Главный » В Мире » Ближний Восток » Новый, зараженный Ближний Восток
Фото: Wana via Reuters

Новый, зараженный Ближний Восток

Пандемия почти наверняка намного обширней, чем говорят об этом официальные данные. Тем временем цена на нефть резко упала.

Для оценки того, как в среднем живут граждане, экономисты часто используют «индекс мучений» - соотношение показателя инфляции к показателю безработицы.

На сегодняшнем Ближнем Востоке две наиболее важные переменные индекса мучений - это цены на нефть и число случаев заражения коронавирусом.

Как ни странно, этот индекс показывает, что все не так уж плохо. Первая цифра поистине ужасна: по состоянию на утро 26 марта цена на нефть ОПЕК крайне низка - 26 долларов за баррель. Но вторая цифра дает повод вздохнуть с некоторым облегчением. Оставляя в стороне два государства - Израиля (с его развитой экономикой) и Иран (который пострадал в числе первых, и пострадал тяжело) – число подтвержденных случаев смерти от заражения коронавирусом держится на удивительно низком уровне - 4460 на весь регион, или всего 39,5 на миллион человек.

Первая цифра - неоспоримый факт; но вторая - почти наверняка сильно занижена.

Начнем с данных по коронавирусу. Уровень заражения по состоянию на вечер 25 марта по всему региону почти везде весьма низкий - от 4 (Египет) до 49 (Ливан).

Даже Ирак, который граничит с такой горячей точкой коронавируса как Иран, сообщил о 346 случаях по состоянию на 25 марта, то есть 9 случаев на миллион. Сирия и Ливия сообщили о своих первых случаях за последние несколько дней, а по состоянию на 25 марта заявили, что таких случаев зафиксировано только 4 и 1 соответственно.

Интересно, что одним из немногих исключений из официального низкого уровня подтвержденных случаев коронавируса является крошечный эмират Бахрейн, где по состоянию на 25 марта было зафиксировано 419 случаев. Египет, население которого в 60 раз больше, сообщил только о 442 случаях. Разница в том, что Бахрейн активно проводит тестирование на вирус, поэтому его официальные данные, вероятно, ближе к истинным показателям заражения во всем регионе.

Уже прозвучали обвинения в адрес правительств, скрывающих подлинные данные, в первую очередь в Сирии и Египте. Когда в начале марта Guardian сообщила о проведенном Канадой исследовании, по которому показатель в Египте превышал 19 тысяч при официальных данных на тот момент – только 3 случая, египетское правительство просто выкинуло журналиста из страны.

Однако наиболее правдоподобное объяснение низкого уровня распространения инфекции на Ближнем Востоке состоит в том, что дурно управляемые страны просто неспособны контролировать распространение вируса, в гораздо меньшей степени заботяться о своих заболевших гражданах и не в состоянии принимать активные меры для предотвращения распространения заболевания.

Ближний Восток – регион, где пандемия вот-вот разгорится в полную силу – являет собой смесь провальных государств, таких как Ливия, Йемен и Сирия, у которых вообще нет эффективной системы здравоохранения, и богатых государств,  таких как страны Персидского залива, куда приезжает большое количество путешественников, привозящих с собой коронавирус. Глобальный авиационный узел в ОАЭ закрылся только на днях.

Независимо от того, что говорят официальные данные, Ближний Восток входит в состояние блокировки, последствия чего почти наверняка приведут регион к рецессии экономики. Египет полагает, что потери доходов от туризма упадут на 1 млрд. долларов в месяц. Для стран Персидского залива потери будут столь же чувствительны, как и последствия прекращения паломничества - для Саудовской Аравии. Технологический уровень большинства стран региона слишком низок, интернет в них слишком неразвит, что крайне снижает возможность людей работать удаленно. Немногие страны обладают эффективной системой социальной защиты, и большинство из них имеют слишком большую задолженность, чтобы щедро тратить средства на противодействие экономическим последствиям блокировки.

Ужасы падения цен на нефть

Другую «казнь» - падение цен на нефть – отследить легче, потому что это цифры, которые никто не скрывает и не оспаривает: с начала пандемии цены упали на 50 процентов. Частично это связано с резким падением мирового спроса, поскольку одна страна за другой переходят в режим блокады, и частично - из-за действий наследного принца Саудовской Аравии Мохаммеда бин Салмана.

Вне зависимости от того, имеет ли Мохаммед бин Салман дело с журналистами-диссидентами, такими как Джамаль Хашогги, или с союзниками, которые не спешат с ним сотрудничать, как, например, Катар, стиль принца заключается в том, чтобы нанести удар, не задумываясь о последствиях. Так, когда Россия в начале марта этого года отказалась договориться с ОПЕК о сокращении добычи нефти в ответ на падение спроса, принц начал продавать нефть по сниженным ценам.

Шаг неумный, но характерный; теперь экономика Саудовской Аравии и других стран-экспортеров нефти региона Персидского залива потеряли стабильность. Еще до пандемии, с 2014 года цены на нефть были в ужасном состоянии, что вынудило экспортеров Персидского залива сократить расходы и ввести дополнительные налоги. Цена на нефть сейчас еще ниже, поэтому им не на что опереться. Их второй источник доходов - туризм - находится в еще худшем состоянии, чем нефть

По оценкам Международного валютного фонда, безубыточная цена на нефть (покрывающая расходы правительства) для стран Совета сотрудничества стран Залива в среднем составляет 64 доллара за баррель, что более чем вдвое превышает нынешнюю цену. В Саудовской Аравии и ОАЭ это соотношение намного выше. Если мировая экономика войдет в рецессию, цены на нефть в ближайшее время не восстановятся.

Несмотря на это, у правителей Персидского залива, вечно находящихся на грани нервного срыва, нет иного выбора, как тратить деньги на свою экономику, чтобы противостоять последствиям введенного ими блокирования своих государств. Саудовская Аравия, ОАЭ и Катар уже обязались выделить на это почти 90 млрд. долларов, и теперь стоят перед мощным бюджетным дефицитом.

У ряда стран есть резервы, на которые они могут опереться, но это ненадолго. Другие страны уже с 2014 года покрывают свои дефициты, обращаясь к глобальным рынкам капитала, но теперь осторожные инвесторы отправили их в карантин. Даже богатые и сильные экономики региона борются за выживание.

Говорят, что коронавирус принесет Ближнему Востоку передышку от войн и насилия. Может быть и так, но, похоже, что на смену одним мучениям грядут другие.

Дэвид Розенберг, «ХаАрец», М.Р.
На фото: дезинфекция площадки возле усыпальницы имама Резы в иранском городе Мешхеде.
Фото: Wana via Reuters

 

Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

партнеры

Send this to a friend