Главный » Запад » Крест на еврейском кладбище
Фото: Ivan Chernichkin, Reuters

Крест на еврейском кладбище

«Ж-ды!.. Ж-довские гроши, кто вам платил? Это наша земля! Позор, вы живете в нашей стране, в моем городе. Я - закон, почему украинец у себя дома должен что-то доказывать? Почему преимущества ж-дам, а не украинцам, сотням наших патриотов, христопродавец?! Евреи не имеют никакого отношения к этой земле! Есть ли хоть одно доказательство того, что там евреи похоронены?!»

Это кричал один украинских националистов, пришедших на заседание апелляционного суда Львова, когда здесь рассматривался иск еврейской общины Коломыи против незаконного превращения старого еврейского кладбища в сквер. Антисемитскую выходку зафиксировала видеосъемка. Вероятно, она была спровоцирована действиями местных властей.

Коломыя – небольшой городок на 60 тысяч душ, административный центр одноименного района в Ивано-Франковской области Украины. В местной еврейской общине - всего 81 человек. В 2018 году муниципалы устроили общественные слушания и постановили, вопреки прежним решениям, изменить статус территории трех местных еврейских кладбищ. Их переименовали в скверы. Поступили так, скорее всего, для того, чтобы оправдать установку на территории одного из кладбищ громадного креста.

- Кроме того, городской совет с 1 мая 2018 года запретил еврейской общине заниматься благоустройством территории этого еврейского кладбища. Нам сказали, что отныне убирать там мусор, подрезать траву и кусты будут коммунальные службы, - рассказал «Деталям» глава местной еврейской общины Яков Залищикер. - Но за год их сотрудников видели там всего один раз! Кладбища теперь замусорены, трава не скошена, но нам там появляться запрещено.

Апелляционный суд во Львове 1 июля 2019 года вернул всем трем кладбищам прежний статус. Однако Залищикер опасается, что городской совет обжалует это решение в Верховном суде.

В Коломые - три старых еврейских кладбища. Одно существует с 1604 года, другое с 1829-го, а последнее открыли в 1905 году. Спор идет о территории кладбища, которое относят к 1829 году – временам Австро-Венгерской империи. Хотя историки считают, что оно появилось даже раньше, просто в 1829 году появилась кадастровая книга империи, и там это место уже помечено, как кладбищенское.

Находилось тогда оно за чертой города, рядом с небольшой речкой. С тех пор город разросся и «поглотил» окраину. Потом, уже в советское время, примерно в 1963 или 1964 году, на этой территории решили разбить Парк интернационалистов - хотя кладбище всегда было и оставалось сугубо еврейским, кроме евреев, там никого не хоронили даже во время Второй мировой войны.

- Площадь этого старого кладбища - почти полтора гектара, – рассказывает Залищикер. – Неподалеку построен новый городской квартал, примерно на пятнадцать тысяч человек. Но почему-то автобусные маршруты туда не проложены, и жители добираются до центра города пешком, через территорию кладбища.

- Муниципалитет определил статус всех трех старых кладбищ?

- Трижды – в 1991, 1995 и 1999 годах - принимались решения горсовета, гласящие, что все три кладбища должны быть отнесены к территориям местного значения. А в 1999 году депутатская комиссия определила четкие исторические границы этих мест захоронения.

Территория, из-за которой ведется спор, еще в 1995 году была определена как мемориальное еврейское кладбище. Но, согласно муниципальному решению, необходимо было разработать проект благоустройства кладбища, как мемориального. И такой проект был подготовлен в 2005 году. Меня избрали главой общины в 2007 году, и уже в мою каденцию был подготовлен проект кладбищенских оград и забора вокруг территории. Прежде чем начать возведение забора, пригласили специальную комиссию раввинов из Израиля и США. Они и определили точные границы - провели раскопки, добрались до остатков старого фундамента. По их мнению, забор надо был строить по той границе, где он был во времена Австро-Венгерской империи. Вот по очертаниям старого фундамента сделали разметку и возвели кованый забор с пятью входами и выходами.

Потом мы разработали проект внутренней реконструкции. На территории этого кладбища похоронен в 1894 году Гиллель Борух Лихтенштейн, цадик, главный раввин Коломыи и уроженец этих мест. И памятник ему указом министра культуры Украины от 2014 года отнесен к памятникам архитектуры. Раввин из Нью-Йорка, который приезжал к нам в составе той комиссии – его прямой потомок.

- А в каком состоянии сегодня кладбище?

- Его еще надо приводить в порядок, конечно. Оно, понятное дело, пострадало во время войны. Когда готовился проект внутренней реконструкции, мне удалось разыскать по всему региону около полутора тысяч могильных плит, мацевот, именно с данного, конкретного кладбища. Среди найденных нами были плиты и двухвековой давности. Но так как у нас нет «карты захоронений», то есть неизвестно, с какой могилы была удалена та или иная мацева, то мы вдоль центральной аллеи решили установить четыре «стены памяти», на которые укрепить эти плиты, и под каждой сделать надписи – на иврите, украинском и английском, чтобы было понятно, к чьему захоронению она относится. Тогда-то и случился первый серьезный инцидент.

- Что вы имеете в виду?

- Мы приступили к укреплению плит 25 декабря 2015 года. Но вечером, в 22:32, заявились трое, которые стали ломами крушить мацевот. Они сломали сорок две из них…

- Откуда такая точность во времени?

- Мы установили видеокамеры, они-то и зафиксировали время. Эти ребята вначале видеокамеры не увидели, были, видимо, увлечены. Потом кто-то из них обратил внимание на мелькающий красный огонек, и понял, что это. Но достать камеры они так и не смогли.

- Полиция установила их личности?

- Молодежь из «Правого сектора». Я нашел их, выяснил, кто они, установил адреса, и через областную прокуратуру мы заставили полицию привлечь их к ответственности. Но тот самый раввин из Нью-Йорка упросил потом не сажать этих людей в тюрьму, а только оштрафовать. И, хотя уголовное дело было открыто, суд пошел навстречу просьбе раввина, и ограничился штрафом.

Пока шло судебное разбирательство, полиция предоставила мне охрану, более чем на полгода. А при обыске у этих активистов изъяли из машины автомат Калашникова с двумя рожками и гранатомет. Но в итоге дело утрясли, и «Правый сектор» от хулиганов отрекся, их, вроде бы, даже исключили.

Но этим дело не кончилось. Пять праворадикальных организаций, в их числе - Центр украинских националистов и УНА-УНСО - 26 февраля 2017 года на Центральной аллее самовольно установили крест жертвам НКВД. А кто-то даже говорит, что крест поставили в память о полициях, которые убивали евреев в годы Второй мировой войны.

Среди тех, кто устанавливал там крест, был и депутат городского совета. Мы снова написали заявление в полицию. Следствие длилось сорок пять дней, затем мы обратись в суд. Община наняла адвоката, процесс еще не закончился, и очередное заседание пройдет 25 августа. У нас тут находится мониторинговая группа ОБСЕ, в Коломые они ходят с нами на все суды, и 25 августа приедут тоже. Также я все копии постановлений отправляю в посольство США в Киеве, поддерживаю с ними постоянный контакт.

Схема проекта установки старых еврейских мацевот

В апелляции, поданной нами, сказано, что речь идет о еврейском кладбище, на нем никоим образом не может быть установлен крест! В деле фигурирует и свидетельство от Службы безопасности Украины о том, что на этом кладбище нет никаких других захоронений, кроме еврейских. Запрос в СБУ подавал судья, ведущий дело. Он же зачитал эту справку на суде.

Но поскольку власти говорят, что это уже не кладбища, а «скверы», то ведь в сквере можно установить хоть крест, хоть полумесяц, да и вообще все, что угодно! Община это решение опротестовала, как незаконное и ущемляющее интересы национального меньшинства, в данном случае – еврейского. Оно нарушает целый ряд законов.

Когда нашу апелляцию рассматривал суд низшей инстанции в Ивано-Франковске, на слушание приезжали представители праворадикальных организаций – человек пятьдесят-семьдесят. Митинговали, кричали… Судья оставил решение горсовета в силе. Тогда мы обратились в суд высшей инстанции, который находится во Львове. И он решение горсовета отменил, оставив в силе старое, от 1995 года – о том, что все это - три еврейских кладбища. Но этого решения пока нет у нас на руках. Ждем, когда оно дойдет до Коломыи, а у наших противников есть месяц на то, чтобы подать кассацию в Верховный суд.

Горсовет не вправе отменять решения предыдущих сессий городского совета. Отменив прежнее решение, власти Коломыи нарушили двенадцать статей Конституции! Но когда это было сказано в суде, собравшиеся там националисты, человек сорок, начали вопить, оглашая зал антисемитскими выкриками. Пришлось вызывать бойцов Национальной гвардии, которая охраняет судей. Нашему адвокату просто не давали выйти из зала.

- А в СБУ вы не обращались?

- На следующий день после суда во Львове я написал заявление. Через несколько дней мне позвонил офицер из СБУ, занимающийся общественными организациями. Он сказал, что их сотрудники побеседовали с руководством «Тризуба» и предостерегли их от противозаконных действий.

- Возможно, это подействует?

- Не знаю. В свое время порезали все четыре колеса на моей машине, а могли бы и просто сжечь. Эти ребята делают все, что хотят.

Но отмечу, что если и Верховный суд оставит в силе решение апелляционного суда, то это будет мощным ударом по городским властям. Ведь, чтобы превратить кладбища в скверы, они в декабре 2018 года внесли изменения в генеральный план. А теперь, после решения апелляционного суда, мэрия обязана вновь его изменить, и, если за определенный срок этого не сделают, то мэра города, лично, можно будет призвать к уголовной ответственности.

Марк Котлярский, «Детали» К.В.
На фото: демонстрация нео-нацистов в Киеве. Фото: Ivan Chernichkin, Reuters

тэги

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend