Thursday 21.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Фото: Нир Кафри
    Фото: Нир Кафри

    «Копали, пока не увидели солнце». Заключенные рассказали ШАБАКу, как им удалось бежать из тюрьмы «Гильбоа»

    «Я планировал побег с того момента, как меня перевели в тюрьму «Гильбоа». Я посмотрел на пол – и понял, что смогу сбежать», – рассказал следователям ШАБАКа активист «Исламского джихада» Махмуд Арда. Именно его считают организатором дерзкого побега шести заключенных-террористов из израильской тюрьмы в канун Рош ха-Шана.


    Изданию «ХаАрец» удалось узнать, какие показания дал ШАБАКу сам Арда и другой беглец – Закария Збейди.

    «Я – главный», – заявил Арда следователям, взяв на себя ответственность за организацию побега.

    «Дорога в Иерусалим»


    По его словам, копать тоннель из своей камеры заключенные начали еще 14 декабря 2020 года.

    «У нас было две цели. Первая – увидеть семью и жить на Западном берегу под охранным арестом палестинских властей. И вторая – доказать израильскому правительству и службам безопасности, что они терпят поражение. Нам удалось прокопать тоннель из самой охраняемой тюрьмы в Израиле», – заявил Арда.

    По его словам, к побегу заключенных побудило ухудшение условий заключения. «Нам нечего было терять», – сказал Арда.

    План побега даже получил кодовое название «Дорога в Иерусалим». Заключенные планировали написать эти слова на стене камеры перед побегом, но не смогли.

    Ранее стало известно, что заключенные сняли мраморную плиту под раковиной, копали под ней и ежедневно возвращали плиту на место, чтобы скрыть следы своей деятельности.

    «Я начал копать с помощью куска железа, который открутил от шкафчика, находившегося в камере несколько лет назад. Дверь в тоннель я раскапывал 20 дней. Под ней была еще одна железная пластина – я скреб ее, пока не снял».


    По словам Арды, после этого он достиг слоя бетона толщиной 15 сантиметров, однако заключенные смогли пробиться сквозь него.

    Потом главным «землекопом» стал другой заключенный – Мунадель Инифиат. Он работал, лежа на животе, в то время как другие заключенные прикрывали его.

    Проблема была не в самих раскопках, а в песке, который нужно было куда-то девать. «Мы построили для него отдельную комнатушку», – рассказал Арда. Из одежды заключенные сделали импровизированные мешки для песка.


    Прокладывая тоннель они время от времени натыкались на бетонные столбы, которые приходилось обходить. Так постепенно им удалось вырыть подземный путь длиной около 30 метров.

    «Мы копали, пока не увидели солнце без решеток. Тогда мы поняли, что добились успеха».

    Закарию Збейди пригласили присоединиться к побегу лишь за полтора месяца до решающей даты. Заключенные надеялись, что связи Збейди помогут получить им убежище под охранным арестом в Палестинской автономии.

    Арда сказал, что Збейди согласился им помочь. «Проблем с его переводом в нашу камеру не было. Он является представителем «Исламского джихада» в своем тюремном крыле и получает все, что попросит».

    «У свободы нет цены»

    Збейди подтвердил на допросе, что беглецы хотели, чтобы он помог им в переговорах с палестинскими властями. По его словам, вход в тоннель он впервые увидел в день побега. «Никто не откажется от предложения сбежать из тюрьмы, если у него будет возможность», – добавил Збейди.

    «Мы учитывали, что есть вероятность погибнуть при побеге, – признался он. – Мы думали, в нас будут стрелять со сторожевых вышек или при аресте».

    «На иврите есть поговорка: у свободы нет цены, – сказал Закария Збейди следователям. – Человек, сидящий в тюрьме, просто хочет добраться до своей семьи, как птица».

    Збейди добавил: «Все, что я делал, призвано было показать Государству Израиль мою ненависть к ситуации, в которой находимся я и мои дети. Все, чего я хочу, – это жить так, как евреи живут в Государстве Израиль. Я против оккупации и не вижу решения той проблемы, что я хочу жить свободно».

    «Я разберусь с этим завтра»

    Возвращаясь в своих показаниях ко дню побега, Махмуд Арда рассказал, что изначально побег планировался на несколько дней позже. Из его показаний вырисовывается картина катастрофического провала системы безопасности.

    Заключенные перенесли дату, потому что боялись, что их замысел раскрыт. Во время проверки один из охранников заметил песок в тюремной камере. Надзиратель пришел в камеру из-за того, что песок, который сбрасывали в канализацию, вызвал засор.

    «Он подошел к сливу и увидел, что рядом с канализацией есть остатки песка, – сказал Арда. – Надзиратель сказал: «Я приду разобраться с этим завтра». Мы были уверены, что песок выдал наш замысел, и потому решили бежать немедленно».

    Заключенные подготовили сумку с одеждой, водой, шоколадом, сигаретами и радиоприемниками. По очереди они исчезали в тоннеле. Последним в тоннель вошел сам Арда, организовавший побег.

    «Я полз десять минут в полной темноте. Потом увидел свет и понял, что добрался до конца туннеля», – вспоминал он.

    Выбравшись наружу, шестеро заключенных двинулись в направлении арабской деревни Наура. На самом деле они планировали выйти к Тамре, но потеряли ориентиры и сбились с пути.

    «По дороге мы переоделись. Мы планировали, что мой брат приедет на машине и отвезет нас в Дженин», – признался Арда.

    Заключенные вышли на зеленый свет на минарете мечети, думая, что это город Тамра, находящийся в Нижней Галилее, в 20 километрах от Акко. Однако, подойдя ближе, они поняли, что ошиблись.

    Арда сказал, что они вошли в мечеть в пять утра: «Мы помолились и ушли».

    Беглецы попросили встреченных на улице людей подвезти их в Умм-эль-Фахм, утверждая, что работают там. Однако никто не согласился.

    Позже беглецы зашли в пекарню. Арда смог достать мобильный телефон и позвонить брату. «Я попросил его приехать в Науру, он сказал, что не может, потому что спит. Я понял, что он не хочет ехать».

    В этот момент шестеро заключенных решили разделиться на пары и не говорить друг другу, куда направится каждая пара, чтобы, если их задержат, они не смогли выдать друг друга. Махмуд Арда продолжил движение в паре с Яакубом Кадари.

    «Все, кого мы просили о помощи, игнорировали нас, – сказал Арда следователям. – Только через два дня мы получили еду от нескольких человек и сто шекелей.  Мы переночевали в промышленной зоне недалеко от Афулы, потом продолжили идти в сторону Назарета и просили у людей еды и воды. Мы искали еду в мусорных баках и ели то, что находили».

    Через три дня Арда и Кадари понятия не имели, где они находятся.

    «Мы поняли, что находимся очень далеко от Западного берега, поэтому подумали о том, чтобы немного поработать в Израиле, а затем добраться до Палестинской автономии»

    Решив так, они вернулись искать еду в мусорных баках неподалеку от Назарета. В тот же вечер их арестовали.

    «Я больше не буду пытаться сбежать», – заявил Арда следователям ШАБАКа.

    В конце допроса следователь спросил Арду, где, по его мнению, тот будет через семь лет. Тот ответил: он уверен, что его освободят в рамках сделки с ХАМАСом по обмену пленными. Следователь сказал ему: «Сделки не будет. Государству Израиль нет смысла заключать сделку по обмену живых на мертвых солдат. Арда ответил: «Согласно Яхъе Синуару, израильские солдаты живы».

    «ХаАрец», «Детали», Д.Г. Фото: Нир Кафри √

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend