Friday 03.12.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Flavio Lo Scalzo, Reuters
    Фото: Flavio Lo Scalzo, Reuters

    «Корона» за месяц сделала то, на что ушло бы десятилетие»

    «То, что произошло на мировом рынке труда за последний месяц, иначе как революцией не назвать. Ускорились все процессы, которые должны были длиться все ближайшее десятилетие, — объясняет профессор Гай Мундлак, зав. кафедрой по изучению рынка труда в Тель-Авивском университете. В эксклюзивном интервью  Мундлак объясняет, как кризис коронавируса встретился с существующими теориями и идеями, какие провалы израильского рынка труда проявились за это время, и в каком направлении нам двигаться дальше.


    — Можете привести пример процесса, который был ускорен коронавирусом?

    — Автоматизация и робототехника. Мы видим, что в течение месяца в больницах появились целые отделения, где к пациентам прикасаются только роботы. Несомненно, это изменение в разделении труда, в процентном соотношении числа людей и машин. До эпидемии в международных сводках, посвященных рынку труда, говорилось о том, что работодатели предпочли бы заменить работников, которые имеют социальные права, на машины. Ведь у машин нет прав. В этом случае катализатором стали соображения здоровья, связанные с изоляцией и сокращением контактов между людьми, но процесс замены людей машинами ускоряется.

    — Есть другие примеры?


    — Мы общаемся через «Зум», переходим к школьному обучению через «Зум», проводим рабочие встречи при помощи «Зума». Еще два месяца назад, если бы вы выступили с такими идеями, вряд ли вы нашли бы поддержку. Раньше об этом говорили только в рамках усилий по спасению от глобального потепления.

    Если все работники хотя бы раз в неделю будут работать удаленно, то это снизит на 15 процентов число автомобилей на дорогах, говорили до эпидемии. Но работодатели отвечали: «Как это? Невозможно делать работу из дома!» Но теперь все выполняют работу удаленно, и к климатическому кризису это не имеет никакого отношения. Это не значит, что через год все будут продолжать работать из дома, но факт, что каждый уже приобрел такой опыт.

    Фрилансеры. Кто возьмет на себя ответственность за них?

    Мундлак также говорит о том, как кризис повлиял на фрилансеров – особый сектор, на который уже какое-то время указывают, как на предвестника глубинных изменений на мировом рынке труда. «Одним из изменений, о которых много говорят сегодня, является исчезновение постоянных и стабильных рабочих мест, а также формирование новых конфигураций, которые далеко выходят за рамки модели «работодатель – наемный работник».

    «Раньше нам пересказывали догмы о том, что все тренеры по фитнесу, косметологи, специалисты по трудотерапии и т.п. очень любят быть самозанятыми, открывать свое дело и заниматься индивидуальной трудовой деятельностью. Но вдруг оказалось, что в момент кризиса им неоткуда ждать помощь, никто не несет за них ответственность. И неравенство между наемными работниками и самозанятыми будет только увеличиваться».

    Государство возвращается на площадку


    Еще одно явление, которое подчеркивает Мундлак, это новые веяния в обществе относительно возвращении государства на рынок труда. Обсуждения начались задолго до эпидемии, но теперь процесс ускорился. «Все аналитические исследования, посвященные будущему мировых рынков труда, — объясняет профессор. — Говорят о жизненной необходимости возвращения государства на эти рынки. В мире будущего далеко не у всех будет постоянная работа на полную ставку. Мы сейчас наблюдали у нас эту картину, когда безработица прыгает с 3,5 до 25 процентов, причем на за 20 лет, а одномоментно.

    Нет иного выхода, государству придется вмешаться и создать систему социальной защищенности, иначе общество не сможет нормально функционировать. Государство не сможет выжить — ни политически, ни экономически — если 25 процентов населения будет жить за счет пособий по безработице. В Израиле до недавнего времени уровень безработицы был самым низким в ОЭСР».

    Гарантированный основной доход


    Гарантированный базовый доход — это идея, которую кризис сделал самым логичным и доступным решением: «Предполагается, что автоматизация заменит от 15 до 60 процентов работников. Решением должен быть какой-то гарантированный доход для всех граждан, распределение валового продукта среди населения. Пока это кажется преувеличением, но это часть концепции Всемирной организации труда, которая говорит об этом пока в относительно слабой форме. Но при этом говорит, что мы должны идти в сторону универсальности».

    — Приведите пример…

    — Самым ярким примером, по иронии судьбы, являются Соединенные Штаты, которые сразу же перечислили – без вопросов — по 1200 долларов прямо на счет гражданам. Не для всех уровней дохода, разумеется. Или Израиль, где решили выплатить по 500 шекелей как пособие на детей и пенсионеров, без дифференциации по уровню доходов.

    Это универсальный подход, без учета, насколько тот или иной гражданин реально пострадал от кризиса. У него есть плюсы и минусы, вы можете задаться вопросом, насколько это умно, насколько это достигает поставленной цели. Как только вы введете критерии, у вас будут появляться люди, которые оказываются между стульями. У универсализма есть преимущество, хотя это, возможно, большая трата государственных ресурсов, но деньги приходят всем, кто в них нуждается. Есть и такие, кто добровольно отказывается от государственного пособия, и это следует только приветствовать.

    Слабые пострадают больше

    От кризиса коронавируса может пострадать процесс интеграции женщин и социально слабых групп населения в рынок труда, об этом говорят многие специалисты.

    «Мы можем сказать с уверенностью, если исходить из рабочей гипотезы, что чем ты слабее на рынке труда, тем больше ущерба тебе нанесет кризис. Обычно эта гипотеза верна, и я не вижу в нынешней ситуации, чтобы ей что-либо противоречило. Всегда было так. Ни один социально слабый гражданин не найдет в кризисе возможности улучшить свое положение, изменить свой социальный статус. Я уверен, что когда мы получим статистику, то эта гипотеза в очередной раз подтвердится: после возвращения из неоплачиваемых отпусков на рынке труда станет меньше работающих женщин, меньше арабов. А те из них, кто вернется на работу, получат должности похуже и ставки поменьше. Многие люди с ограниченными возможностями после неоплачиваемого отпуска уже не вернутся на работу».

    Например, уже опубликованы данные о том, что женщины составляли 58,3 процента среди новых безработных, зарегистрированных в бюро по трудоустройству в марте. «Я не уверен, что сегодня кто-то задумывается над этой проблемой, что для кого-то это приоритетный вопрос. Но однажды мы обязательно столкнемся с этой проблемой, и, оглядываясь назад, мы осознаем одну простую вещь: когда работодатели говорят о «гибкости», им нужны «нормативные» работники, те, кто доступен 24/7, в любой момент, когда они понадобятся. И на этом месте не окажутся женщины, арабы, которые постятся в Рамадан, и люди с ограниченными возможностями».

    Ницан-Цви Акоэн, Таль Каспин, "Давар ха-овдим б'Эрец Исраэль" Ц.З.
    На фото: робот в больнице г. Варезе в Италии.  Фото: Flavio Lo Scalzo Reuters˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend