Фото: Jonathan Ernst, Reuters

Круговорот оружия на Ближнем Востоке

Крупнейшими покупателями американского оружия являются арабские страны Персидского Залива – Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты. И их, конечно, можно понять...

Откуда у ливийских повстанцев американские ракеты

Гонка вооружений в Заливе началась после вторжения Саддама Хуссейна в Кувейт. Хуссейн, родившийся еще до появления на свет государства под названием Кувейт, никогда не признавал суверенитета этого мини-эмирата, который в период правления Османской империи был частью иракской провинции Басра. И, когда подвернулась подходящая возможность, Хуссейн перешел в наступление. Кувейтская армия оказалась совершенно беспомощной перед этим натиском, и лишь усилиями широкой международной коалиции удалось заставить Саддама покинуть территорию Кувейта.

Вопрос в том, помогло бы сегодня в подобной ситуации сверхсовременное оружие, которое соседи Кувейта массово приобретают в США? Ведь, согласно международным оценкам, армии Саудовской Аравии, ОАЭ и самого Кувейта по-прежнему являются плохо подготовленными и малопрофессиональными. Американское оружие пока не способствует победе даже в войне с плохо вооруженными повстанцами-хуситами в Йемене, не говоря уж о возможной войне с Ираном. Тогда напрашивается вопрос: зачем все эти страны тратят такие безумные деньги на новейшее американское оружие, которое через определенное количество лет устаревает и отправляется в утиль?

Недавнее расследование Сената показывает, что американское оружие, приобретаемое арабскими странами Залива, плавно перетекает в Ливию, Судан и другие страны, которые хотели бы приобрести эти современные орудия убийства, да не могут из-за санкций. Одним из гордых обладателей противотанковых ракет «Джавелин» стал ливийский генерал Халифа Хафтар, который нынче воюет с общепризнанным ливийским правительством при поддержке Египта, КСА и нескольких других арабских стран.

Член комитета Сената по внешним делам, сенатор-демократ Роберт Менендез обратился по этому поводу с письмом к госсекретарю США Майку Помпео. «Уверен, вам известно о том, что, согласно закону, в случае подтверждения данного факта все поставки оружия ОАЭ должны быть прекращены», - говорится в его послании.

Трудно поверить в то, что администрация президента Трампа резко прекратит поставки оружия ОАЭ или Саудовской Аравии, даже если будет доказано, что обе страны переправляют его людоедам из ИГИЛ. Однако информации о том, что американское оружие попадает совсем не тем, кому оно предназначалось, становится все больше. И эти сведения вызывают раздражение у американских политиков по обе стороны.

Санкции для Эрдогана

Несмотря на все заверения Турции в том, что она не собирается использовать закупленные в России российские зенитно-ракетные комплексы С-400, в Конгрессе США продолжают обсуждать возможные санкции против Анкары.

В Вашингтоне утверждают, что приобретение Турцией систем С-400 может представлять угрозу для истребителей F-35, поскольку эти две системы технически не совместимы (хотя россияне возражают, что это не так, и добавляют, что системы определения «свой-чужой» могут быть добавлены и на системы ПВО, и на самолеты).

Патрик Шанахан (который до июня исполнял обязанности министра обороны США) указывал в своем письме конец июля, как крайний срок, до которого Турция должна определиться: либо F-35, либо С-400. Однако, скорее всего, окончательно решение о введении санкций будет принято только в октябре, когда закончится подготовка турецких военных специалистов, а системы С-400 будут введены в действие. Среди прочего, США могут ввести санкции против турецких банков, бизнесменов и инвестиционных фирм, а также отрезать Анкару от международной системы транзакций.

Но что произойдет, когда американские санкции ударят по Турции? Вполне возможно, что американцы добьются как раз обратного эффекта и способствуют еще большему сближению Анкары с Москвой, которая также станет поставщиком истребителей для Турции. Эти геополитические сдвиги непременно повлияют и на Сирию, и на ситуацию вокруг Ирана. Что противоречит интересам администрации Трампа, пытающейся сколотить коалицию против Исламской Республики – ведь тогда рассчитывать на Турцию, в том числе на использование ее воздушного пространства или аэропортов, уже не придется.

Поэтому вплоть до октября турков будут держать в напряжении. И вполне возможно, что потом стороны либо придут к какой-то договоренности, либо введенные санкции на деле окажутся беззубыми.

Бахрейн не повлиял на палестино-израильский конфликт

Экономическая конференция в Бахрейне завершила свою работу, виртуальные миллиарды так и продолжили крутиться в виртуальном мире, Джаред Кушнер и Джейсон Гринблатт укатили домой, а израильтяне и палестинцы остались, как всегда, один на один со своими нерешенными проблемами.

После конференции в Бахрейне продолжились демонстрации в Газе и пожары на юге Израиля, в городах Западного Берега прошли многочисленные аресты подозреваемых в терроре палестинцев, а в районе Исауийа в Восточном Иерусалиме прокатились протесты после того, как солдаты насмерть выстрелили молодого человека, запустившего в их сторону фейрверк. Ничего принципиально нового для нашего региона.

Кроме того, султанат Оман решил открыть в Рамалле свое посольство (хотя Нетаниягу был уверен, что оманское посольство будет открыто в Израиле). Так в Заливе решили сбалансировать позицию по Израилю и Палестине. А в городе Ятта близ Хеврона переименовали улицу Бахрейна в улицу Марзука аль-Гнайма, спикер парламента Кувейта, известного своей антиизраильской позицией. Один из палестинских участников мероприятия в Бахрейне, Салах Абу-Мияла, был арестован властями Палестинской Автономии.

Вот, пожалуй, и все. С большой долей уверенности можно сказать, что больше к идеям, прозвучавшим на экономической конференции в Бахрейне, никто возвращаться не будет. Арабские страны уже заявили, что по-прежнему придерживаются арабской мирной инициативы, которую Джаред Кушнер описал как «нерелевантную»; администрация США вряд ли выделит хотя бы доллар на экономические проекты для палестинцев в нынешних политических условиях; до выборов в США остается чуть больше года, а это значит, что президента вскоре будет интересовать только один конфликт – с демократами.

Конференция в Бахрейне была безмерно далека от тех, для кого она предназначалась – палестинцев и израильтян, чьи поля будут сожжены, судьбы сломаны, а тела изувечены. Конечно, многим и в Израиле, и в США хотелось бы верить, что решить эту проблему можно издали, не приближаясь к этому уродливому конфликту, вдалеке от кровопролития, беспорядков и горящих покрышек. Неплохо было бы это сделать в одной из прекрасных гостиниц Манамы или Абу-Даби…

Проблема лишь в том, что к реальной жизни вся эта 1001 ночь имеет мало отношения. Тому, кто будет заинтересован в настоящем решении, придется запастись временем и терпением, закатать рукава и взяться за грязную, неприятную работу. Но в данных момент тех, кто хочет и может взять на себя такую задачу по очистке местных авгиевых конюшен, в наличии нет.

Ксения Светлова, «Детали»
Фото: Jonathan Ernst, Reuters

тэги

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend