Главный » Общество » Уважаемый кнессет-женоненавистник

Уважаемый кнессет-женоненавистник

В гостиной расположился слон и, как обычно, никто о нем не говорит. В кнессете 20-го созыва из 120 избранников народа было 35 женщин, и это рекордное число за все время существования нашего парламента, но все же меньше 30 процентов. И даже когда женщины попадают в храм демократии, выясняется, что он – святилище женоненавистничества, где правят стереотипы.

Успехи Колет Авиталь объясняли вымышленным романом с Шимоном Пересом, успехи Юли Тамир – связями с Эхудом Бараком. Лимор Ливнат приглушила и изменила свой, по ее словам, «пронзительный» голос и носила брючный костюм. Яэль Даян была в ярости от того, как Рехавам Зеэви обходится с депутатами-женщинами, а Шели Яхимович расскажет вам, что в комиссии по иностранным делам и обороне никто не прислушивается к тому, что говорит женщина.

Броня, которая должна гарантировать заниженное представительство женщин в кнессете, и при этом создавать впечатление, будто мы продвигаемся к равноправию, приводила к разрушительной конкуренции между женщинами-депутатами, загнанными в щели гарантированных мест.

В ходе своей парламентской деятельности женщины-депутаты кнессета прежних созывов, бывшие своего рода первопроходцами, убеждались в том, что необходимо вести себя в соответствии с кодами, принятыми в мужском клубе, включая крик. А когда они вели себя подобно своим коллегам-мужчинам, их обвиняли в агрессивности. Если эта черта присуща мужчинам, она должна вызывать уважение, если женщинам – презрение.

В эпоху политкорректности все это не слишком изменилось, и пока в кнессете есть хоть один Орен Хазан, то, как ясно следует из телеочерка Дафны Лиэль, там ничего не изменится.

Все это, к превеликому сожалению, характерно не только для кнессета и не делает его в этом смысле исключительным. В патриархальном обществе женщины, которые впервые оказываются на ключевых должностях в мужском окружении, знакомятся с правилами силовых игр и среди них всегда находятся те, кто их усваивают, чтобы продвинуться. В этом отношении со времен Голды Меир до дней Мири Регев, действительно, ничего не изменилось.

В отношении равенства гендерного представительства Израиль находится на 56 месте в мире. Как и следовало ожидать, список возглавляют скандинавские страны, а замыкают, где-то на сотых местах, страны арабского мира. Оставляя в стороне вопрос о том, насколько важным видится равное представительство женщин в различных партиях, достаточно окинуть взглядом слона, расположившегося в гостиной, чтобы понять, где на самом деле находится стеклянный потолок: сотни тысяч женщин из религиозного сектора начисто лишены представительства. Арабские женщины также не представлены в достаточной мере в кнессете. А эти два сектора составляют 30 процентов населения.

Когда явится Мессия, тогда, быть может, что-то изменится. Но пока этого не произошло, на равенство рассчитывать не приходится. В лучшем случае, еще одна-две женщины в новом кнессете, и в следующем тоже. Когда избранники-мужчины окинут взглядом зал пленарных заседаний кнессета и увидят вокруг привилегированное большинство избранников-мужчин, они будут и впредь говорить с ними и мужским электоратом на языке гегемонии. Тут похлопают кого-то по ягодицам, там намекнут о политике, которая делается в постели, добавят еще одно оскорбительное для женщин высказывание – так что через четыре года и через восемь лет можно будет показать по телевизору еще один очерк о сексизме и женоненавистничестве

Ариана Меламед, «ХаАрец», М.Р., К.В.

Фото: Томер Аппельбаум


Реклама

Анонс

Реклама

Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend