Госконтроль над СМИ в Израиле: как это было

23 февраля в возрасте 87 лет скончалась уроженка Румынии Дина Горен, которая долго была связана с «Голосом Израиля» и очень рано поняла, что идет на смену радио.

Журналистскую карьеру Горен начала в 1950 году, отозвавшись на объявление телеграфного агентства, которому был нужен переводчик с английского на иврит, умеющий печатать на пишущей машинке.

В 1953 году Горен взяли на радиостанцию «Голос Израиля», где она  стала первой женщиной-редактором в отделе новостей на иврите. Со временем она привыкла, что на другом конце телефонного провода могут оказаться руководители государства, крайне озабоченые тем, что и как передавалось по радио.

Так, однажды Дине Горен позвонил разгневанный Моше Шарет: «Говорит глава правительства. У вас в сводке новостей была грубейшая ошибка. Вы сказали «цомет ГэА», а надо «цомет ГЭа».

Но в большинстве случаев руководителей государства заботили намного более серьезные вопросы радиопередач, которые они тщательно проверяли. Как написала Горен в своих мемуарах, «оглядываясь назад, меня удивляет, что не только мне, но и всем остальным даже в голову не приходило, что в этом плотном контроле есть что-то неподобающее». Так, Тедди Колек, управделами Бен-Гуриона, и его личный секретарь Ицхак Навон регулярно звонили заведующему отделом новостей или дежурному редактору и давали точнейшие указания «что можно, а что нельзя передавать в новостях». Кстати, Навон был учителем арабского языка молодой Дины.

Одновременно в редакцию звонили из канцелярии пресс-секретаря ЦАХАЛа, чтобы проинструктировать журналистов, на каких сообщениях делать акцент, что выделить, а чего не выделять, когда дело касалось сферы безопасности.

В 1964 году Горен стала зав. тель-авивским отделом новостей «Голоса Израиля» и в этом качестве не раз заменяла гендиректора Гостелерадио на заседаниях Совета редакторов, где они встречались с руководителями государства, которые инструктировали их по поводу того, о чем категорически запрешалось сообщать читателям и слушателям. За исключением редчайших случаев, редакторы, польщенные таким доверием властей, с готовностью выполняли указания. По воспоминаниям Горен, система работала просто и эффективно: «Нас посвящали в государственные и военные тайны – не для печати, и, таким образом, делали соучастниками всех секретов властей, о которых я не могла рассказать даже мужу. Единственным, кто время от времени возражал против такой зависимости, был редактор «ХаАрец» Гершом Шокен».

Дина Горен добавила, что готовность редакторов сотрудничать с властями в сокрытии информации от общественности не раз использовалась для сокрытия того, что не имело никакого отношения ни к безопасности, ни к внешней политике государства. Например, стоило «Аль ха-Мишмар» опубликовать журналистское расследование о коррупции в пенсионной кассе сотрудников Еврейского университета, как профессор Игаль Ядин появился перед Советом, чтобы описать, какой ущерб это причинит университету, в первую очередь – сбору пожертвований заграницей.

В самый канун Шестидневной войны Дина Горен была очевидцем знаменитого заикания Леви Эшколя, который в радиостудии читал по бумажке обрашение к народу, написанное министром Исраэлем Галили. Перепуганная тем, что такая запись может выйти в эфир, Дина Горен бросилась к министру без портфеля Галили, отвечавшему за службу информации.  Уставившись на нее пугающими голубыми глазами, «Галили сказал, что не придает заиканию премьера никакой важности и это никак не повлияет на общественность». История показала, что он ошибся, а она была права.

В 1968 году Горен перешла на «Галей ЦАХАЛ», где стала зам. командира. А потом занялась профессиональной подготовкой целого поколения израильских журналистов, обязанных ей лучшим пониманием своей работы. У Горен были две пионерские книги – «Секретность, безопасность и свобода прессы», опубликованная в 1971 году на основе ее докторской диссертации «Журналистика в осажденном государстве», и вышедшая в 1975 году книга «Масс-медиа», где она точно предсказала революцию интернета, который назвала «приодетым телевиденьем», способным обречь человека на рабство, независимо от того, в какой географической точке он находится.

Офер Адерет, «ХаАрец», Р.Р.

На фото: в студии «Голоса Израиля» (1959). Фото: Моше Придан. Wikipedia public domain 

Реклама

Анонс

Реклама


Партнёры

Загрузка…

Реклама

Send this to a friend