один из этих двух важнейших министерстких портфелей? Разве не будет естественно, если она потребует портфель министра финансов?

    Михаэли не получила достаточно ясный ответ на этот вопрос, но ей намекнули, что если Либерман не получит министерство финансов, то не будет сформировано правительство перемен. Министерство юстиции? Этого ей тоже никто не обещает. Создается впечатление, что правые партии делают работу, в которой заинтересованы левоцентристы, поэтому они получат все, что требуют – премьерство, министерства финансов и юстиции.

    Либерман не является очевидным кандидатом на пост министра финансов. Уголовные дела, по которым он и члены его партии находились под следствием (Либерман вышел чистым, а его однопартийцы были отданы под суд) вызывают опасения по поводу того, что общественная касса окажется в его руках. Это министерство, которое требует профессионализма, умения отстаивать свою позицию, способности видеть далеко вперед и безупречной честности – чтобы не превратить общественную кассу и огромную власть, которой обладает министр финансов, в инструмент установления экономической и политической власти самого министра и его приближенных.

    Даже если в ближайшие дни удастся существенно приблизиться к формированию правительства перемен, и если мы увидим соглашение об основных принципах (один из принципов, который в настоящий момент находится на стадии формулирования, состоит в том, что у каждой партии будет право вето на каждое значительное решение) – остается неясным, какова будет роль других партий по такому важному вопросу, как экономическая и социальная политика.

    Если Либерман станет министром финансов, будет ли у глав других партий власть, чтобы сформулировать эту политику? На данный момент на этот вопрос никто не может дать ответ. Переговоры далеки от завершения, и даже если в ближайшее время будет подписано коалиционное соглашение, жизнь покажет, будет ли достаточно достигнутых договоренностей, чтобы продвигать центральные вопросы, или любое предложение наткнется на вето, которое его уничтожит.

    Сами Перец, «ХаАрец», М.Р. Фото: Томер Аппельбаум˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend