Wednesday 25.05.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Фото: Охад Цвигенберг
    Фото: Охад Цвигенберг

    Константин Развозов: «Израиль будет принимать 10 миллионов туристов в год»

    «Я поставил себе цель: 10 миллионов туристов в год. Помните, как все радовались, когда в 2019 году к нам приехало 4,5 миллиона человек? Но давайте сравним: в тот же год Грузия приняла больше 9 миллионов гостей, Португалия – 17 миллионов, Греция - больше 30 миллионов! Нет никакой причины, почему у нас, – со столицей трех религий, с морями, с Тель-Авивом, Эйлатом, Иорданом и другими уникальными местами, – не может так же!», – сказал в интервью «Деталям» министр туризма Константин (Йоэль) Развозов.


    – Объяснения нет, зато причины известны, их две: плохой сервис и очень высокие цены…

    – Да, впечатление от отдыха зависит от его качества. А у нас гостиницы неубранные, неухоженные: работников не хватает. Но вот сейчас мы подписали контракт, по которому еще 800 филиппинцев смогут приехать к нам работать в отелях Израиля. В дополнение к 1500 иорданцев, которые могут работать в Эйлате.

    – Почему вообще с таким трудом даются эти квоты? Почему о каждом новом ввозе рабочих министерства сообщают, как о победе в затяжном бою?  


    – Квота на гастарбайтеров – общая для всех отраслей экономики. Она рассчитывается, как 8,5 процентов от общего числа работников в Израиле, и сюда входят все: и строители, и работники по уходу за пожилыми, и сельское хозяйство, и другие. Поэтому приходится буквально отвоевывать их! В туризме есть спрос, нехватка рабочих рук – до 5000 человек в гостиничном секторе! Чтобы улучшить качество услуг, нам придется брать больше работников.

    – Что мешает расширить общую квоту на иностранных рабочих? Иорданцы же рядом, палестинцы рядом…

    – Работа для палестинцев и иорданцев – это вообще вопрос развития стратегических отношений. Хорошо бы открыть на территории ПА школу, готовящую работников для гостиничной отрасли, чтобы люди приезжали уже более квалифицированными – как минимум, на работу в отелях Иерусалима.

    Но общую квоту увеличить не дают, потому что минфин старается держать уровень безработицы на как можно более низком уровне. Не хотят, чтобы рабочие места занимали иностранцы. Приходится убеждать, что на некоторые профессии наши люди, израильтяне, не пойдут все равно! Я думаю, что сейчас минфин согласится на послабление, там растет понимание реальной ситуации, и процент квоты увеличат.


    Несмотря на «корону», сам рынок чувствует потенциал. Около 40 новых гостиниц сейчас строится. У нас спрос превышает предложение, особенно в «прайм-локациях», таких как Эйлат и Мертвое море, это порождает безумные цены. Но прямо сейчас на Мертвом море строят 4000 новых номеров, и еще 2000 в Эйлате. Чтобы стимулировать рост, мы возвращаем инвесторам 20 процентов вложений, без учета цены земельного участка – только за строительство, согласно закону о стимулировании инвестиций. 200 миллионов шекелей в год выделяется на эти возвраты для тех, кто соответствует критериям. Даем в тех регионах, в первую очередь, где хотим развивать туризм.

    Нужно понять, сколько нужно гостиничных номеров и где, какие есть альтернативы. Сегодня новое явление – глэмпинг: палаточные городки, но каждая палатка с кондиционером, душем, всеми удобствами... Я попросил, чтобы мне нашли 100 участков для создания таких городков, потому что в наше «посткоронное» время люди хотят больше быть на воздухе. А у нас пустыни и Голанские высоты... Сейчас ищем, где мы cможем эти глэмпинги размещать. Министерство будет готовить инфраструктуру, а созданием городков займутся предприниматели.

    Мы делаем акцент на пустыню Негев. Я был в Вади Рам, около Акабы – там столько возможностей! Почему мы не можем это использовать? Наша цель – увеличить предложение в разы, чтобы «догнать» потенциальный спрос. Цифра в 10 миллионов не с потолка мною взята, это результат расчетов и оценок.


    – Что «просело» во время «короны»?

    – Инфраструктура, рассчитанная только на иностранцев. Например, гостевые дома для паломников. Но для внутреннего туризма они в нынешнем их виде не подходят, потому что израильтяне хотят селиться в номерах более высокого уровня. Сейчас под это я пытаюсь разработать программу, которая позволит возвращать отелям частично деньги за ремонт. Это адаптирует такие гостевые дома под израильтян, тогда в разных местах страны появятся более дешевые альтернативы. Заодно обновим старые гостиницы – в Назарете, Тверии. Если там будут хорошие отели, но в 2-3 раза дешевле, чем в Эйлате, это снизит давление на Эйлат, чем тоже несколько удешевит его для заграничных гостей.

    – Но складывается впечатление, что во время корона-кризиса помогают только отелям, а не гидам и не турагентствам?

    – Экскурсоводы получат, в общей сложности, 25 млн шекелей, вот каким образом: мы приобрели 25000 экскурсий, каждая по 1000 шекелей. Эту программу мы реализуем через Управление заповедников и парков: у них проводят экскурсии. Даже если гид сам сформировал группу и обратился в Управление с просьбой об экскурсии, ему тоже заплатят. Или проведет 5 человек по Яффо – и получит деньги за несколько часов работы.

    Конечно, есть критерии, и соискателя попросят заполнить декларацию о потерях: ведь мы знаем гидов, которые продолжают работать и у них все хорошо. Но тем, кто пострадал – поможем. Я вижу в гидах основу всего туризма, их очень важно сохранить в профессии. По нашим данным, на эту программу оплаченных экскурсий попадут где-то 500-600 гидов, получится где-то по 30 000 шекелей на каждого, это хорошие суммы.

    Далеко не для всех из 7 тысяч гидов в Израиле это – основная профессия. Большинство работают где-то еще, совмещают… Тем, кто больше ничем не занимается, мы временно предлагали разные работы, позволяющие получать порядка 11 тысяч шекелей в месяц.

    – Какие?

    – Участвовать в эпидемиологических исследованиях, например. Или проводить тестирование на коронавирус в школах. Если человек говорит, что вынужден вскрыть накопления, отложенные на детей, но в то же время не идет временно поработать за 10-11 тысяч, то у меня нет лучшего предложения для него, и нет другого ответа!

    Минфин говорит: а чем гиды отличаются от других? Да, они пострадали, но ведь, например, и Управление аэропортов уволило рабочих, так почему же одним надо давать деньги, а другим нет? Поэтому добиться выплат для них я не смог. Но министерство организовало эту программу «экономической безопасности», и сейчас ее нужно как можно быстрее реализовать.

    Теперь о гостиницах: мы стремимся помочь именно маленьким отелям, доход которых сократился на 40% или более, потому что большие сети упали меньше, они зарабатывают на внутреннем туризме. А вот маленькие бутики в Назарете, Тель-Авиве, Тверии, Иерусалиме, которые вообще пустыми стоят, – получили поддержку. Нам важно, чтобы они выдержали, иначе мы не сможем потом нарастить число туристов

    – Этот критерий получения помощи, падение на 40 процентов как минимум, нельзя ли смягчить, снизить до 25 процентов, например, чтобы помочь большему числу пострадавших бизнесов?

    – Тогда пришлось бы и некоторым из больших сетей доплачивать, а они все же в лучшем положении, относительно. 40 процентов – правильная оценка по всем подсчетам, она согласована с Ассоциацией отельеров Израиля.

    И фирмы, отвечающие за въезд иностранцев, получили поддержку в размере 60 млн шекелей. А вот турагентства денег не получают, потому что они, по мнению минфина, вывозят деньги за границу. Я с этим не согласен. Когда мы закрываем небо, они страдают. Но они сегодня – в ведении министерства экономики, хотя я хочу их видеть в министерстве туризма, и работаю над этим.

    – Что со «Спутником V», привитые им смогут приехать в Израиль?

    – Пока ВОЗ не признает «Спутник V», мы будем принимать привитых этой вакциной, но требовать дополнительно серологический тест. Прямо в аэропорту. Есть индикация, что «Спутник» может быть признан Всемирной Организацией Здравоохранения в феврале, тогда вопрос вообще снимется. Пока у нас – промежуточный этап, потому что минздраву, по его словам, не хватает исследований, насколько «Спутник V» защищает от «омикрона». Тем не менее, я настоял на заседаниях правительства, чтобы въезд для привитых этой вакциной не закрывали вообще, а ограничились дополнительным тестом.

    – Однако Россия нас по-прежнему не пускает?

    – У каждого государства свои критерии и ограничения. Да, Израиль пока – в списке стран, жители которого не могут въехать в Россию, наряду с государствами Евросоюза. Я стараюсь договориться, чтобы Россия начала пускать израильтян. Лучше бы, чтобы это произошло обоюдно.

    – Наибольшее внимание прессы было привлечено, однако, не к вашим мерам по развитию отрасли, а к реформе кашрута. Каким боком она коснется отелей?

    – Кашрут в гостиничном секторе, по данным Ассоциации гостиничного бизнеса, обходится в 368 млн шекелей: точнее, отели переплачивают эту сумму. Например, 40 миллионов шекелей переплачивают только за зеленые листья салата, из-за того, что их нельзя мыть на кухне, но обязательно надо получать уже вымытыми только из одного определенного места, на которое указал Главный раввинат.

    Почему листья нельзя купить на рынке и помыть под краном?! Кроме того, контролеры кашрута занимают номера – объясняя, что уже поздно домой возвращаться, дескать, далеко живет и можно не успеть до наступления праздника или шабата. А может еще и всю семью с собой привезти и поселить. Это – распространенная практика.

    Чем реформа кашрута министра по делам религий Кахане поможет индустрии туризма? Когда сразу несколько ведомств будут предоставлять услуги кашрута, а не только Главный раввинат, каждый отель сможет выбрать того поставщика, который ему ближе. Можно будет выбрать одного контролера сразу на несколько гостиниц. Можно будет продукты покупать в другом месте, с другой печатью о кашруте.

    Я сразу скажу: будут гостиницы, которые захотят остаться подконтрольными именно Главному раввинату – потому что многие религиозные израильтяне выбирают только гостиницы «глад кошер», когда отправляются в поездки по стране. Но другие могут предпочесть реформистский кашрут, если они ориентированы на туристов, скажем, из Америки. Открытый рынок, который, конечно, не сформируется за один день, зато с его развитием затраты отелей снизятся.

    – Однако доля затрат на кашрут в цене номера и сейчас не очень высока: считанные десятки шекелей…

    – Конкуренция – это всегда хорошо. Мы же, как я рассказал, не только кашрутом занимаемся, чтобы снизить цены. Когда в 2019 году к нам приехало 4,5 млн туристов, они принесли Израилю 23 млрд шекелей. И еще 16 млрд принес тогда внутренний туризм. Когда мы доведем число иностранных туристов до 10 миллионов в год, только они, без внутреннего туризма, принесут огромные деньги – 60 миллиардов. И я понимаю, что десятимиллионного туриста в аэропорту будет встречать в торжественной обстановке, скорее всего, уже другой министр. Но сейчас все средства и все ресурсы я направляю на создание фундамента для этого достижения.

    Эмиль Шлеймович, «Детали». Фото: Охад Цвигенберг˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    "Заповедник": сатирическое шоу

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend