Friday 22.10.2021|

    Партнёры

    Партнёры

    Партнёры

    Загрузка...
    Atomic Energy Organization of Iran via AP
    Atomic Energy Organization of Iran via AP

    Главнокомандующий по Ирану: «В Тегеране смотрят на 30 лет вперед»

    «Почти все, что происходит на Ближнем Востоке, связано с Ираном, – сказал генерал-майор Таль Кальман военному обозревателю «Маарива» Талю Лев-Раму. – Не все понимают, что с точки зрения Израиля Иран – это не только Иран, но и Сирия, Ирак, Йемен, Ливан, а также Газа. Нужно смотреть на общую картину, мотивы, центры тяжести и связи».


    В июне 2020 года в ЦАХАЛе было создано новое Управление стратегии и «третьего круга» (то есть более удаленного) во главе с Кальманом. Угрозы первого круга включают страны и образования, имеющие границу с Израилем, такие как Сирия, Ливан и Газа. Второй круг включает такие страны, как Ирак и Йемен, а третий – это в основном Иран, поэтому Кальмана неофициально называют «главнокомандующим по Ирану».

    У Ирана нескрываемое стремление быть региональной державой, а также потенциал стать таковой с точки зрения огромных запасов энергии, образованного населения, мощной армии и развитой военной промышленности. «И, – добавляет Кальман, – есть только одна проблема: у Ирана, страны с экстремистской идеологией, есть также стремление уничтожить Государство Израиль».

    – В какой степени их конкретные действия в последние годы проистекают из этой идеологии?


    «Иран принимает меры и готов заплатить высокую цену за реализацию своего видения. У этого режима хватает терпения, у него долгосрочная стратегия. Они не смотрят на завтрашнее утро, они нацелены на 30-40 лет вперед».

    Для Кальмана важно объяснить, почему конфронтация с Ираном касается не только ядерной проблемы и почему в рамках своей деятельности он должен подготовить планы конфронтации с ним не только на его территории, но и на других фронтах, некоторые из которых ранее не находились на картах угроз.

    «Вы видите, что медленно и постепенно они стремятся к реализации своего плана. Еще десять лет назад мы бы говорили только про Иран и, может быть, также «Хизбаллу» в Ливане. Но события в Сирии, Ираке, Йемене и, конечно же, в секторе Газа, в последние годы изменили картину. Это страны и территории с низким уровнем государственного управления, и Иран строит там прокси-силы с военным потенциалом, оснащая их лучшим оружием своей высокоразвитой военной промышленности и стремясь приблизить кольцо угроз ближе к Израилю».

    – И это означает способность Ирана отдавать прямые приказы во всех этих местах?

    «В некоторых местах есть возможность отдавать прямые приказы, а в других есть местные элементы и прокси-силы с дополнительными интересами. Не всегда иранцы могут нажать на кнопку, но в некоторых случаях – да. Особенно когда речь идет о силах «Аль-Кудс», которые входят в Корпус стражей исламской революции.

    Шиитская ось расширяется, и Иран ведет с нами долгосрочное стратегическое соперничество. Удивительно, что, несмотря на высокую цену для иранских граждан, несмотря на жесткие санкции США, «корону» и внутренний экономический спад, который, возможно, является самым тяжелым в Иране со времен войны с Ираком в 1980-х годах, Тегеран упорно придерживается своей стратегии».


    – Распространение Ирана на Ближнем Востоке, кажется, не очень беспокоит страны мира, включая наших союзников. Возможно ли, что Израиль одинок в противостоянии Ирану?

    «Нет сомнений в том, что ядерная проблема является сильнейшей опасностью, она представляет собой реальную угрозу для Государства Израиль. Ядерная сделка с Ираном также означает гонку ядерных вооружений, которая изменит Ближний Восток.

    Это проблема не только Израиля, это глобальная проблема, которая повлияет на стабильность на всем Ближнем Востоке, а это все еще район, который является важным перекрестком транспортных путей между различными частями света».


    «Соглашения Авраама»

    Кальман большую часть своей военной карьеры провел в качестве летчика и командира в ВВС. Наряду с описываемыми им угрозами Кальман хочет указать на огромные стратегические последствия соглашений о нормализации отношений со странами Персидского залива и другими арабскими странами.

    Сотрудничество и связи между странами – часть его работы, и можно думать, что посещения некоторых из этих стран занимает значительную часть в его расписании.

