Фото: Илан Асаяг

Конец истории или исторических партий?

Партия «Авода», преемница исторической МАПАЙ, продолжает терять популярность. «Еврейский дом» — преемник МАФДАЛ, тоже историческая партия и среда обитания религиозного сионизма – может не преодолеть электоральный барьер. Процесс исчезновения исторических, то есть идеологических партий начался задолго до нынешней избирательной кампании.

Два примера: МАПАМ и «Ахдут ха-Авода», сыгравшие важную роль в создание государства и формировании его характера, исчезли. На 71-м году существования государства все больше избирателей говорят: история подходит к концу. Таково мнение не только голосующих за партии на один-два срока, но и избирателей «Ликуда».

Есть существенное различие, даже полярное, между двумя оставшимися в живых историческими партиями. Идейная сила «Еврейского дома», несмотря на ожидаемое сокращение представительства в кнессете, растет и оказывает значительное влияние практически во всех областях. Он намечает «Ликуду», и не только ему, идеологический, а, следовательно, и практический путь. С другой стороны, сила «Аводы» потеряна, идеи социализма потухли, и в последние десятилетия эту партию покидают из-за отсутствия актуальной содержательной программы, которая в свое время сделала ее строителем государства. Сегодня избиратели не понимают, что отличает эту партию от других на политической арене, а деятели национального масштаба больше не рвутся в нее. Отсутствие лидеров выхолащивает ее идеологически и организационно.

Как это ни парадоксально, «Еврейский дом» оказался в нынешнем шатком положении именно потому, что у него есть много того, чего нет у «Аводы». Почти каждая партия, как старая, так и новая, пытается ввести в свой список заметные фигуры из рядов религиозного сионизма. В прошлом партии держались подальше от поселенческих лидеров, сегодня они обхаживают общественных деятелей, поселенцев и военных, которые выросли в лагере религиозного сионизма. Когда начали создаваться поселения в Иудее и Самарии, кибуцники учили парней из Гуш-Эмуним. Сегодня Пинхас Валлерштейн, Зеэв (Замбиш) Хевер и их друзья помогают кибуцам, стоящим на грани краха, набирают для них поселенцев, а движение «Амана» строит дома.

«Аводе» не хватает духовного руководства, у «Еврейского дома» его, похоже, имеется в избытке. Этот избыток и является одной из основных причин его электоральных проблем. Сегодня раввины религиозного сионизма, как и их коллеги в ультраортодоксальных партиях, диктуют политику. И интересы также начинают совпадать: финансирование сотен йешив и других учреждений. По их мнению, эти интересы можно обеспечить только в том случае, если «Еврейский дом» продолжит быть секторальной партией.

Айелет Шакед и Нафтали Беннет пытались ограничить влияние раввинов. Не сумели, ушли и создали «Новых правых». Это привлекает, как видно из опросов, значительную часть национально-религиозного лагеря. Большинство жителей «Еврейского дома» решили выйти в большой мир и донести свои идеи и ценности — не обязательно те, которые пропагандировали раввины — до широкой общественности. В этом смысл притока «вязаных кип» в «Ликуд» и другие партии. Не из-за их политической силы Яир Лапид, Бени Ганц и руководители других партий приглашают сыновей и дочерей религиозного сионизма в свои списки.

Даже если на этот раз «Еврейскому дому» удастся преодолеть электоральный барьер, нет никаких сомнений, что его эпоха подходит к концу. Яир Шелег, исследователь идеологии национально-религиозного лагеря, называет это «парадоксом успеха».

Исраэль Харэль, «ХаАрец», И.Н.

Руководство «Аводы» летом 2018 года. Фото: Илан Асаяг


Реклама

Анонс

Реклама



Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend