Суббота 17.04.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    542852_Corona_lockdown_restaurant_Tomer_Appelbaum

    «Кризис только начинается»: Израиль на краю пропасти

    «Настоящий экономический кризис еще не начался, – утверждает адвокат Шломо Нес, специализирующийся на делах о банкротстве. – Многие мелкие предприятия уже закрылись, но в широком смысле все только начинается. До сих пор бизнес выживал благодаря государственной помощи и отсрочке кредитов. Поправка к закону о банкротстве, принятая кнессетом 1 марта, не решит проблем большинства предприятий».

    В последние годы в законодательство, связанное с банкротством, был внесен ряд изменений, и это затрудняет сравнение между количеством разорившихся бизнесов в разное время. Пока что глубина разразившегося кризиса не находит выражение в статистических данных.

    «Вследствие эпидемии коронавируса пострадали многие отрасли экономики, – отмечает Шломо Нес. – И подлинный кризис там еще не начался. Государство не предпринимает необходимых мер, чтобы предотвратить грядущий крах многих предприятий. А Банк Израиля не готов предоставить дополнительной отсрочки по кредитам. Помощь, которую получают пострадавшие бизнесы, не покрывает всех расходов. Они находятся на грани разорения. Что остается делать тем, кто не смог договориться о реструктуризации своих долгов?»

    «Я опасаюсь, что нас ждет резкий срыв, – продолжает Нес. – По оценке министерства юстиции, долги десятков тысяч предприятий превышают их собственную стоимость, но я не уверен, что даже минюст осознает, какой масштабный кризис угрожает Израилю. Я говорю сейчас о крупных предприятиях, не о малом бизнесе. Я имею в виду предприятия, на которых работают сотни тысяч людей».

    Революция в мире займов

    Поправка, принятая кнессетом 1 марта, на четыре месяца приостанавливает рассмотрение дел о банкротстве. По идее, это должно подтолкнуть кредиторов к компромиссу с их должниками. При этом владельцам задолжавших предприятий запрещается продавать или передавать их в чью-то иную собственность без разрешения суда. Находящиеся на грани разорения бизнесы будут передаваться в ведение внешнего управляющего, который займется поиском компромисса между кредиторами и должником.

    Нес считает, что этого недостаточно для предотвращения масштабного кризиса. В последние годы регуляция в области банкротств пережила настоящую революцию. В 2018 году, впервые со времен британского мандата, в Израиле был принят закон, посвященный этой проблеме. Помимо соблюдения интересов кредитора, он был направлен и на восстановление экономического потенциала должника. Закон предусматривал введение четырехлетнего срока, в течение которого задолжавшей компании под руководством назначенного извне адвоката предоставлялся шанс поправить свои дела.

    В соответствии с законом, суд может издать ордер об оздоровлении компании при условии соблюдения трех критериев. Первый – вероятность выхода предприятия из кризиса должна быть достаточно высока. Второй – процесс экономической реабилитации должника не должен нанести ущерб интересам кредитора. Третий – этот процесс должен иметь источники финансирования. До начала эпидемии коронавируса этот закон можно было считать вполне прогрессивным. Однако разразившийся кризис полностью изменил правила игры.

    Компании, оказавшиеся на грани разорения в результате карантинов, как правило, не соответствуют оговоренным законом критериям. Конца эпидемии пока не видно, и невозможно предсказать, когда и каким образом должники смогут восстановить свой экономический потенциал и расплатиться с долгами. Вторая проблема заключается в том, что год спустя после начала кризиса у большинства компаний не осталось средств, достаточных для финансирования программы оздоровления.

    Банки теряют терпение

    «Предприятия, относящиеся к отраслям, сильно пострадавшим от коронавируса, оказались в наиболее тяжелом положении, – говорит Нес. – Долги, накопленными многими из них, уже равны или превышают их собственную стоимость». По его словам, отсутствие резкого увеличения количества банкротств является временным явлением. Большинство закрывшихся в течение минувшего года предприятий принадлежали малому бизнесу, и кредиторам не было смысла на протяжении нескольких лет ждать их оздоровления. Но когда начнут закрываться крупные компании, ситуация изменится. Количество обанкротившихся предприятий быстро начнет расти.

    Нес подчеркивает, что принятая 1 марта поправка к закону о банкротстве не решает главных проблем компаний, оказавшихся на грани разорения из-за связанных с карантином ограничений. Четырехмесячная отсрочка на возврат кредитов предоставляет возможность перевести дух, но, по сути дела, не позволяет выкарабкаться из долговой ямы. Выход из кризиса все еще не виден, и компаниям, вынужденным сократить или прекратить свою работу из-за эпидемии, по-прежнему негде достать средства. Для того, чтобы решить эту проблему, необходимо изменить критерии, в соответствии с которыми суд издает ордер об оздоровлении предприятия.

    «В течение года у этих компаний не было доходов, и им нечем было возвращать долги, – говорит Нес. – Отсрочку на выплату кредитов им предоставили всего на полгода, а полученные ими компенсации были слишком малы. Прошел год после вспышки эпидемии, и банки теряют терпение. Из-за обилия непогашенных кредитов их финансовые отчеты стали выглядеть хуже, а это может повлиять на стоимость их акций. Поэтому банки готовы приступить к активным действиям, не дожидаясь экономической реабилитации своих должников. При этом находящиеся на грани банкротства предприятия должны не только банкам – у них также накопились крупные долги различным поставщикам».

    Нес также считает проблематичным существование судебной ответственности для руководителей банкротящихся предприятий. «288-й параграф закона о банкротстве налагает на директоров компаний-должников серьезную личную ответственность, – говорит он. – Это значит, что сейчас многие из них должны будут пойти под суд? Директор закрывшейся из-за эпидемии гостиницы должен нести за это персональную ответственность? В этот пункт закона также необходимо было внести поправки».

    Йонатан Киршенбаум, «Давар ха-овдим б'Эрец-Исраэль», Б.Е. Фотоиллюстрация: Томер Аппельбаум˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    Размер шрифта
    Send this to a friend