    «В прошлом году происходил процесс, который не менее драматичен по своему влиянию на ландшафт Ближнего Востока на десятилетия вперед, – подчеркивает он. – Здесь есть реальный потенциал для создания умеренной оси против иранской шиитской оси. Это означает, что Хаменеи должен быть обеспокоен этим процессом, который нарушает его видение и может ограничить его региональные устремления».

    – Какие это страны?

    «Страны, с которыми мы подписали соглашения, такие как Бахрейн, Судан и Марокко, но также страны, которые еще не заключили с нами соглашения (но динамика такова, что в течение двух или трех лет возможно перейти от неформальных отношений к формальным), такие как Саудовская Аравия, Оман, Кувейт. И я еще назову Кипр и Грецию. Потому что есть еще один фактор – Турция, источник агрессии в Средиземноморском бассейне, что может затронуть наши экономические интересы».

    – Турция не  обеспокоена действиями Ирана?

    «Обеспокоена, но также и сотрудничает с ним».

    – Вы продвигаете союзы в сфере обороны с этими странами?

    «Недавно был сделан важный шаг, после подписания «соглашений Авраама» Израиль перешел из ведения Европейского командования вооруженных сил США (EUCOM) в зону ответственности Центрального командования (CENTCOM), которое действует на Ближнем Востоке. Это создает возможность для расширения сотрудничества».

    – А что будет, если в этих странах свергнут правительство и изменятся их интересы?

    «Это часть смены парадигмы, которую необходимо провести. Мы не можем решить, что не делаем чего-то из-за того, что может произойти в будущем. Мы должны делать то, что считаем нужным, и поддерживать достаточный запас прочности».

    Ядерная сделка

    – Ядерное соглашение: что с ним происходит?

    Кальман отмечает тупик в переговорах между Ираном и «шестеркой», в то время как, по предыдущим оценкам администрации США, возврат к ядерной сделке будет происходить быстро. Между Израилем и США существуют значительные разногласия по этому поводу. Американцы хотели сначала вернуться к соглашению, а только потом улучшить его, в то время как в Израиле предпочли бы, чтобы новое соглашение, если оно будет подписано, не повторяло бы ошибки предыдущего.

    «В настоящее время можно выделить три возможных сценария, – поясняет Кальман. – Первый, наименее вероятный, заключается в том, что в течение нескольких месяцев произойдет возврат к соглашению. Второй сценарий, который на данный момент кажется наиболее вероятным, – это то, что мы называем «топтаться на месте и ползти». То есть топтаться на месте в переговорах и ползти – в продвижении ядерной программы, но не мчаться галопом. Третий сценарий – Иран решает совершить прорыв в своей программе.

    С приходом Раиси к власти в качестве нового президента Иран сейчас находится в процессе формулирования своей ядерной политики. Я понимаю, что они не торопятся возвращаться к ядерной сделке, но, по моей оценке, в долгосрочной перспективе они все же стремятся вернуться к ней. Они не хотят оставаться под очень жесткими санкциями. Но они хотят лучших условий, так что это займет много времени».

    – Сколько? Месяцы? Годы?

    «Невозможно знать точно, но я говорю о многих месяцах. В этой промежуточной ситуации определенно есть риск, потому что в определенное время они могут принять решение пойти на прорыв».

    – Как вы определяете ядерное пороговое состояние?

    «Страна, которая может произвести бомбу за относительно короткий период времени, является «пороговым» государством. Иран уже сегодня находится на пороге, и вопрос в конкретных сроках».

    (Как сообщает «Нью-Йорк таймс», Иран сможет получить материалы, необходимые для производства одной ядерной бомбы, в течение месяца, но ему еще потребуется значительное количество времени, чтобы превратить ее в действующую боеголовку.

    Эксперты, ознакомившиеся с новой информацией, собранной Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ), заявили, что интенсивное обогащение урана Тегераном в последние месяцы вывело его на уровень, которого не было с момента подписания ядерной сделки в 2015 году. – Прим. «Деталей»).

    «Детали», по материалам израильских СМИ, И.Н. На снимке: глава Организации по атомной энергии Ирана Мохаммад Эслами (в центре) выступает во время совместного брифинга с генеральным директором МАГАТЭ Рафаэлем Мариано Гросси (второй справа) в Тегеране 12 сентября 2021 года. Иран разрешил инспекторам установить новые карты памяти в камеры наблюдения на своих ядерных объектах и ​​продолжить там съемку, предотвратив дипломатический конфликт. Atomic Energy Organization of Iran via AP √

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
    МНЕНИЯ
    ПОПУЛЯРНОЕ
    Размер шрифта
    Send this to a friend