Фото: Alkis Konstantinidis, REUTERS

Кризис в Турции: оборотная сторона медали

Похоже, кризис в Турции, вызванный санкциями США и последующим падением местной валюты – лиры, имеет и свою оборотную сторону. В частности, прежде всего радуются местные туристические компании: число туристов, стремящихся использовать обесцененную лиру, растет в геометрической прогрессии.

Если из-за санкций, введенных Россией после сбитого турками русского военного самолета на побережье Турции, долгое время царили тишь да гладь, то после того, как президент Реджеп Тайип Эрдоган принес извинения своему российскому коллеге Владимиру Путину, ситуация стала резко меняться. И с тех пор не только лидеры эти двух стран танцевали вместе на нескольких свадьбах, но и российские туристы вновь заполонили турецкие отели.

В то время, когда дешевизна турецкой лиры сулит невиданные горизонты туристам, паника плавно перетекла от банковских очередей до очередей в торговых центрах, когда люди лелеют надежду на то, чтобы банковский курс – не дай Бог! – не восстановился и продукты и товары вновь не подорожали.

Туристическая Ассоциация Турции уже в этом году надеется, что количество туристов перевалит за 40 миллионов, и это, в свою очередь, принесет в казну около 32 миллиардов долларов – примерно на 50 процентов больше, чем в прошлом.

Кроме того, последние недели ознаменовались и всплеском интереса к недвижимости, поскольку резко упали цены на жилье, и уже инвесторы из Европы и стран Персидского залива торопятся к брокерским агентствам, чтобы в срочном порядке получить доступ к приобретению недвижимости и земельных участков, пока лира находится в «свободном падении».

В министерстве финансов Турции говорят об увеличении объемов торговли с арабскими странами, что составит примерно еще 70 миллиардов долларов. Турецкие компании, возводящие дома и развивающие инфраструктуру в арабских странах, подписали контракты на общую сумму в 40 миллиардов долларов.

В первом полугодии инвестиции ОАЭ в Турцию выросли со 110 миллионов долларов до более 550 миллионов долларов. Более 2000 компаний из шести стран Персидского залива инвестировали 19 миллиардов долларов США в Турцию, что составляет более 9 процентов всех зарубежных инвестиций; кроме того, вкладывать в Турцию намерены также Россия и Китай, равно как и иранские компании.

«Речь идет все же большей частью о психологическом кризисе, — сказал в беседе с TheMarker депутат меджлиса, входящий в парламентскую финансовую комиссию. Экономика Турции крепка и надежна, и будет только лишь укрепляться. Мы должны успокоить общественное мнение и развеять опасения инвесторов. Есть ли шанс, что Эрдоган изменит свое мнение и поддержит повышение процентных ставок? Напоминаю вам, что Эрдоган — практичный человек, он знал, как вывести Турцию из кризиса в начале 2000-х годов и способствовать подъему экономики. Напомню, что тогда инфляция составляла 3000 процентов и порой достигала семи тысяч, огромное количество людей остались без работы, а турецкая лира упала, возможно, до уровня нынешнего падения».

На этой неделе Центробанк Турции огласил новые рекомендации, касающиеся состояния банковской ликвидности, чтобы успокоить разнервничавшихся чиновников в связи с нехваткой иностранной валюты: Турция и МВФ в последнее время отрицают сообщения, что, дескать, турецкая сторона обратилась в Международный валютный фонд с просьбой о займе.

Нет необходимости в кредитах, поясняет турецкий минфин, в стране достаточно денег. А специалисты из правящей партии считают, что решение Эрдогана повысить процентную ставку лишь укрепит экономику, вернет ей стабильность. Инфляция в настоящее время составляет 15%, и президент должен принять стратегическое решение, чтобы обуздать инфляционные процессы.

«Для Эрдогана это прежде всего идеологическое решение, — поясняет сотрудник исследовательского института в Анкаре, — он нацелен на то, чтобы турецкая экономика вышла по уровню своего развития на восьмое место в мире, по сравнению с семнадцатым, на котором она находится сегодня. А это означает удвоение ВВП, требует огромных инвестиций, привлечение, в основном, зарубежных инвесторов, а это не так просто без доверия с их стороны. А без инвесторов не будет роста экономики, без повышения процентной ставки не будет доверия у инвесторов. Однако эту дилемму не следует рассматривать исключительно в черно-белых тонах – рост или процент. Эрдоган, если захочет, может отказаться от амбиций по поводу роста экономики и объяснить общественности и инвесторам, что отныне он поддерживает повышение процентной ставки в качестве некоего подготовительного этапа, который и приведет к стабильной, процветающей экономике. Психологический аспект в данном случае играет решающую роль, как для президента, так и для его народа».

Однако экономическая или психологическая компоненты связаны с еще одним важным элементом, касающимся престижа Эрдогана. В его жесткой риторике содержатся обвинения в адрес США, Израиля и других внешних факторов, которые, по его мнению, стремятся подорвать статус Турции. Введение американских санкций, включающие удвоение таможенных пошлин на железо и алюминий, не вызвали кризис, но эти меры – на руку Эрдогану, и он вполне способен «перевести стрелки» на Трампа как на человека, пытающегося уничтожить турецкую экономику.

Кажется, что Эрдоган балансирует на лезвии ножа, пока турки атакуют банки, но не выходят на демонстрации.

Цви Барель, TheMarker  М.К.
Фото: Alkis Konstantinidis, REUTERS

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend