Saturday 23.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...

    СМИ – главный разносчик паники

    Мало того, что коронавирус стремительно распространяется по Израилю – так еще и новостные выпуски полны слухов и непроверенной информации, словом, всего того, что сегодня принято называть fake news, фальшивые, лживые новости. И это лишь подогревает панические настроения в обществе, создавая коллективное беспокойство.


    Как считает известный телеведущий и публицист Яаков Ахимеир, «в формировании всеобщей атмосферы тревоги и беспокойства есть немалая лепта некоторых ведущих новостных выпусков и руководителей новостных программ».

    Можно спорить о терминах, считать ли это коллективной тревогой или паникой, суть от этого не меняется: в любом случае можно говорить о нагнетании истерии, обрушившейся на разумного человека, того самого, кто смотрел местные телеканалы с того момента, как нам объявили о глобальной эпидемии.

    По всем каналам бурным потоком пошли пророчества, слухи, гипотезы и всевозможные сценарии развития событий. Даже на самом, казалось бы, взвешенном, государственном 11-м телеканале на зрителя обрушили тонны беспокойства за будущее, не пытаясь даже понять, что происходит и почему. К этому следует также добавить общую тональность ведущих и репортеров – они все были на взводе.


    «Будучи своего рода посредниками между реальностью и зрителем, все эксперты, репортеры и комментаторы должны усвоить, — и желательно как можно быстрее, — что их тональность, выражение лица и даже ритм речи влияют на аудиторию мгновенно и мощно, — пояснил Нахман Шай, который во время войны в Персидском заливе стал для населения «национальным утешителем». – Журналисты не понимают, что их интонация, движение рук сами по себе могут вызвать панику. Подавляющее большинство из них неопытны и рады тому, что им дали микрофон в руки, и они могут вести репортаж, но забывают, что во всем необходима полная прозрачность, и не учитывают, что их главный враг – отсутствие информации.

    СМИ получают отфильтрованную информацию от правительства, а именно — от Биньямина Нетаниягу. Нет возможности проверить или опровергнуть ее, программы выходят слишком быстро, нет времени хоть как-то их откорректировать, а приглашенные гости далеко не всегда достаточно авторитетны.

    Появляясь на экране, глава правительства выступает в роли человека, который, с одной стороны, объясняет, как правильно чихать, а с другой – не может внятно объяснить, почему так важно создать правительство чрезвычайного положения. Были те, кого выступления Нетаниягу нисколько не убедили, а были и те, кого они попросту перепугали, потому что панические настроения, выраженные другими людьми, выступавшими вслед за премьером, конечно же, передались зрительской аудитории».

    По мнению Шая, во время войны в Персидском заливе такой паники не было, поскольку правительство ставило главной задачей сохранять спокойствие и придерживаться здравого смысла, и во многом это было достигнуто благодаря СМИ.

    Как утверждает Яаков Ахимеир, лаурет Госпремии Израиля, «ведущие должны, пусть даже и намеренно, говорить другим тоном, чтобы всего лишь сообщать о том, что известно на данный момент, и пояснять публике то, что она видит на экране. Но я вижу в студиях чрезмерную драматизацию, я наблюдаю бесполезные столкновения между ведущими и экспертами-медиками. Меня это удивляет, поскольку пикировка экспертов не способствует верному восприятию информации, а лишь играет на руку самой пикировке».

    По словам Ахимеира, комментаторы и эпидемиологи, находясь в студии, должны быть спокойнее, взвешеннее, подобно тому, как вел себя профессор медицины Габи Барабаш, выступая в новостном выпуске 12-го телеканала, или Тамар Альмог, комментатор по юридическим вопросам, чей сдержанный и элегантный тон мог бы служить образцом для подражания.


    И все же надо понимать, что ведущие или участники программ, вынужденные проводить долгие часы в студии, тоже могут поддаваться паническим настроениям. «Трансляция-нон-стоп» требует высочайшей концентрации внимания и напряжения сил, что далеко не всем по плечу. Здесь нельзя путаться, ошибаться, молчать или начинать спорить. Невозможно ни с того, ни с сего затемнить экран, сопроводив его слайдом: «Извините, мы вышли в туалет и принять успокоительное, после чего вернемся к выпуску новостей». Добавьте к этому конкуренцию с другими каналами, необходимость постоянного поддержания рейтинга и зачастую отсутствие возможности получить реальную информацию, и картина станет полной.

    Страх поражает людей перед экранами не только в фильмах ужасов, но и в случаях, когда идут репортажи из «горячих точек», с места стихийных бедствий или кошмарных происшествий. В этой ситуации, когда репортеры или комментаторы не обладают нужной информацией, как раз и наступает урожайное время ложных, фальшивых новостей.

    Они начинаются с прогнозов, сулящих кары небесные, но в то же время вряд ли достойных того, чтобы заполнять ими эфирное время. К примеру, сюжет о якобы возможном введении комендантского часа, который снимался для новостной программы 12-го канала, а затем прошел по другим каналам, оказался все тем же лживым сообщением. Однако он уже успел вызвать панику, тем более, что демонстрировались кадры, где якобы атакуют супермаркет в Бельгии, — мол, видите, паника по поводу нехватки продуктов касается не только нас, — а в результате оказалось, что это — кадры из немецкого города Киля, снятые девять лет назад, и речь идет о покупателях, которые хлынули в магазин в день распродажи товаров с огромными скидками. Извинения по этому поводу, принесенные известным телеведущим Дани Кушмаро в прямом эфире, фактически включили красный свет: если в системе такой уровень паники, что он не позволяет потратить две минуты медленного поиска на канале YouTube для проверки материала, где тогда вообще пролегает граница между ложью и правдой?


    Проблема состоит еще и в том, что впервые в истории человечества невозможно остановить ложные новости и слухи. Ширится паника, вызванная отсутствием квалифицированной и взвешенной информации, а также ложными или непроверенными новостями из соцсетей.

    Обследование беременных женщин, рожавших после крушения нью-йоркских башен-близнецов, показало, что уровень гормона тревоги у новорожденных был выше у тех, чьи матери смотрели телевизор во время описываемых событий, чем у тех, чьи матери жили недалеко от этих башен, но в тот день не смотрели новости.

    Увы, для терроризма, как и в случае с коронавирусом, паника выгодна, как она выгодна конкурирующим и ориентированным на рейтинги СМИ — и правителям. Они любят нас напуганными, жалкими и бредущими, как овцы, все вместе, куда бы они нас ни вели.

    Ариана Меламед, "ХаАрец", М.К.˜

    Фото: Моти Мильрод

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend