Thursday 21.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Офер Вакнин
    Фото: Офер Вакнин

    “Самый серьезный кризис со времен промышленной революции”

    Еще меньше года назад многие искренне верили в то, что по окончании эпидемии коронавируса наступит золотой век. Что начнется промышленный и экономический Ренессанс, который напомнит 50-е годы прошлого века.


    Что люди, вышедшие из рабства ограничений свободы нормальной жизни,  с радостью вернутся к работе и вновь начнут веселиться в ресторанах и клубах.

    Что вздохнувшие с облегчением бизнесмены предложат нам новые ультрасовременные услуги, а истосковавшиеся по небу самолеты призывно помашут крыльями, и их тут же заполнят туристы, отправляющиеся в различные экзотические места. А миллиардеры займутся подсчетом доходов, которые принес им один из величайших мировых кризисов.

    После нескольких волн эпидемии стало очевидным: мир уже никогда не станет прежним, и будет выглядеть совсем по-другому, нежели это представлялось оптимистам.


    Меньше чем через 4 месяца этой глобальной катастрофе исполнится два года. Конца ей пока не видно, хотя по крайней мере дважды казалось, что он вот-вот наступит. Эпидемия унесла жизни 4,4 млн человек, более 210 млн переболели, экономика пребывает в стагнации, безработица растет, а гигантские задолженности правительств стали одним из главных символов разразившегося кризиса.

    В это же время подводные течения, существовавшие в годы, предшествовавшие эпидемии, начали набирать ускорение и, кажется, уже привели к тектоническим изменениям. Сейчас трудно поверить в то, что мир когда-нибудь станет прежним. Вот несколько примеров, позволяющих представить, какого рода изменения ждут нас в ближайшем будущем.

    Кто хочет тяжело работать?

    74 процента израильтян, принявших участие в проведенном в июне-июле опросе, сообщили, что собираются сменить место работы. Эту огромную цифру не стоит воспринимать буквально, потому что большинство респондентов представляли жители Тель-Авива и центра страны в возрасте 31-50 лет, обладатели первой академической степени. Это не отражает общего положения на израильском рынке труда.

    Вместе с тем, среди участников опроса были и представители государственного сектора, и других, не менее стабильных, отраслей экономики. Это, наряду с другими социальными симптомами, свидетельствует о том, что значение места работы в современной жизни изменилось. Опрос, проведенный в нынешнем году компанией «Майкрософт» среди своих сотрудников в 31 стране, показал, что 40 процентов из них подумывают об уходе с работы, а половина из них рассматривает возможность радикального изменения карьеры.

    В Израиле, США, Великобритании, странах Европейского союза отмечается высокий спрос на рабочие руки. Речь идет не только о специалистах в области высоких технологий, но и об официантах, продавцах и посыльных. Но заполнить пустующие вакансии никак не удается. Несмотря на то, что безработица остается на более высоком уровне, нежели до начала эпидемии, компании по найму рабочей силы никак не могут справиться с этой задачей. Прекращение выплаты пособий по безработице отправленным в неоплачиваемый отпуск отчасти способствовало решению проблемы, но не справилось с ней полностью.


    Экономисты считают, что сложившаяся ситуация приведет к росту зарплат. В США идет ожесточенный спор о повышении минимальной зарплаты, размер которой вот уже 12 лет остается неизменным. Но в реальности разногласия уже преодолены: сеть быстрого питания «Макдональдс» и сеть аптек CVS повысили зарплату своих работников, не дожидаясь решений на федеральном уровне.

    У них просто не осталось выбора. Во время эпидемии люди поняли, что они не хотят тратить свою жизнь на тяжелую неблагодарную работу. Конечно, всем нужны деньги, но полтора года безумной реальности заставили многих задуматься о способах заработка; о том, сколько времени стоит уделять работе, и о том, стоит ли овчинка выделки.

    Поэтому в США многие сейчас говорят об инфляции заработной платы. Но при этом они упускают из виду, что цены в последнее время растут быстрее зарплаты. Поэтому реальный средний заработок на самом деле сокращается. Растут доходы только у работников хайтека и у банкиров с Уолл-стрит.


    С 2018 года по май 2021-го зарплаты в сфере высоких технологий возросли на 11 процентов, а средняя зарплата – на 8 процентов. Деньги, которые в беспрецедентном количестве печатают центробанки всего мира, текут в хайтек так, как не текли раньше никогда.

    Кризис ускоряется – и углубляется

    По многим причинам рождаемость в последние годы постоянно сокращается. Это происходит повсеместно – на Западе, на Востоке, на Севере и на Юге. В Южной Корее и в Японии население сокращается, в Китае опасаются возникновения дефицита рабочей силы, в США сокращается не только рождаемость, но и продолжительность жизни. То же самое относится и бедным странам. Возраст, когда молодые люди вступают в брак, постоянно растет, увеличивается и количество людей, вообще не вступающих в супружеские отношения.

    Прогноз на будущее удручающий: в Китае в этом году может родиться менее 10 млн младенцев – это самый низкий показатель, начиная с 50-х годов. В США в 2020 году была зарегистрирована самая низкая рождаемость с 1979 года.

    Израиль в этом смысле представляет исключение. Рождаемость среди ультраортодоксов по-прежнему высока, и среди светских израильтян она сохраняет стабильность и превышает смертность. Но и здесь возможны изменения: молодые люди были прикованы на протяжении долгих месяцев к «зуму» и были лишены возможности личного общения. Это может привести к снижению рождаемости.

    Климатический кризис, который на протяжении десятилетий стучался в наши двери, в этом году взломал замки. Природные катаклизмы заставили многих молодых людей в преуспевающих странах задуматься о том, как они живут. Их охватили чувство неопределенности и страх перед будущим.

    Новый общественный порядок

    Кризис, вызванный эпидемией коронавируса, показал, что человечество находится под сильным воздействием центробежных сил. Повсюду разгорелись конфликты по поводу способов борьбы с эпидемией и необходимости прививок. Граждане сердятся на власти. Чувство признательность к врачам, которое превалировало в начале эпидемии, сменилось гневом и раздражением. Медики считают, что власти бросили их на произвол судьбы – и это еще одна причина, по которой многие принимают решение уйти с работы.

    Эпидемия привела к еще большему увеличению социальных разрывов, и сделала их еще более очевидными. В США миллионы выстраивались в очередь за бесплатным супом, а миллиардеры, тем временем, умножали свои состояния за счет роста курса биржевых акций. Это в значительной степени угрожает существующему общественному порядку.

    Поляризация происходит и на международной арене. Эпидемия предоставила всем странам возможность сплотиться в борьбе с общей проблемой. Но вместо этого ведущие державы избрали путь конфликтов и взаимных обвинений. Даже уход из политики Дональда Трампа, одного из наиболее воинствующих нигилистов, возглавлявших когда бы то ни было западную страну, не привел к реальному сплочению международного сообщества.

    Китай обвиняют в создании вируса и попытках вбить клин между Западом и развивающимися странами. Великобритания покинула Европейский союз и никак не может подписать с ним торговое соглашение. В самом ЕС с трудом смогли преодолеть внутренние противоречия по поводу совместной борьбы с эпидемией. Беднейшие африканские страны только сейчас приступают к вакцинации населения, и никто о них особо не заботится.

    Все это усиливает чувство неопределенности, недоверчивость и подозрительность. В этих условиях роль правительств значительно возрастает. Человечество переживает сейчас один из глубочайших кризисов в своей истории – пожалуй, самый глубокий со времени промышленной революции.

    Дафна Маор, TheMarker, Б.Е. На снимке: Тель-Авив во время локдауна. Фото: Офер Вакнин˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend