Friday 28.01.2022|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    AP Photo/Chris Szagola
    AP Photo/Chris Szagola

    Кому нужна победа Трампа?

    Если бы американского президента выбирали россияне, вопроса о том, кто победит на предстоящих выборах, не возникло бы. По данным сентябрьского опроса Левады-центра, втрое больше россиян симпатизируют сейчас Дональду Трампу (39 процентов из тех, кто следит за американскими выборами), чем Джо Байдену (13 процентов).


    Глобальный опрос в 37 странах, проведенный в 2017 году исследовательским центром  Pew Research Center, показал, что только в двух странах тогда относились к Трампу лучше, чем к его предшественнику Обаме: в России и в Израиле. Резко негативно оценили Трампа по итогам первого года его президентства в Канаде, Великобритании, Австралии, Южной Корее, где более 80 процентов опрошенных продемонстрировали позитивное отношение к Обаме, и менее 20 процентов – к Трампу.

    Четыре года назад российский телевизор превратился в рупор предвыборной агитации за Трампа и в сливной бачок для компромата против Клинтон. В итоге в ноябре 2016 года «за Трампа» были 60 процентов россиян, и только 5 процентов выбрали бы Клинтон. Глава пропагандистского телеканала RT Маргарита Симоньян в ноябре 2016 года заявила, что в честь победы Трампа намерена ездить на машине с американским флагом. Лидер ЛДПР устроил по этому случаю банкет с шампанским, выразил уверенность, что при Трампе «США меньше будут вмешиваться в чужие дела» и произнес тост «за новую внутреннюю и внешнюю политику США и улучшение отношений с Россией». Но после 4 лет президентства Трампа у обитателей Кремля и его окрестностей несколько поубавилось надежд на то, что он поддержит Путина в его авантюрах. При Трампе усилилась санкционная политика, проводимая Обамой: за четыре года было принято 46 американских законодательных актов по введению новых санкций. А голубую мечту Путина – идею провести «Ялту-2» в виде саммита пяти ядерных держав, входящих в Совет Безопасности ООН, на котором быстренько попилить планету на сферы влияния – Трамп просто проигнорировал.

    Но, несмотря на это, Кремль по-прежнему считает Трампа российским активом в американской политике. Убежденность российского начальства, что «Трамп наш», содержит примерно равные доли иллюзий и реальности. Путин в телеинтервью 7 октября 2020 года заявил, что «намерения Трампа не реализованы», но в оправдание «друга Дональда» сообщил, что это связано с вашингтонским двухпартийным консенсусом и с инертностью администрации. То есть, в представлении Путина и его окружения, только то, что Трамп не смог полностью осушить «вашингтонское болото», не позволяет ему признать оккупацию Крыма и поделить мир на сферы влияния, оставив за Россией постсоветское пространство и всю территорию «русского мира».


    Выгоды, которые Кремль извлек из президентства Трампа, стоит разделить на символические и реальные. Символической выгодой можно считать то, что президент самой могущественной страны мира публично демонстрирует явную симпатию к Путину, разделяет вместе с Путиным и его информационной обслугой презрение к демократии и всей этой болтовне о правах человека. Это пробивает брешь в едином строю Запада в его противостоянии Путину, стремящемуся вернуть в обиход нормы позапрошлых веков, когда миром правили империи с их правом сильного.

    Реальные выгоды Кремль смог приобрести благодаря некоторому отходу США от роли «мирового шерифа» в период президентства Трампа. Возникший в результате этого отхода вакуум и хаос дал Путину шанс глубже залезть на Ближний Восток, в Африку, на Балканы и в другие регионы.

    Израиль имеет намного больше реальных оснований считать себя бенефициаром победы Трампа в 2016 году, чем путинская Россия. Решение Трампа о переносе американского посольства из Тель-Авива в Иерусалим де-факто означало признание этого города столицей Израиля, что гарантирует действующему президенту голоса евангельских христиан и части американских евреев. Нормализация при посредничестве Трампа отношений Израиля с ОАЭ и Бахрейном, а также недавний анонс нормализации с еще пятью арабскими странами, среди которых, по данным Fox News, Марокко, Оман и Судан, выглядит вполне увесистым основанием для политиков и граждан Израиля считать, что президентство Трампа – это «хорошо для Израиля, а значит, и для евреев».

    То, что Трамп – это хорошо для Путина и его режима – факт несомненный. Как и то, что отход США при Трампе от роли главного защитника прав человека в мире – это большой подарок всем диктатурам планеты. Вопрос о том, хорош ли Трамп для Израиля и для евреев, несколько сложнее. Во-первых, потому, что это не один, а как минимум два вопроса.

    Большинство американских евреев намерены голосовать против Трампа. Как и большинство американцев с высшим образованием и выпускников американских вузов, для которых победа Трампа в 2016 году стала трагедией, а понятие Tramp Anxiety Disorder («тревожное расстройство Трампа») превратилось в устойчивый термин, используемый американскими врачами. И сегодня, по данным Американской психологической ассоциации, около 70 процентов взрослых граждан США воспринимают предстоящие выборы как значительную психологическую нагрузку.

    Причина в том, что Трамп – это реальная катастрофа для Америки, а учитывая роль США для планеты – то и для всего остального мира. Я в курсе, что при нем экономика США шла в гору. В курсе, что на него буквально молятся фермеры (75 процентов – за Трампа) и те, кто благодаря его экономической политике смог получить работу. Все так! Но это не отменяет того факта, что за четыре года президентства Трампа в США многие стали воспринимать как норму ложь, хамство, клевету и ксенофобию.


    В России это случилось на полтора десятка лет раньше, когда множество людей, среди которых было немало демократов и либералов, поддерживали Путина, полагая, что растущая экономика и рост благосостояния граждан – а при Путине в нулевые годы благосостояние реально росло – искупают тот ущерб, который нанесен демократии, правам человека и чувству собственного достоинства граждан, которое Путин оскорблял своей беспрерывной ложью.

    Отдаю себе отчет в том, что Россия – не Америка. Но надежда на то, что демократические институты, опирающиеся на мощный фундамент политической культуры, сами не позволят Трампу себя разрушить, может оказаться иллюзорной. К предшественникам Трампа не возникал вопрос, уйдут ли они мирно, если проиграют выборы. К Трампу этот вопрос возник, и он затруднился на него ответить. Трамп – главный источник, генератор и поджигатель фитиля под тем глубоким социальным и расовым конфликтом, который разгорелся в США и в эпицентре которого 45-й президент Америки чувствует себя весьма комфортно.

    Трампизм, помимо стирания граней между добром и злом – еще и отход от политики глобализации, благодаря которой планета 75 лет прожила без большой войны. Тактика двусторонних сделок, мастером которой Трамп себя считает, способна приносить сиюминутную выгоду, но в целом является откатом в прошлое, а точнее – в позапрошлое столетие. Вопрос, хорошо ли тогда было евреям, является риторическим. Вопрос, хорошо ли будет Израилю и евреям, если Трампа изберут еще на 4 года, является как минимум спорным.


    Игорь Яковенко, «Детали». AP Photo/Chris Szagola˜

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

    DW на русском: главные мировые новости

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend