Вторник 20.04.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    european-union-pixabay

    Коронавирус проводит новые границы Европы

    Первые месяцы пандемии коронавируса вызвали разговоры о провале европейского проекта – казалось, страны-участники остались один на один со своими проблемами, а ЕС не может противостоять глобальным вызовам. Однако сегодня многие исследователи приходят к выводу, что Евросоюз выйдет из корона-кризиса сильнее, чем когда бы то ни было. Об этом пишет издание Foreign Affairs

    В 1996 году группа европейских ученых, академиков, государственных служащих и художников встретилась в португальском университетском городе Коимбра, чтобы обсудить европейскую идентичность: существует ли она, и если да, что это означает? Многие участники отмечали, что до тех пор, пока неясно, где заканчивается Евросоюз и кто ему принадлежит, а кто - нет, европейские политические цели остаются неясными. 

    Идентичность легче всего построить на противопоставлении. В свое время определить, что такое «европейская идентичность», помогала холодная война: было ясно, кто такие европейцы и за что они выступают, потому что так же было ясно, кем они не были и за что выступали их оппоненты. После 1989 года это различие исчезло. Границы стерлись, враги стали друзьями – но вместе с тем, сам европейский проект становился все менее определенным, а эта неопределенность подпитывала евроскептицизм. 

    А теперь посмотрим, что делает Европа во время пандемии коронавируса: она начинает очерчивать границы. Заметная разница между «нами» и «другими» постепенно проявляется, что приводит к усилению чувства принадлежности среди европейцев. Это происходит по многим причинам. Например, «Брексит» вынудил Европу установить границу с Соединенным королевством. Границы также являются ответом на теракты последних лет. Но пандемия коронавируса – еще более мощный катализатор.

    Изначально пандемия привела к хаосу в Европе. Каждое государство-член ЕС ввело свои собственные национальные меры. Возможно, это было неизбежно: общественное здравоохранение не входит в компетенцию Европы. Но из-за того, что некоторые страны были герметично закрыты, а другие конфисковали партии масок своих соседей, внутренний рынок Европы был серьезно нарушен. 

    Еще в марте итальянцы сжигали европейские флаги, поскольку страна стала первой в Европе, пострадавшей от крупной вспышки заболеваемости. Они чувствовали себя брошенными: почему Европа не помогла? Но уже к концу марта Европа была приведена в действие – в медицинском, финансовом и логистическом отношении. 

    Европейские страны организовались и принялись за работу. Они ускорили процедуры для грузовиков на внутренних границах (система «зеленых полос»), отправляли друг другу медицинское оборудование и организовали финансовую помощь пострадавшим регионам. Но безусловно, самым значительным шагом, который европейские лидеры сделали с начала пандемии, было принятие пакета мер по восстановлению экономики на 2 триллиона долларов. 

    Так проявилась новая европейская солидарность. Внезапно немцы спели Bella Ciao итальянцам, находящимся в изоляции. Французские и голландские пациенты лечились в Германии бесплатно. Юристы взяли отпуск, чтобы поработать в больницах. Люди покупали друг другу продукты.

    В некотором роде действительно помогло то, что другие страны пытались ослабить ЕС во время пандемии. Турция открыла границу с Грецией, поощряя беженцев и мигрантов уезжать в Европу. Она также начала разведку газовых месторождений в греческих и кипрских водах. Россия распространяла в интернете теории заговора о пандемии. Пока Европа находилась в изоляции, Соединенные Штаты, их давний союзник, резко ввели тарифы на европейские товары, пригрозили санкциями компаниям, строящим газопровод «Северный поток - 2», и вывели тысячи солдат из Германии. 

    Все это, вероятно, сделало больше для объединения Европы, чем десятилетия субсидий Брюсселя.

    В марте ЕС закрыл свои внешние границы с третьими странами. Такого никогда раньше не было. Президент Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен приехала к границе Греции с Турцией и заявила, что Европа выражает солидарность с Грецией. На фоне вертолетов и вооруженных пограничников послание было ясным: здесь проходит граница Европы. Таким образом, Турции, которая была страной-кандидатом на вступление в ЕС с 1999 года, указали на ее место.

    Хотя большинство граждан хотят, чтобы внутренние границы Европы оставались открытыми, они настаивают на том, чтобы внешние границы лучше охранялись и контролировались. 

    Десять лет назад казалось, что Европа разделена на космополитов и националистов. Сейчас многие, в том числе космополиты, говорят, что Европа больше не может рассчитывать на других и должна быть «стратегически автономной». Границы и демаркация являются частью этой автономии.

    Многие европейцы, не только националисты, боятся потерять контроль в опасном мире. Они начинают рассматривать ЕС как средство укрепления национального суверенитета. Они все еще могут быть недовольны ЕС, но безусловно счастливее в нем.

    Президент бундестага Германии Вольфганг Шойбле, сторонник жесткой линии во время кризиса евро, недавно призвал к усилению суверенитета Европы. Бывший премьер-министр Финляндии Александр Стубб, возглавляющий Институт Европейского университета во Флоренции, сказал, что Европа «чертовски хорошо вырвалась из этого кризиса». Исследователь и бывший сотрудник госдепартамента США Макс Бергманн написал в статье в Foreign Affairs, что Европа была «геополитическим ничтожеством с 1990-х годов», но «пандемия COVID-19, похоже, пробудила континент от его многолетнего экономического и политического сна и оживила проект интеграции в ЕС так, как невозможно было представить всего шесть месяцев назад».

    Как пишет Макс Бергманн, «ЕС не превратится в сверхдержаву в одночасье, а возможно, так ею и не станет. Грандиозный проект построения федерального союза – это никогда не прерывающаяся работа. ЕС по-прежнему сталкивается с огромными внутренними проблемами – от политиков-популистов и экономических расхождений между севером и югом до внутреннего недостатка демократии, который вызывает обоснованный скептицизм Брюсселя. Но не может быть никаких сомнений, что Европа выйдет из этого кризиса более сильным и сплоченным глобальным игроком».

    Александра Аппельберг, по материалам зарубежных СМИ. Фото: Pixabay

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend